Алексей ПОЛУБОТА. НА ЖГУЧИХ ПОЛЯХ НОВОРОССИИ. Стихи

Автор: Алексей ПОЛУБОТА | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 88 | Дата: 2017-06-02 | Комментариев: 2

 

Алексей ПОЛУБОТА

НА ЖГУЧИХ ПОЛЯХ НОВОРОССИИ

 

* * *

Эта Горловка – 
нож у горла мне,
злая вязкая тишина.
Листьев шорохом, 
дальним всполохом
будоражит мне кровь она.
Здесь от грохота 
стены охали,
а на окнах здесь – всё кресты.
Но за окнами,
светлоокая,
верю, ждёшь меня верно – ты. 
Нет, не умерло 
в мёрзлых сумерках
всё, что теплилось, как свеча...
Эта Горловка – 
чаша горькая, 
бьётся кровь в виски, горяча...

 

* * *

О, сколько грохота и боли
И недосказанной любви. 
В заснеженном донецком поле
Её по имени зови. 

Когда в тебя летят снаряды,
Когда сжимают сердце льды,
Когда друзья, скрывая взгляды,
Молчат под тяжестью беды. 

Когда нет сил уже от боли,
И кажется – всё было зря.
Когда горит над снежным полем
Твоя последняя заря.

 

* * *

Отчего здесь такие горячие звёзды?! 
Даже могут насквозь твоё сердце прожечь. 
На студёных ветрах, вышибающих слёзы, 
здесь так трудно остатки надежды сберечь. 

Этот сумрачный гул из-за тьмы терриконов, 
словно зыки разбуженных бесов войны. 
Но сильней всё равно светлых глаз непреклонность 
средь разорванной в клочья ночной тишины.

 

* * *

На жгучих полях Новороссии
Сошлись они в смертном бою.
Умылись кровавыми росами
За веру и правду свою.

Один – славянин ополяченный.
Другой – воин светлой Руси.
В краине усобьем охваченной
Пощады теперь не проси.

И вот, чёрной пулей прострелены,
Обнялись, как братья, они.
Как бесы над ними – пропеллеры
Рокочут и мечут огни.

 

* * *

По минному полю славяне идут,
По минному полю. 
Над ним провода, словно струны, поют
Про лучшую долю. 

Повисли останки на тех проводах,
Повисли останки. 
Кровавое солнце садится во прах
Под звуки «славянки».

 

* * *

Владимирщина. Хмурые холмы.
В размытой глине дух тысячелетий,
Улыбки увядающих соцветий,
Бессильные перед лицом зимы.

Здесь раньше, оглашая тишину,
Скакали грозные опричники Ивана,
А нынче заросли вселенского бурьяна,
Втихую одолевшего страну.

Вот серой птицы промелькнула тень.
Как стон её и жалобен, и зычен!
Неужто беды новые накличет
На головы поникших деревень?!

Порывисто вздыхает близкий лес,
И ветер клонит травы ниже, ниже.
И кажется: я больше не увижу
Простор ликующий безоблачных небес.

 

ТАИНСТВО

                            Руслану Кошкину
Светает. Таинство рыбалки
Я совершаю в оный час.
Полжизни, кажется, не жалко
За мой речной иконостас.

В реке мерцающие ивы,
Как лики явленных святых.
И я внимаю над обрывом
Пророчествам мужей седых.

На солнце вспыхнули верхушки,
Как свечи, восковых дерев.
Проснувшись, робкая пичужка
Творит молитву нараспев.

И вот смотрю, тая дыханье,
Как тихо дрогнул поплавок.
Быть может, тайну мирозданья
В сей миг мне приоткроет Бог.

 

КУЗНЕЧИКИ

                Земля извечно молода
                     Николай Тряпкин
Кузнечики, кузнечики
распрыгались в траве.
Весёлые кузнечики,
как мысли в голове.

А я ловлю кузнечиков,
чтоб раз – и в коробок.
"Допрыгались, беспечные!
Вот я вас – на крючок!".

Поймаю на кузнечика
красавца головля.
И вспыхнет краской вечною
стыдливая земля.

Ну что же, делать нечего,
укрылась мглою даль.
И вот уже кузнечиков
мне отчего-то жаль.

Сложу в суму заплечную
свой гаснущий улов,
и песню про кузнечиков
сложу из бойких слов.

Кузнечики, кузнечики,
умолк весёлый звон.
А воды быстротечные
Глубокий видят сон.

 

* * *

Город, где цветёт иван-чай.
Каждый камень шепчет: «Прощай». 

Скоро вьюга скажет: «Прости!»,
Заметая к счастью пути. 

Всем, кто был однажды влюблён,
Страшен свет погасших окон;

Позабыть – пустая мольба.
Он неотвратим, как судьба,

Город, где в тоске фонари
Свет мешают с блеском зари. 

Где навек цветёт иван-чай,
Где в прохожем каждом – прощай. 

 

* * *

Соловки. Солёный шелест моря.
Строгое мерцанье тишины.
Зная, что страстей не переспорить,
Чтят обет молчанья валуны.

Утихает в сердце ветер хлёсткий.
За дерзанья, Господи, прости.
Низкие согбенные берёзки,
Словно сёстры на моём пути.

В облаках сверкнув пером огнистым,
Время замирает у черты…
Проступают в мареве волнистом
В вечность устремлённые кресты. 

 

* * *

Соловки, Соловки,
Дали, дымно легки,
Овевают уставшую душу. 
Соловки, Соловки, 
Нет ни зла, ни тоски,
Если долго безмолвие слушать. 

Как валун-полубог,
Что себя превозмог,
Став навек христианской святыней,
Так и вы, Соловки,
Невесомо чутки, 
Над Вселенской парите пустыней.

 

* * *
Я шёл по земле неистово,
Взрывал за собой мосты.
И звёзды казались искрами
В кузнице темноты.

Впивались просторы дикие
В прорези тёмных глаз,
И жизнь миллионоликая
Последней струной рвалась.

Летели, звеня подковами,
В сердце моём поезда.
Тревожные, в нимбах неоновых,
Вставали во тьме города.