Андрей КАНАВЩИКОВ. МИХАЙЛОВСКОЕ ВРЕМЯ ПУШКИНСКОЙ ПОЭЗИИ. О Пушкинских днях поэзии

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: СОБЫТИЕ | Просмотров: 188 | Дата: 2017-06-12 | Комментариев: 1

 

Андрей КАНАВЩИКОВ

МИХАЙЛОВСКОЕ ВРЕМЯ ПУШКИНСКОЙ ПОЭЗИИ

 

51-й Всероссийский Пушкинский праздник поэзии официально завершится 12 июня, вместе с завершением Международного фестиваля молодёжных театров. А начался нынешний поклон великому поэту в Псковской области 2 июня с музейных программ в Михайловском и Пушкинских Горах выставкой в честь 100-летия художника В.Звонцова и выставкой одного предмета, которым стал учебник Д.Будри «Первыя основания французскаго языка», отпечатанный в Петербурге в 1811-1812 годах в Сенатской типографии.

Что же касается статуса десятидневного пушкинского праздника, то все вопросы снял своим приветствием президент В.В. Путин. Он констатировал:

«В эти июньские дни здесь, на древней псковской земле, на протяжении многих лет собираются десятки тысяч людей из разных регионов России и зарубежных стран. Их привлекает сюда искренняя любовь к творчеству Александра Сергеевича Пушкина, удивительная красота и очарование этих мест, вдохновивших его на создание литературных поэтических шедевров».

Дополнительную рекламу именно нынешнему, 51-му, празднику поэзии создала также эпатажная инициатива псковского актёра Дениса Золотарёва, который отчаянно пообещал пройти от областного центра до Пушкинских Гор (это 112 км) за сутки пешком.

Конечно же, нестойкий актёрский организм не выдержал подобного испытания, и к 3 часам ночи 2 июня ему удалось преодолеть лишь 70 км., перейдя с дорожного асфальта в салон автомобиля друзей. Однако обстановку праздника порыв Дениса явно оживил.

Вообще, сюрпризов и неожиданных поворотов вокруг праздника оказалось много. В частности, широко анонсировался приезд ряда сетевых поэтов авангардного звучания. Однако, почему-то восторгами от их выступлений никто по горячим следам не делится и толп поклонников во время их выступлений почему-то замечено не было.

Жаль… Правда, очень хотелось бы, чтобы кто-то вот так с текстами и на конкретных примерах объяснил, почему зрители «немножко похоронили наш Пушкинский праздник поэзии» (так считает Дмитрий Месхиев), а, например, Рома Гонза способен вдохнуть в него новую жизнь.

девятиэтажная тоска 

и белый шум магнитных плёнок 

песнь колыбельная знакомая с пелёнок 

но не допетая за неимением конца 

и с этой песней мы утонем 

в болотах спального района 

если из топи не прорвёмся 

за край блокадного дорожного кольца 

 

Вот для примера приведена небольшая цитата из Ромы (хочется назвать Романом, но человек сам себе имя выбрал). И вот можно рядышком процитировать стихи ещё одного из гостей 51-го Пушкинского праздника поэзии – Виктора Кирюшина, секретаря Союза писателей России, из его новой книги «Ангелы тревоги и надежды»:

Старался жить не напоказ,

Но, как плохой артист на сцене,

Мгновенно вспыхивал и гас,

Ни в чём не достигая цели.

Топор у времени остёр –

Щепой и прахом стали брёвна,

Давным-давно погас костёр…

А вот лампада тлеет ровно.

 

Право, как ни сравнивай две цитаты о похожей жизненной коллизии, но вопрос о «немножко похороненном» празднике так и повисает в воздухе. Не очень понятно, кто именно и что хоронит.

Удивление вызвал и расклад с музыкальными участниками открытия праздника на Михайловской поляне. На главной сцене трудились «Отцы хороших звуков» (Псков) с их джазовым фрик-н-роллом, а духовому оркестру Московского института музыки им. А.Шнитке отвели лишь вторую сцену.

Как-то не очень было понятно, даже в части приоритетов, почему юмор рокеров с элементами весёлого матерка более предпочтителен, чем игра гостей из Москвы. Тайна сия велика есть.

Хотя, конечно же, «мамы разные нужны, мамы разные важны» и никто никому не запрещает любить то, что им нравится. Тот же Месхиев, например, считает исполнителя Дельфина (Андрея Лысикова) с его речитативами под ритмичную  музыку «интересным русским поэтом» и «очень хорошим поэтом».

И слава Богу! Лучше хоть так любить, чем сразу хоронить поэзию. Лучше уж пусть «бригадир» Дмитрий Дюжев читает «Евгения Онегина», как читал он его в Научно-культурном центре в Пушкинских Горах 2 июня, профессионально и талантливо читает, чем, вообще, никто не читал бы.

Кстати, периодически закрадывается в голову крамольная мыслишка, что собственно сами разговоры об «умирающем празднике поэзии» есть не более чем дополнительные элементы пиар-проекта с чётким алгоритмом: праздник умирает, а мы наднатужились – вот он и не умер окончательно.

В действительности, пока жив в нашем сознании и в нашем культурном коде Пушкин, не может умереть и Пушкинский праздник поэзии. И количество людей на поляне далеко не показатель.

