Валерий КАЗАНЦЕВ. ОТЕЦ ИЛЛАРИОН И АТЕИСТЫ. Размышления по поводу

Автор: Валерий КАЗАНЦЕВ | Рубрика: ФОРУМ | Просмотров: 301 | Дата: 2017-05-09 | Комментариев: 0

 

Валерий КАЗАНЦЕВ

ОТЕЦ ИЛЛАРИОН И АТЕИСТЫ

Размышления по поводу

 

* * *

Как и положено (и ясно Кем!) для огромной по территории и немалой, с точки зрения численности населения, страны путешествия составляют весомую часть жизни многих россиян, независимо, как говорится, от их причастности к божественному источнику мироздания. Вот и в нашем случае на бескрайних просторах Родины встретились в одном купе пассажирского поезда (маршрут, как и время года не будем уточнять в виду их незначительной актуальности в общем контексте рассказа) два очень даже калорийных персонажа: атеист от, мать его, приверженности к естествознанию и испорченности предыдущей эпохи, которую ныне называют не иначе как «совком», и самый, что ни на есть, церковнослужитель в духовном протоиерейском сане и соответствующем облачении.

На радость попутчикам и к глубокому удовлетворению автора в этой видавшей виды «железнодорожной опочивальне» были свободные места, а потому и атмосфера временного пристанища для двух уже изможденных командировочными тяготами среднего возраста мужчин сейчас более полно отвечала понятию благодушной и располагающей к дружеской беседе. После незамысловатых приготовлений к ночному сну, к коим относится легкий ужин и понятные действия естественного порядка в общем туалете вагона (личного-то нет, а потому и немалые очереди в часы пик), наши герои решились-таки на «разоблачительную» беседу перед негой под мерный стук колес (опять же, не на магнитной подушке, как на «зловредном» Западе или хотя бы в Шанхае, этот паровоз мчит во мраке отечественных пейзажей).

Итак, представитель ныне вымирающей субкультуры, называемой традиционно атеизмом, был мужчиной на шестом десятке лет с возрастными приметами интеллигента: плешивость, очки и манерность ведения диалога. Батюшка же олицетворял собой всю Православную Церковь горячо любимой страны, а потому и его описание не подлежит особому рассмотрению. Короче говоря, путники очень гармонично вписались не только в тандем «дебатов о главном», но и в свои собственные профессиональные или цеховые ниши, если можно так выразиться.

И вот отец Илларион и Степан Трофимович после характерных покашливаний и ерзанья на постелях понятного уровня комфортабельности и даже просто удобства принялись отстаивать свои незыблемые религиозные и соответственно идеологические ценности.

– Батюшка, вы ведь не уснули с первой попытки? – атеистическая душа (ведь даже у нехристей она есть) решилась-таки прервать паровозный «тук-тук» на более интеллектуальное акустическое наполнение, – Есть предложение, подкупающее своей новизной ощущений….

– Не вижу причин для отказа или чтобы не отозваться на ваш призыв, Степан Трофимович, – отец Илларион как будто ждал этого предложения, что чувствовалось, как по бодрости голоса, так и по моментальной реакции на вопрос оппонента.

– Возможно ли вести беседу об источнике мироздания – по-вашему о Боге или Создателе всего сущего – без оглядки на церковные каноны, а исключительно основываясь на логике и ваших индивидуальных способностях как собеседника?

– Сие нераздельно как Святая Троица, мой друг!

– Значит, вы не имеете собственного мнения, отец Илларион? – по интонации атеиста прямо-таки на физическом уровне (темнота только усиливала эффект!) чувствовалась компрометирующая агрессия.

– Не трудитесь, уважаемый, спровоцировать меня, так как это не возможно по целому перечню причин, кои пока не относятся напрямую к теме разговора, – батюшка перевернулся на тот бок, который позволял обратиться лицом, хоть и видимым только временами по отблескам из окна, к своему визави, – озвучьте свои притязания на Веру, Бога или Церковь, и мы попробуем развенчать ваши заблуждения или смиренно признать правоту доводов.

– Я тут намедни пытался соответствовать моменту и тому импульсу, что присущ сегодня сердцам многих обращенных в православную веру из, так называемой, трясины безверия или атеизма. И что же я обнаружил, пораскинув, как говорится, мозгами, свободными от канона и прочих шор?..

– Не томите… вам же не нужны театральные эффекты?.. или вы все-таки падки на пафосные, что от лукавого, вещи?!

– Ладно, подчинюсь исключительной логике и трезвому расчету, без, так сказать, проникновенных способов с преувеличением и гиперболизацией (есть такой литературный приёмчик). Хочется коснуться теологических понятий смирения и любви в сравнении данных качеств человека соотносительно нуля и бесконечности в математике.

– То есть, вы хотите применить математический анализ для обоснования базовых христианских ценностей?

Мимо дверей купе, где только что началась самая великая история противостояния науки и религии (сам воздух этого тесного помещения наэлектризовался до той максимальной степени, что принято называть «хоть топор вешай»), прошла шумная разнополая компания молодых людей, по-видимому, из вагона-ресторана. Посторонние звуки позволили собеседникам слегка отвлечься, что сыграло в пользу обеих сторон, так как излишняя горячность не может быть, как всем хорошо известно, эффективным помощником для здравого рассуждения.

После того, как визглявые возгласы подвыпивших девиц и грубый хохот сопровождавших их раздухаренных парней удалились в соседний вагон, где всё это должно было ударить нешуточной звуковой волной по ушам уже других пассажиров, наши герои вспомнили о недвусмысленной причине своей бессонницы и продолжили приобщаться к великому таинству раскрытия основных законов мироздания.

