Сергей СМЕТАНИН. ОБЛАКА СЕВЕРА. Стихи

Автор: Сергей СМЕТАНИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 189 | Дата: 2017-05-08 | Комментариев: 2

 

Сергей СМЕТАНИН

ОБЛАКА СЕВЕРА

 

МОЯ ЮГРА

Моя Югра — забота и подруга.

Нет, не вчера узнали мы друг друга.

Ты — песнь моя. От самой колыбели

Я шёл с тобой к своей высокой цели.

 

Твоя судьба — и нефть, и газ России.

Твои просторы — снежно-голубые.

И труд, и чувство счастья — вся награда!

Я помню всё. Мне это было надо.

 

Но впереди не вижу я покоя.

Мой край одарен щедрою рукою:

В России — треть богатств земного шара.

Как нам не ждать внезапного удара?

 

Не тот твой сын, кто гордости не ведал,

Кто соль Земли врагу безвольно предал,

Кого печаль твоя не беспокоит.

Крепись, Югра. Таких и знать не стоит!

 

Моя Югра — забота и подруга.

Нет, не вчера узнали мы друг друга.

Я твой герой, хранитель и глашатай.

Живи Югра! Живи и сердце радуй!

 

СИБИРЬ

Кому — тюрьма, кому — награда.

Ничьей судьбы не оскорблю.

А мне Сибирь такую надо,

Что с детства знаю и люблю.

 

Чтоб небо — не окинуть оком!

Чтоб сердце — не сдержать в груди!

Чтобы девчонка ненароком

Мне улыбнулась на пути.

 

СУРГУТ

На берегах Оби широкой,

Затерянный среди болот,

Осколком рани синеокой

Возник мой город и живет.

 

Его строителям за сорок,

Он знал героев и рвачей,

Но не шальным богатством дорог,

А тем, что сердцу горячей.

 

Да разве в памятной тетради

Своей рукою зачеркну

Его тяжёлый дебаркадер,

Оби степенную волну?

 

Я вижу вольные стремнины!

Далеко ропот им нести

С его причалов — середины

Великолепного пути.

 

Он жил, творил, мечтал и строил,

Ходил то в робе, то в мехах,

И память славную покоил

О павших рано земляках.

 

Добытчик нефти знаменитой,

Соперник вечности самой,

Всегда к себе душой открытой

Меня зовет он, город мой!

 

* * *

Ни лжи, ни правды! Крика через край.

Кругом мультикультурные подходы.

Мне говорят: "Не хочешь, не читай!"

Ревнители безбашенной свободы.

 

А мне дороже совесть, а не бред

Взыскующего баксы индивида.

Мне в гуле неба чудится ответ

На песню, в коей гордость и обида.

 

Возможно, я порою слишком смел,

Заглядывая в облачные дали,

И те, кто в клевете поднаторел,

За жизнь мою недорого бы дали.

 

Но даже мудрость будет ни к чему,

Когда поэт ни рыба и ни мясо,

Когда в больную душу, как в тюрьму,

Он загоняет образ экстра-класса.

 

И пусть она здорова и чиста,

Когда перо с бумагою не спорит,

Спасёт ли чью-то душу красота?

Иль чью-то злую похоть раззадорит?

 

Для сильных мы неправы на все сто,

А для безумцев наши чувства кривы!

Без совести, без смелости — ничто

Любые стихотворные позывы.

 

ОБЛАКА СЕВЕРА

За облачной грядой идет ещё гряда.

За дальнею грядой — далёкая, другая…

Ты в небо погляди, мечтою воздвигая

Из белоснежной тьмы дома и города.

Без счёта, без числа толпится череда

Высоких, кучевых, крутых, многоэтажных…

Они сотворены для сильных и отважных,

Для тех, кто смотрит ввысь… хотя бы иногда.

 

ВИАДУК

Зачем-то снится Новый Уренгой.

Я был там в жизни, может, раза два,

Мне климат больше нравится другой,

Но тундра там по-прежнему жива.

 

Там лишь в июне будет ледоход.

Полярное сиянье на весь свет.

И ненец Айваседа там живёт,

Другой, не нижневартовский поэт.

 

Я пил с ним чай в гостинице, как друг,

За окнами мошки струился рой.

Там высился бетонный виадук,

На мкадовский похожий, под Москвой.

 

Среди болот и моха, и песка,

Намытого на пуровской косе,

Возможно, здесь ему стоять века,

В суровой приполярной полосе.

 

Он выдюжит под зноем и пургой,

В добыче газа годы не страшны.

Не зря мне снится Новый Уренгой —

Я добрые, обычно, вижу сны.

 

* * *

У полярного круга заповеданный город.

Нефтяные просторы — за ближайшим ручьем.

Но губительный холод проползает за ворот.

И в горячем июле — боль на сердце моем.

 

— Отчего ты не весел? — спросит ласковый ветер,

Я солгу, я отвечу: "По любви заскучал!".

Обратится ли солнце: "Что, брат, ликом не светел?".

Я найду, что ответить. Как всегда отвечал.

 

Но суровая совесть о былом меня спросит,

Что тогда мне ответить? Сам себе не солжёшь.

Десять лет, как Россия смерть за пазухой носит,

И рукой ненавистной снова точится нож.

 

А на сердце России, под небесною, синей,

Вечной шалью надежды, принакрывшей поля,

Как на сердце поэта заколдованный иней,

Оттого я не весел, мать Родная земля!

2003 г.

 

* * *

А я люблю людей обыкновенных:

Бесхитростных, открытых и простых,

Без грубоватых доблестей военных,

Без пятен на душе «пороховых».

 

Не оттого ли сам я счастлив ныне,

Что дьявол не добрался до меня:

Жена моя — обычная богиня,

И ангельская вся моя родня…

 

Люблю людей с хорошим настроеньем,

Не только ради принятых ста грамм.

Долой тоску по крепким ощущеньям

И тягу к оскорбительным словам!

 

Я предпочтенье отдаю героям,

Чья доброта привычна, как рассвет, —

Мы с ними непременно мир построим,

Пусть через двести, через триста лет.

 

Мечтательных, открытых, откровенных,

Достойных жизни полной и большой,

Люблю, люблю людей обыкновенных,

За счастье их болею всей душой.

 

* * *

От Сургута к Нижневартовску

Поезд катится легко.

От Сургута к Нижневартовску

В окна видно далеко.

 

Предо мною расстилается

Край немереных болот.

Сердце кровью обливается:

Сколько дерева гниет!

 

Сколько видится единственных!

Сколько павших в полный рост

С корнем вывернутых лиственниц,

Кедров, сосен и берёз!

 

Всё пространство грозно светится

Всё похоже на погост.

И так редко-редко встретится

Крестик сосенки — подрост.

 

И горюем бесполезно мы

В романтической глуби

По всему пути железному

Вдоль красавицы Оби.