Александр КИСЕЛЁВ. ЗАБЫТЫЙ ВОЖДЬ, или ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ВАРИАНТ УПРАВЛЕНИЯ СТРАНОЙ. 100-летию Великого Октября

Автор: Александр КИСЕЛЁВ | Рубрика: К 100-летию ВЕЛИКОЙ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ | Просмотров: 337 | Дата: 2017-04-07 | Комментариев: 2

 

Александр КИСЕЛЁВ

ЗАБЫТЫЙ ВОЖДЬ, или

ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ ВАРИАНТ УПРАВЛЕНИЯ СТРАНОЙ[1].

100-летию Великого Октября

 

Константин Устинович ЧЕРНЕНКО

(11.09.1911 – 10.03.1985)

 

Назначение Константина Устиновича Черненко на должность Генерального секретаря ЦК КПСС, пожалуй, было, самой драматичной страницей в истории партии и советского государства. Если Ю.В. Андропов оставил память о нескольких мероприятиях, публикациях и намерениях на ускорение, то К.У. Черненко за 11 месяцев не оставил практически ничего важного, кроме его пребывания в должности в состоянии тяжелой неизлечимой болезни. Он свернул все дела по борьбе с коррупцией, не декларируя о намерениях проведения каких-либо реформ. Но такова была его судьба и судьба страны. Цековские «засидельцы» или, как народ их называл «цокотушники», «паразитируя» на ситуации, хотели как можно дольше продержаться на своих местах, сохраняя привилегии как членов своих семей, так и своего ближайшего окружения.

После смерти К.У. Черненко прошло уже более тридцати лет. Ушли в историю и СССР, и КПСС, но до сих пор возникает вопрос: как мог безнадёжно больной человек возглавить правящую партию и государство, как могло «мудрое Политбюро» допустить и обосновать такое? Чем запомнился его период управления страной?

Чтобы ответить на эти вопросы, надо как минимум вначале проследить путь, пройденный коммунистом тов. Черненко, проанализировать то, что он совершил, прежде чем взойти на вершину власти в огромной стране, стать – пусть на короткое время – шестым по счёту в ряду первых руководителей советского государства.

Стремительная партийная карьера К.У. Черненко началась в начале 50-х, когда он заведовал отделом пропаганды и агитации в ЦК Компартии Молдавии. Именно там, в начале 1950-х годов он познакомился с Л.И. Брежневым, тогда первым секретарем. Деловое общение переросло в дружбу, которая длилась до конца жизни. С помощью Л.И. Брежнева К.У. Черненко совершил уникальную партийную карьеру, при этом не обладая заметными качествами вождя.

С 1950 года карьера К.У. Черненко неразрывно связана с карьерой Л.И. Брежнева и это многое объясняет. В 1953 году К.У. Черненко окончил Кишиневский педагогический институт. В 1956 году Константин Устинович выдвинут в аппарат ЦК КПСС на должность заведующего сектором Отдела пропаганды. С 1960 г. он работал начальником Секретариата Президиума Верховного Совета СССР. В 1965 году утверждён заведующим Общим отделом ЦК КПСС. В 1966-71 годах К.У. Черненко – кандидат в члены ЦК КПСС. На XXIV съезде КПСС, в марте 1971 года, он избирается членом Центрального Комитета КПСС, а в марте 1976 г. на Пленуме ЦК КПСС, который состоялся после XXV съезда партии, – секретарем ЦК КПСС.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 марта 1976 г. за успешное и плодотворное руководство партийными организациями и за активную и добросовестную деятельность в аппарате ЦК КПСС Черненко Константину Устиновичу присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

С 1977 года К.У. Черненко – кандидат в члены Политбюро, а с 1978 г. – член Политбюро ЦК КПСС. К.У. Черненко возглавлял делегации КПСС на съездах коммунистических партий Дании в 1976 г. и Греции в 1978 г.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 сентября 1981 г. ему присвоено звание дважды Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