– Не просто применить, а указать на всю глубину заблуждений и несоответствий здравого смысла (научный подход) и религиозного фанатизма, основанного на величайшем парадоксе всех времен и народов, – Степан Трофимович выпалил эту фразу на таком уровне децибел, что отцу Иллариону пришлось аж крякнуть от неожиданности.

После незначительной паузы, возникшей по причине нехватки воздуха из-за малого объема легких атеиста (не олимпиец же он по подводному плаванию!) и переходом на новую стадию отношений двух, еще недавно гармонично сосуществовавших соседей по маршруту следования пассажирского поезда, «разоблачающий» разговор продолжился.

– Внимательно вас слушаю, дорогой друг, – батюшка был спокоен, а голос его мягок и очень добродушен.

Если бы в купе неожиданно зажегся свет, то атеист смог бы увидеть широкую улыбку на лице собеседника. Но этот пикантный момент остался в неведении Степана Трофимовича, а беседа продолжилась в уже намеченном формате.

– Итак, ноль и бесконечность являются базовыми понятиями во всей математике, включая и математический анализ высшего ее раздела ОТО – общей теории относительности. Смирение же с любовью имеют наиглавнейшее значение в вопросах вероисповедания христиан. Вот и возникает вопрос в несоответствии и даже противоречии этих пар относительно друг друга.

– Продолжайте….

– Ноль является математическим воплощением религиозного смирения. Он как бы вбирает в себя все числовые измерения (эдакая «черная дыра»), что делает в свою очередь и смирение в соотношении с любыми проявлениями характера человека и, в первую очередь, с гордыней. Ведь умножение любой величины на ноль дает только ноль, а любая агрессия или силовое воздействие на смиренную душу в нарушение третьего закона Ньютона (этот раздел физики называется механикой) вызывает не противодействие, а именно любовь. Речь о щеках и ударах по ним. Но любовь в свою очередь – сила великая – ассоциирует исключительно с математической бесконечностью. Вот мы и пришли к парадоксу. В математике-то произведение нуля и бесконечности всегда даст нуль, а тут, нарушая все научные аксиомы, результатом является полная его противоположность. Конечно же, можно пересмотреть правила игры и принять в качестве данности равенство нуля и бесконечности, но в текущем моменте это выглядит абсолютно нелогично. Ваши комментарии, отец Илларион?!

– До чего может дойти пытливый ум! Мой друг, знаете ли вы о том, что любая истина носит сакраментальный характер, то есть, божественный. Это в отличие от правды, что является только в субъективном человеческом аспекте. И постигается она не столько умственными способностями, кои у человека очень даже ограничены, а исключительно своей сердечной взаимосвязью с Ним. Но, сейчас мои слова для вас не несут никакой информации, ведь вы не приобщены к Православию, и Предания наших святых отцов для вас являются некими легендами и мифами из эпической истории. А Священное Писание вы расцениваете наряду с народными сказками. Это очевидно. В противном случае вы бы знали о том, что сверхъестественный мир имеет иррациональную природу своего существа и математический, а потому и логический характер установления взаимосвязей между реальной материей, ему чужд, как корове седло, если хотите.

– Батюшка, наука самым явным образом внедряется в область доселе неизведанного, а потому, по-вашему, божественного. И делает она это эмпирическим путем (исключительно!) и только на основании логических умопостроений. Так что ваш известный способ обоснования, отталкивающийся от ипостасей Творца: Вездесущий, Непостижимый, Бесконечный, Всемогущий и т. п., – в нашем современном и высокотехнологичном мире не имеет твердой позиции. Даже оккультисты пытаются найти точку опоры, соединяющую наши миры: реальный и сверхъестественный, – через призму естественнонаучных знаний….

– Извините, Степан Трофимович, что перебиваю ваш увлекательный рассказ, но Закон Божий есть самая древняя область знаний человечества. А потому скорее математика изменит свое отношение к нулю и бесконечности, чем теология (обобщаю и вывожу за рамки отдельного вероисповедания намеренно) примет ваши парадоксальные оценки к смирению и любви. Ведь только через смирение постигается любовь к Богу и близким, между прочим. Другого пути не было, нет и не будет. Для верующего человека это так же естественно как дышать или просто жить.

Как говорится, покой двум нашим путникам этой ночью только снился, так как извечный спор атеистов и верующих по базовой тематической проблеме всегда носил в себе характер незаконченности. Это придавало двум означенным группировкам, если можно так выразиться, характер бесконечного противостояния. Ведь для того, чтобы прийти к согласию нужно как минимум слушать (да услышит слушающий!) и анализировать (да увидит видящий!), а не просто притягивать за уши те факты, что еще не изучены должным образом. Автор, естественным образом, соотносит себя к стану православных христиан со всеми вытекающими последствиями, а потому и сторона приверженцев в данном рассказе для него просто очевидна.

Возможно, читатель посчитает вымысел данной «походной» истории несколько нереальным, а потому и несерьезным. Но, да будет вам известно, что атеизм всегда строил свою антирелигиозную платформу на «псевдо» научных обоснованиях. Это очень похоже на шуточное заявление нашего соотечественника – первого в мире космонавта – о том, что в своем эпическом полете на орбиту Земли он не видел Бога.

Что же касается агрессивной подачи тематического материала в своих текстах, то это относится не к методологии, а исключительно к характеру.

 

* * *

Если бы наш герой не направил свою жизнь на служение Господу, то в обычной мирской жизни его наверняка бы оценили исключительно как делового и активного человека с жизнеутверждающим мировоззрением. Ведь отец Илларион никогда не сидел на одном месте и постоянно направлял свою просто неуемную энергию на позитивное начало: будь то строительство и обустройство жилья с прилегающей к нему территорией или участие в общественно значимых мероприятиях своего населенного пункта проживания. Оказавшись же в духовном сане, а тому уж более двадцати лет, он сначала пытался придать своей энергии более приличествующий вид, сменив, например, резкие движения, характерные для суетливого человека, на более выверенные и не столь амплитудные. Со временем даже стало получаться, но все-таки в нем всегда чувствовалась колоссальная жизненная сила, несмотря на довольно жесткие и продолжительные посты и тяжелые молитвенные бдения.

