Андрей ТИМОФЕЕВ. «СО ВСЕЙ ЛЮБОВЬЮ…». О романе Геннадия Рязанцева-Седогина «Становящийся смысл»

Автор: Андрей ТИМОФЕЕВ | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 372 | Дата: 2017-05-30 | Комментариев: 0

 

Андрей ТИМОФЕЕВ

«СО ВСЕЙ ЛЮБОВЬЮ…»

О романе Геннадия Рязанцева-Седогина «Становящийся смысл»

 

Заканчивается служба в храме. К священнику подходит женщина в слезах и рассказывает, что её маленькому ребёнку поставили диагноз – острый лейкоз. Женщина плачет и постоянно спрашивает, за что Бог наказал её сына, почему это случилось не с ней, не с её мужем или кем-то другим.

Священник слушает её молча. Он, конечно же, знает ответы на все эти вопросы и умеет рассуждать на тему промысла Божия, вины родителей, жизни будущего века. Но он понимает, что если начнёт говорить об этом раздавленной горем женщине, все эти правильные слова станут ложью. А ещё он понимает, что у него только один выход в такой ситуации – идти с этим человеком в его ад, «со всей любовью, со всем состраданием, на которое ты только способен, идти в жизнь, как друг, как отец, как священник. Надо этого человека выделить, как единственного сейчас в твоей жизни, как самого родного, самого дорогого и близкого».

Эта сцена из романа Геннадия Рязанцева-Седогина потрясающе точно выражает лейтмотив всей книги: помочь человеку можно, только взяв на себя его боль в реальной жизни. И вот перед нами проходят люди – девушка, забеременевшая от больного СПИДом парня и желающая обвенчаться с ним; влюблённый юноша на грани самоубийства; насильник и убийца, желающий исповедоваться в тюрьме; вечно пьяные мужики и женщины, на грани святости и распутства – страшный злобный мир, освещённый тёплым любящим взглядом лирического героя, человека доброго, но зачастую раздражающегося, вообще-то сильного, но порой очень слабого.

Но всё это – лишь один пласт романа. На другом – рассуждения героя о судьбе России, о церкви, о Достоевском. Впрочем, эти рассуждения в романе не самоцель: сквозь них проходит линия напряжённой борьбы священника за сердце потерявшего веру сына. И очень характерно, что победа в этой борьбе одерживается не в философских разговорах, а даётся отцу после тяжёлой болезни – достигается практически ценой собственной жизни. И это тоже в духе лейтмотива книги.

Несколько лет назад в литературном сообществе активно обсуждался роман Антона Понизовского «Обращение в слух», в котором реальные истории множества русских людей так же перемежались с рассуждениями о русском характере, вере, о Достоевском (!) и т.д. Многими текст Понизовского был признан удачей – о нём говорили, как об интеллектуальном романе о России. Однако если вы сравните эти два произведения, то увидите, насколько «Обращение в слух» рассудочно и холодно, насколько оторваны интеллектуальные рассуждения его героев от настоящей жизни.

В романе «Становящийся смысл» – всё иначе. Истории реальных людей органически сочетаются с напряжёнными мыслями героя о вере и о стране: и те, и другие пронизаны одной любовью, за теми и за другими стоит единый образ лирического героя – и те, и другие суть сама реальная жизнь в её глубине, а не бездушный слепок с неё или абстрактное умничанье. Это тот случай, когда интеллектуальная составляющая произведения не оторвана от его сюжетной канвы, а напротив – слита в единое художественное высказывание, воздействующее и на разум, и на сердце читателя.

 




Прикрепленные изображения