Это скорее показатель того, сколько людей сумели в этот день доехать до точки Х, а не количество тех, кто хотел доехать. Хотеть и мочь в нынешние времена – не всегда синонимичные понятия. Советские времена с килограммом чайной колбасы за 95 копеек и общим железнодорожным билетом из Великих Лук до Ленинграда стоимостью в 5 рублей были куда проще по части передвижений и реализации культурных потребностей.

Никто не говорит, конечно, что нужно почивать на лаврах и пальцем в ноздре изредка поковыривать, но и драматизировать ситуацию излишне. Тем более, что демократизация праздника и всяческий уход от привычных путей привела даже к тому, что впервые поэтические торжества на поляне открыл не чиновник, а писатель.

Этим пионером стал председатель Псковской писательской организации Игорь Смолькин. Игорь Александрович задался вопросом:

– Есть ли у этой поляны память? Думается, да. Иначе было бы несправедливо. Потому что столько всего видела она за прошедшие годы. Говорят, что в пушкинские времена она выглядела иначе. Здесь стояли хозяйственные постройки. Но мне видится как Александр Сергеевич мерит шагами эти зелёные бархатные ковры и сходит к нему сама Поэзия в образе Ангела-Утешителя и благословляет.

По словам Смолькина, здесь, вообще, невозможно не стать поэтом и даже он, убеждённый прозаик, однажды написал стихотворение, посвящённое Александру Сергеевичу Пушкину. Тут же этот текст, представляющий собой стихотворение в прозе, и был прочитан.

Мотивы некоего упадка и угасания поэтического начала в нашем сегодняшним бытии убедительно развенчал Евгений Артюхов, московской поэт, выпускник Саратовского высшего военного командного училища МВД СССР и Литинститута им. Горького:

Мне слышать не впервой, что муза умерла,

Больших поэтов нет, всё пето, перепето.

Могильщикам стиха извечно несть числа,

Но что стенанья их для нового поэта!

Таланту никакой предтеча не указ,

Поднимет в сотый раз заезженную тему,

И слёзы побегут из удивлённых глаз…

 

Игорь Тюленев (Пермь) в поиске подходящей аналогии вспомнил слова императора Александра III про союзников России, её флот и армию, продолжив линию:

– А я бы сказал, что Пушкин – наш главный союзник, а потом уже и флот, и армия.

Свои стихи читали также Владимир Скиф (Иркутск), Татьяна Воронина (Севастополь), Татьяна Рыжова (Псков) и Виктор Кирюшин (Москва).

И только уже затем на сцене появились первый заместитель губернатора В.В. Емельянова и директор музея-заповедника «Михайловское» Г Н. Василевич. Вера Васильевна подчеркнула:

– Нынешние торжества проходят при активном участии и поддержке федеральных, региональных органов власти, администрации президента, правительства России, министерства культуры и министерства образования. Открывая пушкинский праздник вчера, мы открывали его приветствием нашего президента Путина, который очень тепло и сердечно благодарил всех, кто сохраняет великое культурное наследие и использует его для воспитания молодого поколения.

В.В. Емельянова пожелала участникам праздника поэзии от имени губернатора А.А. Турчака удачи, благополучия, развития и совершенства и вручила приветственные адреса Г.Н. Василевичу. Который, в свою очередь, сказал, что к нашему празднику сейчас присоединяются все пушкинские музеи мира, которых насчитывается более 130.

– На часах Михайловское время пушкинской поэзии, – обозначил рамки происходящего действа Георгий Николаевич.

Поэтическую часть праздника продолжили Вера Бурдина (Кингисепп), Анатолий Александров (Псков). Псковитянка Вера Сергеева напомнила о знаменитом стихотворении Пушкина «Деревня»:

– Печальное стихотворение. Прошло 200 лет, но деревня наша счастливей не стала.

Отчего грустишь, свет ненаглядный,

Деревенька милая моя,

Оттого ль, что всё вокруг неладно

Оттого ль, что всюду не друзья?

Ведь друзья вовек бы не предали

Твои клёны, ивы, тополя…

 

Поэт Юрий Ишков передал поздравления от города воинской славы Великие Луки:

Мы и есть великая Россия,

Верные хранители земель,

Где кольчугу с гордостью носили,

Как сегодня – славную шинель.

 

А дальше праздник, как и полагается празднику, вступил в широкую колею, где каждый выбирал то, что ему ближе, от торгово-ремесленных рядов до экскурсий по пушкинским местам.

И какое там «умирание»! Вот идёт семейная пара из Минска. Вот девушка из Петербурга, с лицом разрисованным под мудрого лукоморского кота, идёт выполнять задания пушкинского квеста. Вот шумная ватага студентов с гражданствами Афганистана, Сирии и США позирует на фоне Пушкина.

Кризис праздника, одним словом, остался незамеченным. Искали мы, искали кризис и на аллее Керн, и у сцены с Дельфином, и во время выступления группы «Сурганова и оркестр», и на площадке воздушных змеев, но так и не нашли.

Даже прохладная погода вряд ли кому-то помешала. А кто кому больше понравился – тот же Виктор Кирюшин или питерский авангардист, известный как Павел Крузенштерн, Пушкин рассудит.

И берег Сороти отлогий,

И полосатые холмы,

И в роще скрытые дороги,

И дом, где пировали мы –

Приют, сияньем муз  одетый…

 

Ничто не вечно под луной. И тем самым оно становится вечным, застывая в янтаре мгновения.

 

06.06.2017 г.




Прикрепленные изображения