Сегодня отец Илларион решил совершить многочасовой вояж на своей видавшей виды «шестерке», куда его откомандировала, если можно так выразиться, епархия, на служение литургии по случаю празднования Троицы в одноименный храм. Здесь собиралось все важное местное духовенство, что со всей очевидностью говорило о высоком статусе мероприятия. В своей предыдущей «светской» жизни нынешний батюшка был автомехаником и водителем по совместительству (возил на «Волге» различных членов районной администрации). А потому и с автомобильной техникой даже отечественного производства был, как говорится, на «ты». То есть, его никогда не смущало расстояние предполагаемой поездки в соотносительном сравнении с категорией транспортного средства, как собственно было и сейчас.

Выехав на федеральную трассу и набрав «крейсерскую» скорость, рассчитанную на комфортное вождение, но, не снижая концентрации на дороге, наш герой начал уже по привычке читать Иисусову молитву. Как вдруг на обочине показалась женщина средних лет, которая очень энергично размахивала руками, что однозначно говорило о её серьезном настрое остановить автомобиль любой ценой. Когда отец Илларион подъехал ближе и смог убедиться, что с голосующей особой ничего страшного не произошло, он позволил себе добродушно улыбнуться. Это произошло не столько в знак своей исключительной доброжелательности, чего, конечно же, не отнять, сколько из-за посетившей его уже поседевшую голову мысли про русскую бабу и коня на полном скаку из народного эпоса.

– Матушка, у вас все в порядке?! – голос протоиерея был бархатистым и ласковым, что сразу же располагало к себе тех людей, которые были с ним не знакомы близко.

– Здравствуйте, батюшка! Теперь уже могу сказать, что жизнь налаживается! – женщина даже улыбнулась навстречу открытому лицу своего визави.

– Спаси Господи! – отец Илларион вышел из автомобиля и подошел к ней вплотную, протянув руку для того, чтобы взять у нее поклажу – бесформенную дорожную сумку – для размещения в багажнике.

Мимо проехала фура, обдав стоящих на обочине хорошей порцией гари и мощным турбулентным потоком, от чего они сразу пришли в себя, сократив ту часть первоначального общения двух незнакомых людей, что неминуемо связана с излишней скованностью и смущением. То есть, наши герои решили продолжить разговор уже внутри автомобиля.

– Матушка, как вас зовут? И куда путь держите? – отец Илларион учтиво открыл дверь своих «Жигулей» и помог своей уже попутчице удобно разместиться на переднем пассажирском кресле.

– Ольга Сергеевна, можно просто Ольга. Мне нужно в область. А вы куда едете, батюшка? Вы даже не представляете, что за люди на дороге. Я уже полчаса голосовала безрезультатно. Никто не останавливается, как будто я пустое место или вооруженный грабитель.

– Меня зовут отцом Илларионом. Нам по пути, так что довезу вас в целости и сохранности. Сейчас просто успокойтесь и получайте удовольствие от автомобильной прогулки. И все-таки… как вы здесь оказались-то? Одна и с дорожной сумкой….

– Я ехала со своим знакомым по этой трассе, но у нас неожиданно поломалась машина, и пришлось вызывать эвакуатор. Автомобиль отвезли в ближайшую деревню, где оказался автосервис, а мне пришлось добираться автостопом, так как дома срочно ждут по семейным делам. Я просто не ожидала, что у нас водители избегают брать попутчиков на пустынной дороге.

– Да уж… Ну, будем считать, что Провидение Господа нашего Иисуса Христа распорядилось таким образом, чтобы нам с вами встретиться. Возможно, вам нужна помощь духовника или просто умиротворяющая беседа….

Собеседники некоторое время вели непринужденный разговор, как говорится, о том и о сём. Но как-то само собой вскоре тематический настрой все-таки пришелся в ту сторону, которую принято называть духовной.

– Матушка, вы живете преимущественно в православной среде, хотя в нашем толерантном социуме и действуют правила веротерпимости и дружественного сосуществования всех религий и конфессий многонационального государства. Каждый христианин понимает, что Господь дарует спасение избранным. Однако сегодня уже все мировые религии признали, что Бог един. В нашем случае речь идет об Отце из Святой Троицы.

– Но разве для Господа богобоязненный, честный и миролюбивый мусульманин отстоит дальше, чем пьянь с крестом на шее? – Ольга даже раскраснелась от негодования.

– Конечно же, праведники из иноверцев получат спасение, о чем есть многочисленные примеры и из Священного Писания. В нашем случае говорится о таком понятии из естествознания, между прочим, как «при прочих равных обстоятельствах». То есть, при условии, что два человека находятся в одинаковом состоянии духовного развития, выбор Пастыря в первую очередь выпадет на овцу из своего стада.

– Ну… это можно признать справедливым и логичным, – женщина как бы смутилась от своей недавней горячности и устремила взор на бегущую мимо них панораму лесного массива.

Некоторое время поп и нехристь (Ольга оказалась «крепким орешком» – выходцем из  атеистической семьи двух закоренелых строителей коммунизма с серьезным стажем партийной деятельности) наслаждались лишь естественным шумом двигателя и аэродинамических завываний с внешней стороны салона, так как радиола хоть и была в рабочем состоянии, но не пользовалась у отца Иллариона особой востребованностью в виду отсутствия в радиоэфире области богословских каналов. Но у любой тишины есть свои сроки, а потому и была она нарушена самым тривиальным образом. Пытливый ум случайной попутчицы батюшки решил проверить Православие в его лице на предмет грядущих в стране и мире перемен, связанных в первую очередь с мировой финансовой и юридической системами.