В период правления Л.И. Брежнева Константин Черненко был заведующим общим отделом ЦК КПСС, именно через него проходило большое количество документов и целых досье на верхушку партии. Он был «орговиком» высочайшего класса. Ведал почтой, адресованной генсеку; прописывал предварительные ответы. К.У. Черненко был в курсе всего происходящего в высшем партийном эшелоне. Он был очень надежным и верным идее коммунистом. И надо отдать должное: в кадровой политике ЦК Черненко не допустил ни одного прокола. Он вовремя раскусил и Горбачева, но, как и Суслов, не успел – опередили. На вторых ролях чувствовал себя комфортно. Страдавший бронхиальной астмой, Константин Черненко поднимался с постели по любому предложению Л.И. Брежнева поехать поохотиться. Л.И. Брежнев щедро награждал Константина Устиновича, продвигая по партийной лестнице, полностью ему доверял.

Дважды Константин Черненко сопровождал Леонида Брежнева в заграничных поездках: в 1975 г. – в Хельсинки на международном Совещании по безопасности и сотрудничеству в Европе, и в 1979 г. – на переговорах в Вене по вопросам разоружения. С конца 1970-х гг. К.У. Черненко считался уже одним из возможных преемников Л.И. Брежнева. Но после смерти Л.И. Брежнева в 1982 г. верх одержал Ю.В. Андропов.

В 1976 году на организационном пленуме, состоявшемся после XXV съезда КПСС, К.У. Черненко был избран секретарем ЦК, продолжая возглавлять Общий отдел. Ему исполнилось тогда уже 65 лет. Это была высокая оценка многолетней деятельности К.У. Черненко, который стал своеобразным «начальником штаба» ЦК.

Что и говорить, должность важная, но Константин Устинович умел делать свою работу незаметно, без шума. Он не часто появлялся на публике, не обладал эффектными ораторскими приемами. Но на своём посту был незаменим.

Укреплялся его авторитет. В руках К.У. Черненко всё более сосредоточивались вопросы координации деятельности всех звеньев партийного аппарата. Был отработан и отшлифован до мелочей регламент подготовки и проведения заседаний Секретариата и Политбюро ЦК. На заседаниях Политбюро стали рассматриваться итоги работы ЦК за истекший год. При этом анализировались и обобщались характер рассмотренных на заседаниях Политбюро и Секретариата вопросов, эффективность принятых мер, координация деятельности аппарата ЦК, Совмина СССР и отраслевых ведомств по развитию экономики... Это был своеобразный отчёт Центрального Комитета партии о работе за год. После рассмотрения на заседании Политбюро он рассылался на места. По примеру ЦК ввели такую же форму внутрипартийной информации обкомы, крайкомы и ЦК компартий союзных республик, считая её весьма эффективной и действенной.

«Незначительные нововведения Черненко в работу партийного аппарата не были оторваны от жизни. Наоборот: сама жизнь диктовала необходимость их осуществления. Они упорядочивали работу всей партийно-государственной машины, дисциплинировали стиль партийной работы. Вот только отставало, к сожалению, её содержание»[2].

Кабинет К.У. Черненко на Старой площади в последние годы жизни Л.И. Брежнева стал настоящим штабом ЦК. Сюда приходили решать оперативные, не допускающие отлагательства вопросы члены Политбюро и секретари ЦК, заместители Председателя Совета Министров и министры, руководители отделов ЦК. Они обращались к К.У. Черненко за помощью по крупным межведомственным вопросам и, как правило, находили положительное решение. Недаром в руководящих кругах тогда существовало негласное правило: чтобы дело двигалось наверняка, пробейся к К.У. Черненко. Однако, по воспоминаниям современников – бывших сотрудников аппарата ЦК, пробиваться к руководству было не то чтобы непросто, а практически невозможно. Но всё же пробивавшиеся нередко выходили из высоких кабинетов в лучшем случае с мокрой спиной и вздыбленными волосами, а в худшем  – лишившимися должностей.

