Николай АСТАФЬЕВ. АФАНАСИЙ ФЕТ О ЗДРАВОМ РУССКОМ СМЫСЛЕ. Опальные стихи к подножию памятника Александру Пушкину

Автор: Николай АСТАФЬЕВ | Рубрика: ЛИТЕРАТУРОВЕДЕНИЕ | Просмотров: 470 | Дата: 2017-06-13 | Комментариев: 0

 

Николай АСТАФЬЕВ

АФАНАСИЙ ФЕТ О ЗДРАВОМ РУССКОМ СМЫСЛЕ

Опальные стихи к подножию памятника Александру Пушкину

 

В переходах петербургского метро, увидев рекламные щиты со стихами Афанасия Фета («Шёпот, робкое дыханье…» и «Я пришёл к тебе с приветом…»), я невольно подумал, а как бы горожане встретили другие, не столь часто цитируемые строки поэта:

На этом торжище, где гам и теснота,

Где здравый русский смысл примолк как сирота,

Всех громогласней тать, убийца и безбожник…

 

О, как злободневно звучат они в контексте нашего времени, когда всё активнее обсуждается вопрос о судьбе русского народа, статус которого до сих пор не прописан в Основном Законе Российской Федерации, а с телеэкранов в наши дома то и дело врываются до боли знакомые герои современных телесериалов, среди которых так много упоминаемых Фетом воров, убийц и безбожников!

Вышеупомянутые строки я привёл из стихотворения Афанасия Фета «На 26 мая 1880 года», имеющего подзаголовок «К памятнику А.С. Пушкина», неизвестный автограф которого был случайно обнаружен мною 27 августа 2016 года в одном из антикварных магазинов Санкт-Петербурга. Это гениальное стихотворение было написано А.А. Фетом по случаю предстоящего открытия в 1880 году памятника Пушкину в Москве, планируемого на 26 мая (день рождения Пушкина), но перенесённого на 6 июня в связи со смертью императрицы.

Это стихотворение должно было быть публично прочитано на торжественных заседаниях московского Общества любителей российской словесности, состоявшихся 7 и 8 июня 1880 года, где с речами о Пушкине выступали Тургенев, Достоевский и другие известные писатели. «Стихотворение же Фета, как выясняется из примечаний к нему (А.А. Фет. Вечерние огни. «Литературные памятники». Издание подготовили Д.Д. Благой, М.А. Соколова. 2-е издание, Издательство «Наука», Москва, 1981, с.654-655), полемически заострённое против революционно-демократической, гражданской поэзии, прочитано не было».

На мой взгляд, эти «чудесные стихи» даже в принципе не могли быть направлены «против праздника», как почему-то полагал Страхов в письме Фету от 12 июня 1880 года, поскольку Александр Сергеевич Пушкин был любимым поэтом Афанасия Афанасьевича Фета. Как признавался сам Фет в письме на имя московского Общества любителей российской словесности от 12 мая 1880 года, он, не имея возможности присутствовать на заседаниях общества по состоянию здоровья, принёс к подножию великого поэта своё старческое слово, в котором ещё было лишь два катрена, а остальные шесть строк были дописаны позже.

Опального стихотворения, включённого поэтом в первый выпуск «Вечерних огней» (1883), я не обнаружил ни в книге стихотворений А.А. Фета, выпущенной Государственным издательством художественной литературы при участии Б.Я. Бухштаба в 1956 году, ни 30 лет спустя – на заре перестройки – в сборнике стихотворений А.А. Фета, составленном П.А. Рудневым и напечатанном в издательстве «Карелия» (Петрозаводск, 1986), ни в книге его стихотворений, составленной Б.Я. Бухштабом и выпущенной в 1986 году Ленинградским отделением издательства «Советский писатель» в большой серии «Библиотеки поэта» (третье издание). Лишь год спустя его напечатали в сборнике «Венок Пушкину» [Составитель С.А. Небольсин (Москва, «Советская Россия», 1987, стр.102].

Честно говоря, я не нахожу в этом стихотворении ничего того, что приписывали ему строгие собратья по литературному цеху в XIX веке. Наоборот, проникнувшись духом пушкинских стихов «Поэт и толпа» и «Поэту», Афанасий Фет сумел выразить свою чёткую гражданскую позицию в отношении лиц, которым глубоко плевать на высокое предназначение Поэзии в обществе. Этим оно притягательно и сегодня.

Промежуточный (второй из трёх, а не из двух, как считалось ранее) автограф «На 26 мая 1880 года. К памятнику А.С. Пушкина», пройдя сквозь многочисленные испытания ХХ века, оказался в Санкт-Петербурге и каким-то чудесным образом попал в мои руки. В окончательном варианте 8-я строка стихотворения, как известно, уже печаталась так: «Что в них нашёл бы ты заветного, родного?».

По стечению обстоятельств в конце сентября 2016 года я ездил в Москву и побывал у знаменитого памятника А.С. Пушкину. Было пасмурно. Накрапывал дождь. Вокруг памятника ютились торговые ларьки. Тут же, прямо у меня на глазах, какой-то несчастный искусанный вшами бедолага сорвал с себя куртку, одетую на голое тело, и начал с отчаянием выколачивать её о поребрик.

А я вновь вспомнил о найденном автографе Афанасия Фета на светло-коричневом бумажном листе с водяными знаками и перечитал стихотворение, которое так неожиданно высветило печальные реалии нашего времени:

 

НА 26 МАЯ 1880 ГОДА

Къ Памятнику А.С. Пушкина

Исполнилось твоё пророческое слово;

Нашъ старый стыдъ взглянул на бро[н]зовый Твой лик,

И легче дышется, и мы дерзаемъ снова

Всемiрно возгласить: Ты генiй! Ты великъ!

 

Но зритель Ангеловъ, гласъ чистого, святова, –

Свободы и любви живительный родникъ,

Заслыша нашу речь, нашъ вавилонскiй крикъ,

Что въ нихъ призналъ бы ты заветного, роднова?

 

На этомъ торжище, где гамъ и теснота,

Где здравый русскiй смыслъ примолкъ какъ сирота,

Всех громогласней тать, убийца и безбожник,

Кому печной горшокъ всех помысловъ пределъ,

Кто плюетъ на алтарь, где твой огонь горелъ,

Толкать дерзая твой незыблемый треножникъ.

                                                                                   А.Фетъ

__________________________________________________________________

 

На снимках: Неизвестный автограф стихотворения Афанасия Фета «На 26 мая 1880 года. К памятнику А.С. Пушкина»: публикуется впервые (формат листа с водяными знаками – 165 х 225); в автографе имеется авторская описка: вместо «бронзовый» написано «брозовый», а 8-я строка ещё читается в раннем варианте: «Что в них признал бы ты заветного, родного?»; Памятник Александру Сергеевичу Пушкину в Москве, открытие которого состоялось 6 июня 1880 года.

Фото автора

 




Прикрепленные изображения