– Отец Илларион, как вы думаете, почему в текущем моменте в мире столько агрессии, конфликтов и неустроенности? Кажется, опыт ведения религиозных войн в эпические времена дает вам ответы и на эти вопросы? Между прочим, чтобы вы знали, многие порядочные и честные люди уже давно разделяют Бога, Веру и Церковь.

– Не будем мух путать с котлетами, матушка. Все по порядку… Даже не упоминая о Втором Пришествии и Конце Света можно найти множество проявлений лукавой силы и с академической точки зрения. Посмотрите, что представляет собой правовое поле и финансовые институты. Именно здесь и творится все беззаконие. В первом случае все эти Кодексы и Конституции начинают напоминать еврейский Талмуд. То есть, без пузыря, как горит народная молва, в них уже не разобраться. А ведь для регулирования человеческих отношений достаточно обычного судопроизводства, которое бы смогли осуществлять простые совестливые люди. От века было устроено так, что совесть (искра Божия) была тем регулятором, который позволял социуму принимать праведные (не путать со справедливыми) решениями. Здесь важно понять, что только основываясь на любви к ближнему можно его перевоспитать, а не применяя «драконовские» меры согласно современным представлениям о правде жизни.

– То есть преступник должен получить вместо наказания порцию любви и надежду на перевоспитание? – Ольга опять сделала недовольное выражение лица, видимо представляя в своем воображении совершенно конкретные эпизоды из своей истории жизни.

– Повторюсь… Именно выявление причин порока и любовь дают максимальную эффективность в процедуре перевоспитания. Вам бы, матушка, со Священным Писанием ознакомиться и Предания от святых отцов почитать.

– Хорошо, здесь ваша позиция ясна как божий день. А как вы можете прокомментировать все эти экономические кризисы, из которых наша страна, да и все мировое сообщество не могут уже выбраться почти десять лет? Я сейчас не про политику и санкции говорю, а про объективные финансовые инструменты, которые перестали эффективно работать.

– Лукавая сила стремится прибрать к рукам весь мир. Об этом предупреждали нас от века Господь со всеми святыми своими. Ростовщичество стоит в корне сей проблемы. Не нужно быть профессиональным финансистом, чтобы понять разрушительную сущность всех этих бирж и кредитных организаций, которые занимаются самой настоящей спекулятивной деятельностью. То есть, в современном мире стоимость товара настолько искажена от своей естественной величины, которая определяется себестоимостью и «правильным» вариантом определения добавочной стоимости, что очень скоро финансовые кризисы перестанут приходить и уходить, а просто обрушат полностью весь существующий ныне механизм товарообмена, если не предпринять серьезных шагов в этом направлении. Но никто не желает праведно наращивать свои ресурсы. Сегодня право сильного превалирует во всем. Одни страны – так называемый Запад – уже традиционно стали паразитировать на других. Посмотрите на географическое расположение всех этих мировых финансовых институтов (биржи, фонды и проч.), и все становится понятно. Только ревизия и пересмотр правил игры на основе честных рыночных отношений могут стабилизировать нынешние разрушительные тенденции.

– Не ожидала от «человека с кадилом», уж простите мне этот эпитет, такой осведомленности в сугубо практической области жизнедеятельности.

По маршруту следования наших героев оказалась автозаправка и кемпинг, услугами которых и решили воспользоваться наши духовные антагонисты, переведя свое общение исключительно в бытовую плоскость. Но нельзя сказать, что для Ольги Сергеевны это путешествие не оставило никакого следа в ее душевной организации. А потому и отец Илларион в очередной раз может поставить себе зачет за проделанную работу в сфере приобщения атеистической среды к сфере горних высей.

 

* * *

Как и положено духовному лицу отец Илларион мечтает о тех временах, когда наконец-то в нашей стране наступит эра тотального православия. Причем это не столько связано с количеством построенных церквей (а за последние годы их действительно прибавилось), сколько с принятием Бога сердцами соотечественников в том виде, как завещал Господь при земной жизни. Можно не сомневаться, что наш герой имеет очень твердую жизненную позицию и веру в Бога, что и позволяет ему неутомимо прославлять Его имя, где бы он ни был по роду своей «путешествующей» профессии. Читатель должен знать, что не все батюшки сидят по своим храмам и общаются только с хорошо известными им прихожанами. Есть и такие, которые довольно большое время проводят в пути по служебной необходимости, как и протоиерей Илларион, неся Слово Божье в атеистические массы, если можно так выразиться.

Сейчас наш герой решил не отрывать своего бренного тела, как в своей последней поездке в столицу православия, от поверхности земли. То есть, сегодня представилась прекрасная возможность избежать воздушного трафика, а воспользоваться исключительно традиционным наземным транспортом в виде междугородного автобусного сообщения (личный автомобиль был в очередной раз на бессрочном ремонте). Ведь расстояние до места назначения было относительное небольшое (200 км для соотечественника – это как на соседнюю улицу сходить для «западника»), что полностью оправдывалось выбором. Прибыв на автостанцию и отстояв приличное время, как водится, в очереди, отец Илларион стал-таки счастливым обладателем заветного билета. Вскоре подошел и сам комфортабельный автобус от немецкого производителя на посадочную платформу. Долго ли, коротко ли, а в свое время и почти по расписанию, набитый до отказа, многоместный пассажирский транспорт тронулся в путь.