Смерть Л.И. Брежнева в ноябре 1982 года и приход на пост Генсека Ю.В. Андропова привели к серьёзному принижению роли и положения К.У. Черненко в руководстве ЦК партии. Ю.В. Андропов отчетливо понимал, что К.У. Черненко к тому времени в значительной мере сконцентрировал в своих руках руководство экономикой и идеологией, осуществлял всеобъемлющий контроль над проводимой в партии кадровой политикой и обладал разнообразными и прочными связями внутри самого аппарата ЦК. Ю.В. Андропов решительно отрезал главный канал связей К.У. Черненко, лишив его руководства Общим отделом. Являясь номинально вторым человеком в партии, К.У. Черненко теперь возглавлял только идеологический участок работы и был практически отстранен или искусственно изолирован от решения многих других партийных и государственных проблем.

Правда, К.У. Черненко был утверждён председателем комиссии Политбюро ЦК по проведению в стране школьной реформы. Он возглавляет подготовку к июньскому (1983 года) пленуму ЦК по вопросам идеологической и массово-политической работы, выступает на том пленуме с докладом. Но это уже не был всемогущий Черненко, который оказывал магическое влияние не только на весь аппарат ЦК. В течение нескольких месяцев 1983 года он был в своеобразной изоляции.

Но болезнь Ю.В. Андропова прогрессировала. В феврале 1984 года его не стало. Снова встал вопрос о руководителе партии и страны.

Лихорадочно, всеми возможными и невозможными средствами, при явной предпочтительной поддержке Запада на этот пост рвался М.С. Горбачев. Однако его кандидатура даже не рассматривалась. О кандидатуре энергичного М.С. Горбачева не хотели вести и речи: партийные старейшины резонно опасались, что тот, придя к высшей власти, может распрощаться с ними. Тогда как простой советский народ, которому надоело ежедневно смотреть по телевизору на «мумифицированные» лица руководителей государства, ожидал естественного омоложения в руководстве страны, на что делал ставку и М.С. Горбачев и его западные сторонники. Что, как оказалось в дальнейшем, успешно сработало. Программу «Время» в брежневский период в народе называли бенефисом Брежнева плюс сводка погоды.

Сформировавшийся триумвират-2 «Громыко – Устинов – Тихонов» ещё до Пленума ЦК решил, что Генеральным секретарем ЦК КПСС пленум ЦК должен единогласно избрать Константина Устиновича Черненко. Поскольку нужно было еще присмотреться к очередному руководителю государства, а состояние здоровья товарища К.У. Черненко позволяло ему быть всего лишь «промежуточным руководителем». Во-вторых, Константин Устинович прошел богатую жизненную школу. Он знал и нелегкий крестьянский труд, и солдатскую службу, и будни сельского обкома. Ну и главным аргументом стало то, что он рассматривался как соратник Л.И. Брежнева и Ю.В. Андропова. Здесь явно просматривался зыбкий намек: это обстоятельство даст К.У. Черненко, дескать, право стать их преемником.

«В полной ли мере понимали старейшие члены Политбюро ЦК всю сложность положения и высокую ответственность перед народом, выдвигая на пост Генсека престарелого и тяжело больного Черненко? Понимал ли Константин Устинович, что новая ноша ему уже не по силам? Ответ может быть только утвердительным. За таким поведением стоял эгоизм престарелого ядра Политбюро. Они не хотели и не были готовы выдвигать более молодых. Откладывали это на потом, желая ещё присмотреться. А Черненко был для них весьма удобной фигурой: богатейший опыт, авторитет руководителя партийного штаба, надёжен, предан делу партии. Сам Черненко, хоть и не рвался на первую роль, понимая непомерную тяжесть этого бремени, тем не менее согласился, подчиняясь партийной дисциплине»[3].

А положение для нового лидера складывалось в целом неблагоприятно.

Константин Устинович, несмотря на то, что многие годы был своеобразным аккумулятором всей сложной и многогранной аппаратной работы, став у руля партии и государства, оказался в трудном положении. Состав его команды так и не сложился, позиция ближайшего окружения была неопределенно-выжидательной. Наиболее влиятельные члены Политбюро – Алиев, Гришин, Соломенцев, Романов – предпочли роль, если можно так сказать, сторонних наблюдателей. Многие из них смотрели на К.У. Черненко как на временную фигуру, которой в любом случае не удастся долго удерживаться на шахматной доске, где давно уже разыгрывались сложные комбинации. Буржуазная пропаганда Запада на этот счет распространяла очередной анекдот: «Почему в ЦК не могут закончить шахматную партию? А потому, что ходят там е-два – е-два».