Батюшка вдруг вспомнил про былые времена, когда тематическим венцом советского автопрома считался незабвенный «Икарус» с его очень даже ограниченным пространством в формате «эконом». «Да уж, были времена» – характерная улыбка в густую бороду и усы, которые, кстати, не имели очевидных границ своего произрастания на лице, а потому и приводились в более-менее упорядоченное состояние волосяного покрова выверенным за долгие годы движением руки. Причем, как правило, это была именно левая рука, так как правая, аналогично, кстати, и военному люду, предпочтительно пребывала в свободном от обременения состоянии для готовности наложить крест. У людей же в форме данная верхняя конечность предназначена преимущественно для отдания чести в мирное время.

Через некоторое время, что отец Илларион пребывал в задумчивом состоянии, настраиваясь на Иисусову молитву – постоянную спутницу нашего героя в путешествиях, он вдруг вспомнил о своем соседе по месту текущего пребывания. Им оказалась довольно молодая женщина «предбальзаковского» возраста и довольно спортивной наружности. Это в данных условиях было дополнительным бонусом, так как комфорт напрямую зависит от наличия свободного пространства, которое в свою очередь взаимосвязано с антропометрическими данными попутчика. Возблагодарив Господа за его неустанную заботу о людях вообще и конкретно о себе, батюшка решил проявить учтивость и представился.

– Отец Илларион – путешествующий протоиерей, – насыщенный сильными и густыми вибрациями голос выдавал в нем не только энергичную личность, но и позитивную волну приятного собеседника.

– Галина – свободная странница, которая держит путь для краткосрочной побывки у своей школьной подруги, – соседка по автобусному маршруту явно пыталась, как говорится, соответствовать.

– Верующая? Крест носишь? В Храм Господень часто ходишь? – град вопросов священника был нацелен именно на то, чтобы пресечь на корню любую попытку общения на пустые темы вне духовной плоскости.

– Конечно, батюшка! Три «да», мне только в церкви и молится душевно, и благодать наполняет там моё сердце до слез.

– Отрадно слышать, матушка! Прямо душа возрадовалась такой попутчице.

– А я, когда увидела, что моим соседом будете вы, очень удивилась, а на сердце стало как-то тепло и уютно, – голос Галины чуть дрогнул, что выдавало неподдельность чувств.

– Не буду вам навязывать свое общение, если решите отдохнуть….

– Что вы, батюшка, мне бы было очень приятно с вами поговорить на злободневные темы из духовной сферы, – молодая женщина производила очень приятное впечатление на протоиерея своей открытостью и простотой.

– Буду рад… Что вы думаете, матушка, о духовном возрождении России? Вопрос, ни дать – ни взять, а содержит в себе весь комплекс насущных проблем Церкви и Веры.

– Я бы сказала, что сегодня все, кому небезразлично, стали чаще говорить о том, что Церковь и Вера еще не являются у нас понятиями нераздельными, как было от века.

– Поподробнее, пожалуйста…

– Духовный порыв соотечественников, который был обусловлен понятными процессами в «девяностые» и «нулевые» пошел, мне кажется, на спад. Причем, если сначала Вера в Бога соотносилась с Церковью в полном тождестве понятий, то сейчас бывшие атеисты склонны их разделять. Зачастую происходит подмена понятий – у каждого, получается, свой Бог.

– Верно подмечено! Нет ничего плохого в том, что человек общается в своем сердце с Господом. Вот только когда это общение переходит на стезю личностных амбиций, типа «попы одолели, Господь меня и так спасет, потому что он любит меня, моя Вера не требует канонов, а идет от сердца», то происходит отчуждение от Источника. В данном случае носитель таких мыслей отлучается от чудодейственной и сакраментальной, если хотите, связи с Самим. И это в реальной жизни, что уж говорить о Втором Пришествии и Страшном Суде. Как-то люди слишком просто сходят с тернистой тропы и выходят на широкую дорогу, которая ведет ясно куда…. Тут налицо перескакивание через определенные ступени развития. Нельзя сразу пойти после детского сада в институт, так как нужно получить базовые знания в школе.

– Батюшка, сегодня каждый горазд на «умничанье» и «вещание новых истин», в то время как очевидно полное невежество этих «адептов» духовности. В настоящее время всё чаще можно услышать высказывания в адрес церковнослужителей в том наклонении, что они перестали являться носителями мудрости и знания, как было установлено в эпические времена. Более того, молодежь и люди среднего возраста в своем широком представительстве считают данную категорию людей (церковнослужителей) анахронизмом в виду их серьезного отставания от научно-технического прогресса и цивилизации.

– Галина, все тайное становится, в конце концов, явным, и трезвые оценки всё равно возобладают. Я тут вспомнил про Блеза Паскаля, который ещё в XVII веке очень определенно высказался на счет потенциальной пользы Веры в сравнительном соотношении со своим антиподом (неверием). Знаете о сути вопроса?

– Да, конечно! Путем исключения «рисков» ошибочного мировоззрения этот достойный человек и ученый убедил своих современников в том, что «если Бога нет, а человек в него верит, то, по крайней мере, он ничего не теряет». В противном же случае (не верит, а Он все-таки есть) человек лишается всего. Выбор очевиден!

– Радует ваша осведомленность, матушка. Нашему Отечеству нужны такие люди как воздух сегодня.

Вдруг автобус стал замедлять свой мерный ход, что свидетельствовало о приближении к временной стоянке, предусмотренной расписанием его движения. Пассажиры оживленно зашевелились на своих местах, а салон наполнился соответствующим шумом. Наши герои тоже решили размять ноги и подышать свежим воздухом.

После возобновления движения разговор продолжился и затронул самые различные аспекты духовного развития современного человека. В перечне прочего была поднята и тема о мировых космополитических процессах. Причем оба собеседника пришли к выводу, что хоть и все мировые религии и конфессии достигли общего знаменателя – Бог для всех людей Един, но все-таки в будущем основные вероучения не смогут слиться в одно мощное теологическое направление по аналогии со стиранием государственных границ, как предвещают все фантасты в своих тематических литературных трудах.

– Микса в физиологии и генетике гипотетически можно достигнуть, так же как и культуры и традиций… Но вот с религией такого фокуса не проделать даже умозрительно в виду полной абсурдности идеи. То есть, Самому это не угодно, что уж говорить о воли людей в данном вопросе. Это также невозможно, как мысль о том, что при умирании Веры и Бог перестанет существовать в реальном измерении, так как его Сущность живет только в сознании людей.

Батюшка вопросительно взглянул на Галину, а та в свою очередь выдала практически фразу века, от которой отец Илларион широко улыбнулся всем лицом.

– Любовь дает силы для Веры, а глупые мысли о самости отдаляют от неё.

Далее попутчики в едином порыве выразили незамысловатую идею о том, что Вера исключает познание Бога в том академическом смысле, как современник привык исследовать окружающий мир. Причем, если принять в качестве данности саму возможность получить доказательства Его наличия (отсутствия) через аспект естествознания, то вообще теряется какой-либо смысл в Вере, основанной на доверии, а не знании, что есть абсурд по самому определению порядка вещей.

 

* * *

Если попытаться разобраться с духовным наследием в нашей стране после развала СССР, то можно констатировать его полную ущербность. Отсюда и мощный порыв изголодавшегося по этому аспекту жизнедеятельности народа в своем приобщении к Вере и Церкви в т.н. «девяностые» и «нулевые». Но вот первая волна активности начала утрачивать свою силу и сегодня наступил некий момент затишья. С точки зрения методологии здесь, кстати, все понятно. Это очень характерно отражается на каждом отдельно взятом прихожанине православной церкви, который принял решение примкнуть к её лону в зрелом возрасте. Именно у человека со сформировавшимся мировоззрением, в отличие, например, от молодой поросли с пластичной (гибкой) душевной организацией, в частном порядке наблюдаются те же, что и в масштабах нации, процессы роста и спада активности.

Автор данного эссе не умозрительно, а на собственном опыте прочувствовал все тонкости вышеозначенной проблемы. Представьте себе, например, мужчину среднего возраста (40-50 лет), который после нескольких бессонных ночей и осознания бестолковой жизни атеиста до этого знакового момента принял-таки решение покреститься в православном храме. И вот этот «серьезный» персонаж с пламенным сердцем и горящим взором (температурные эпитеты даны для усугубления описательной части с применением литературного метода – гиперболы) приходит к священнослужителю в ближайшую церковь на «консультацию». В самый короткий отрезок времени при общении батюшки с потенциальным «новобранцем» выясняется полное невежество последнего в вопросах духовного развития. Конечно же, будущий христианин надувает щеки, краснеет и пытается «держать марку», но что может знать рядовой атеист о Вере, если он не читал даже «Закон Божий» и Новый Завет, не говоря о более «мудреных» тематических трудах от светочей православной традиции.

После того, как священник объясняет пока еще язычнику простые и понятные правила для приобщения к лону Церкви, этот колоритный персонаж проникается ещё большей горячностью к Вере. А в последующем (после крещения и воцерковления) делает немыслимое для самого себя в предшествующие периоды жизни – начинает осваивать-таки духовную литературу, поститься и даже заучивает основные молитвы, которые должен знать каждый православный христианин. Здесь, кстати, важно отметить негласное правило о силе Веры в соответствии с местом проживания. Звучит как-то так: «Как легко любить красивую женщину по понятным причинам (меньше раздражает), так и проще принять воцерковление в глухомани провинциальной, чем в мегаполисе (Москве, например), так как тут меньше соблазнов от лукавой силы».

Так вот…. Человек с крестом на шее, неким движением в области сердечной мышцы и прояснившимся умом начинает с огромным желанием исправляться и двигаться в сторону, противоположную от греховных мыслей, слов и поступков. Казалось бы, процесс пошел, но… Так как зрелый и опытный в мирском понимании человек привык к жизни по правилу «сделал дело – держи карман шире», или в переводе на более литературный язык в современном формате «каждый труд должен оплачиваться», то и от своего духовного роста он, конечно же, ожидает немедленных духовных же дивидендов в виде восторженных эмоций и душевного комфорта. А тут вдруг обнаруживается, что после первой волны эйфории благостное сердечное расположение начинает сменяться какими-то сомнениями и тревогами в правильности выбранного пути. Человек, который уже давно приобщен к православной традиции и имеет опыт духовного развития, порадовался бы тому, что Бог попускает своему чаду новое испытание – лукавую силу, – что свидетельствует только о радении о нем. Но, неокрепшая в бдениях и духовной брани душа новообращенного раба Божьего видит в данной ситуации только один негатив. Часто на этом этапе (пара-тройка месяцев, максимум полгода после Крещения) многие «сдаются» на волю своим слабостям и бросают тернистый путь к восхождению по небесной лестнице.

Здесь бы пообщаться с духовным наставником, но куда там. Человек-то зрелый и сам с усами. Вот и получается, что первое же испытание на поприще Веры многими не может быть пройдено с достоинством. А где же Церковь в этом случае? Почему она, имея огромный опыт в вопросах духовного воспитания своих чад, не совершает превентивные меры по нейтрализации подобного рода ситуаций? Конечно же, духовный рост нужен в первую очередь самому прихожанину, так как только его Вера приведет к Богу, а не Церковь со всем своим могучим потенциалом. Ведь хоть она (Церковь) и обладает огромной воспитательной силой и связью с Самим, но у нее нет власти над душами людей, а лишь возможность оказывать помощь в духовном пути верующих. Итак, каждый прихожанин должен знать, что в вопросах духовного развития он не может рассчитывать на безупречное восхождение, так как реальный рост в данной системе ценностей носит иерархический формат, который предусматривает при каждом переходе на следующий уровень некую сдачу экзаменов. Система понятная и оправданная от века. Так что брань на духовном поприще носит не разрушительный, а именно созидательный характер и только закаляет волю «бойца».

 

Теперь перенесем данную картину маслом, как говорят у них в Одессе, из индивидуального формата на коллективный. То есть, ситуацию со зрелым мужчиной, который только что стал христианином, адаптируем на всю страну в части касающейся православной общины. А ведь здесь всё то же самое, если не считать временные рамки (человек через полгода может оставить свою затею с Верой, а вся страна через поколение, например, или еще меньший исторический период). Знают ли об этом «генералы в сутанах»?! Естественно! Ведь они в первую очередь заинтересованы в сохранении динамики, направленной на неуклонный рост верующих. Так в чем же дело? Как можно так неэффективно управлять своей вотчиной?! Конечно же, пока еще не случилось необратимое, а потому и актуальность в активной жизненной позиции Церкви не утрачена. Проснитесь, церковнослужители! Может случиться так, что выгодная ситуация «уплывет» перед вашим носом к антагонистам, которые уж точно не будут пассивными наблюдателями.

И еще хочется сказать несколько фраз о триединой сущности аналогичных (близких к пониманию) духовных понятий: «Бог – Вера – Церковь» и «Отец – Дух Святый – Сын», а также «Любовь – Вера – Надежда». Они идентичны по своей целостной сущности и отдельным элементам последовательностей. Горизонтальные плоскости (друг над другом) позволяют выстроить и вертикальные оси, где первым ассоциативным рядом будет уже «Бог – Отец – Любовь», далее и сами справитесь, уважаемые читатели моих незамысловатых мыслей. К чему это?! Все просто, Новую Церковь построил Господь наш, Иисус Христос, дающий Надежду на Спасение. И эта Церковь просто обязана сохранить ту свою роль, что дана ей Самим, ничего не выдумывая от себя в целях достижения своих сиюминутных выгод.

А теперь уже точно последнее… У автора этих строк нет никаких конкретных претензий личного характера к современным священнослужителям, кои и являются носителями такого важного и грандиозного понятия как Церковь. Кроме, разве что… Уникальный публичный персонаж – Охлобыстин – может быть подвергнут презрительному осуждению. Но, этот клоун тоже сыграл свою позитивную роль, а именно в формировании трезвых оценок. Просто взгляд со стороны на общую ситуацию с Верой приводит к мысли о том, что Церковь где-то недорабатывает, где-то недосматривает, а где-то и недопонимает. Хочется видеть наше государство не только на пике патриотических чувств соотечественников, но и во всей красоте Православия, ведь эти понятия по самому определению важной мировой роли Отечества должны быть нераздельны.

 

* * *

Вопрос о первостепенности Веры и Церкви соотносится с Богом и человеком в равной степени, так как эти важные инструменты были созданы при активном участии Самого именно для духовной (наиболее важной) связи нас с Ним. Таким образом, для человека выстраивается следующая цепочка первопричин бытия «Бог – Вера – Церковь». Именно в таком порядке по своей значимости адекватный (душевно здоровый и духовно развивающийся) человек воспринимает свое место в реальном мире. Здесь налицо явные представители нашего видимого мира в лице Церкви (религиозный институт, а не отдельно взятый православный храм) связаны со сверхъестественным аспектом (Богом в трех своих ипостасях – Святой Троице) через связующий элемент – Веру, которая представлена соответственно в равных долях в обоих мирах.

Автор данного эссе не претендует на амбициозное звание знатока во всех теологических вопросах, а потому и сразу же просит читателей отнестись снисходительно и с пониманием при личной оценке оного. То есть, у меня есть своё видение проблемы, которое и попытаюсь изложить в соответствии с уровнем тематического мышления. Если есть недостатки в логике изложения и знании первичного материала, то буду признателен вашим замечаниям. Итак, сейчас хочется обратить внимание на тот факт, что Церковь с самого своего рождения пытается необоснованно занять более высокое, если можно так выразиться, место в духовной иерархии, отняв его соответственно у Веры. Но в виду своей исключительно человеческой ипостаси это представляется невозможным по самому определению порядка вещей. Ведь Вера, а не Церковь связана непосредственно с Богом, который и есть Причина Всего.

Но это в теории все выглядит понятно и безупречно. А на практике влияние Церкви носит не вспомогательный характер, как было указано Самим, а именно руководящий. Казалось бы, что Храм Божий нужен человеку исключительно для коллективного (например, Литургия) и индивидуального моления. Здесь же можно в первую очередь получить и духовную поддержку от наставника (священнослужителя) или более опытных прихожан. То есть, само место и его основная функция, представленные, естественно, духовными носителями, а не архитектурным объектом со стилизованным внутренним убранством, играют роль вспомогательную. Причем само слово «Собор» уже указывает на коллективный характер духовных мероприятий равных между собой членов сообщества, являющихся основополагающими (базовыми) в контексте наших рассуждений. Но, Церковь видимо не устраивает функция арьергарда в боевом порядке духовной брани, которую ведет человек от века с темной стороной Сущего в лице лукавого отродья, и она не только поучает (помогает), но и зачастую вынуждает и заставляет выполнять те или иные действия.

Речь сейчас, конечно же, в основном идет об эпических временах, когда церковнослужители были кем угодно: административными работниками, воинствующим племенем или раскольниками, – но только не духовными наставниками. Господь заповедовал священнослужителям саны диакона, священника и епископа. А что мы имеем сегодня в иерархии духовной власти. Над епископами у православных стоит целый ряд «генералов в рясах»: архиепископы, митрополиты, патриархи. А что стало с христианством в настоящее время вообще? Три основные направления: католицизм, протестантизм и православие, – и целый ряд более мелких конфессий сегодня превратили самую прогрессивную и миротворческую религию в мире, если не во враждующие, то уж, по крайней мере, противостоящие вероучения. Причем, сам текущий миропорядок сложился, во многом благодаря такому разделению. И кто за это в ответе? Само собой, Церковь! Именно она пренебрегла Заветом Господа и в борьбе за власть утопила себя в расколах и крови невинных верующих людей.

Но то всё относится к делам минувших дней. Сегодня же и Православие имеет вид Пентархии (пять Патриархатов), среди которых Русская Православная Церковь имеет в свою очередь два огромных планетарных представительства: Московский Патриархат и Русскую Православную Церковь за рубежом. Казалось бы, в современном мире происходят исключительно консолидирующие процессы, но это никак не отражается на христианстве. Здесь, как и в стародавние времена, люди в сутанах (можно и про кадила вспомнить) не то чтобы не спешат к воссоединению, что, повторюсь, было волей Самого, но только наращивают потенциал противостояния в «объективных оценках» своих оппонентов. А сколько крови невинных жертв во имя Господа было пролито религиозными фанатиками, что неистовствовали в крестовых походах, различного рода гонениях и прочее?! Меня лично очень печалит факт «сдачи» последнего русского царя. Ладно, на сегодня достаточно исторических эпосов на религиозную тему. Нам бы сейчас не усугубить и то, что смогли-таки сохранить по воле Божьей.

 

На основании вышеизложенного автор попытался показать очевидные негативные последствия от деятельности Церкви – узурпации духовной власти в своих именно корыстных целях. Сегодня реальный мир изменился, и повторение эпических ужасов стало невозможно. Однако склонность означенного института духовного развития к оговоренной тенденции никуда сама по себе деться не может. Именно поэтому нужно всегда помнить о всём том негативе, который реализуется при искажении воли Господа. Сталкиваясь с рассуждениями оппонентов – атеистов – мне всегда в первую очередь напоминают про разделение понятий Бога, Веры и Церкви. Причем основные неприглядные эпитеты всегда приходятся на счет последней.

Конечно же, данный эпос не может являться неким манифестом и панацеей от всех бед, преследующих верующих, с указанием точного рецепта для конкретных условий нашего духовного развития. Однако некие точечные рекомендации через призму видения «снизу» можно и дать, ведь акцентирование внимания на актуальных тематических проблемах уже с полной уверенностью можно считать делом важным и нужным. Итак, Вера по самой своей сути является более близкой, если можно так выразиться, к Богу, чем Церковь. Ведь Вера живет в сердцах верующих (помним про вместилище души и духовную организацию – связь с Самим), а Церковь является Божьим Домом на Земле, куда является Дух Святый (вторая ипостась Бога в Триедином аспекте). Очевидно, что Бог в сердце (внутри человека и всегда) ближе нам, чем эпизодическое представительство на коллективном молении. Также и методом от противного вывод напрашивается сам – Вера без Церкви может выжить, а в обратном порядке связи с Богом нет по самому определению.

Таким образом, взгляд автора на приоритет Веры над Церковью в аспекте Божественной связи человека со сверхъестественным миром, можно сказать, раскрыт полностью. Теперь нужно переходить к конкретным рекомендациям в этой связи. То есть, у Церкви сегодня есть явные проблемы с привлечением верующих в свое лоно, что имеет целый ряд объективных причин, которые можно и нужно решать в самое ближайшее время. Очевидно, что с момента крушения монархии только сегодня для Церкви созданы самые благоприятные условия. И этим нужно очень даже активно пользоваться! А налицо пассивное почивание на лаврах лояльного отношения государственной власти к религиозным организациям. Но ведь дружественные отношения между Президентом РФ и Патриархом, митрополитами и архиепископами с губернаторами на местах, характеризующиеся мощным строительством, в том числе, и православных храмов, не может считаться в полном смысле важной победой текущего дня.

Мы хорошо знаем, хотя бы из советского периода государственности, как легко разрушить постройки, коими и являются церкви, но невозможно искоренить веру в сердцах приверженцев Веры. Вывод напрашивается сам – основные ресурсы Церковь должна переориентировать именно на приобщение нашего народа, склонного на, если угодно, генном уровне к духовному развитию, просветительскую и агитационную деятельность. Исторический момент сегодня, как никогда раньше, самый подходящий. Государство с большим трудом все-таки склонило чашу весов в сторону роста чувств патриотизма, чем нужно и к своей выгоде воспользоваться Церкви. Повторюсь, действовать нужно более активно, разработав мощную, невиданную раньше агитационную деятельность. Народ нужно заинтересовать грандиозным масштабом своей деятельности. Яблоко созрело и готово упасть – нужно срывать его немедленно.

Одним из основных врагов Веры и соответственно Церкви в наше время является духовно разлагающая деятельность всевозможных психологов и экстрасенсов (народных целителей всех мастей). Нейтрализовать их негатив можно очень даже просто, использовав свой ресурс в виде государственной поддержки. Сегодня это возможно, о чем нельзя сказать с уверенность на перспективу. Ограничив дурное влияние вышеупомянутых «сатанистов», Церковь может рассчитывать на огромный рост приверженцев Православия. Ведь человек, который борется с душевными недугами у экстрасенсов и психологов (эти две, так сказать, профессии очень даже родственные по своей природе), автоматически отдаляется от Бога. Вот где нужно работать, засучив рукава, а не разбираться с менее значимыми вещами из обыденной жизни.

В этой (первой) части эссе хочется особо отметить резюмирующий момент с повышением активности на всех уровнях иерархии в Церкви. Не хочется сравнивать церковнослужителей со спящими мухами, но тенденция со спадом религиозного пыла наших соотечественников во многом связана с их пассивностью.