И всё же, несмотря на сложность обстановки, К.У. Черненко стремился лично охватить как можно больше сфер влияния. Трезво сознавая, что времени ему отпущено в обрез, он все же спешил, стремился хотя бы обозначить свою позицию в основных внутренних и международных сферах. Выступил на совещании аппарата ЦК, на двух пленумах Центрального Комитета, на встречах с рабочими московского металлургического завода «Серп и Молот», на Всесоюзном совещании народных контролеров, на конференции армейского комсомола. Им был внесён ряд основополагающих предложений по дальнейшему совершенствованию и реформированию в сфере экономики, народного образования, культуры, работы с молодёжью. В сфере международной политики проявилась его приверженность миролюбивому курсу. Выдвинутые им предложения, направленные на активизацию процесса разрядки, уже на следующий день за рубежом были названы «доктриной Черненко».

Нередко утверждают, что К.У. Черненко был начисто лишен перспективного мышления, желания совершать какие-либо масштабные действия в рамках существовавшей социально-экономической системы. Однако это утверждение требует уточнений.

Близко знавшие Константина Устиновича люди утверждают, что в последние недели и даже дни своей жизни он строил планы проведения следующего XXVII съезда партии. Словом, позывы к решению перспективных задач ему отнюдь не были чужды.

Кроме того, неверно было бы ставить точку после традиционного утверждения о том, что Константин Устинович не хотел никаких преобразований. Точнее было бы сказать, что он просто не мог их проводить, был не в состоянии вне зависимости от своего желания или нежелания. Проживи он немного больше, и на вопрос о его дальнейших планах можно было бы ответить более определенно.

Широко были известны его труды по вопросам КПСС: «Коммунисты в СССР. Идеологическая основа. Структура. Народ и партия» (М., 1978); «Некоторые вопросы творческого развития стиля партийной и государственной работы» (изд. 2-е. М., 1978); «Вопросы работы партийного и государственного аппарата» (М., 1980).

Такое утверждение небезосновательно хотя бы потому, что в программной речи тов. Черненко при вступлении его на пост генерального секретаря ЦК КПСС содержались идеи перестройки и ускорения и употреблялись сами эти термины. Утверждалось, что «в серьезной перестройке нуждаются система управления экономикой, весь наш хозяйственный механизм». Отмечалось, что решения партии «дали в руки партийных и хозяйственных органов определенные рычаги повышения эффективности производства, ускорения экономического развития страны». Говорилось, что началась напряженная работа, направленная на то, чтобы «придать мощное ускорение развитию народного хозяйства, преодолеть трудности, с которыми столкнулась страна на рубеже 70-80 годов».

Да, слова «перестройка» и «ускорение» раньше М.С. Горбачева произнес с высокой трибуны К.У. Черненко. Конечно, эти термины ещё не были наполнены тем специфическим содержанием, которое они приобрели во времена М.С. Горбачева. Их употребление носило декларативный характер и основаны они были на идеях Ю.В. Андропова.

Наиболее объективную характеристику Константина Черненко как высшего руководителя дал, пожалуй, академик Е.И. Чазов. Процитировать его мнение будет, думается, уместным: «Встав во главе партии и государства, Черненко честно пытался выполнить роль лидера страны. Но это ему было не дано – и в силу отсутствия соответствующего таланта, широты знаний и взглядов, и в силу его характера. Но самое главное – это был тяжело больной человек».

Увы, многим его замыслам и инициативам не суждено было сбыться. Для рвущегося к власти М.С. Горбачева всё это было не актуально. Более того, он стремился дискредитировать безнадежно больного К.У. Черненко. Это явно проявилось в день рождения Константина Устиновича, когда ему, совершенно больному, вручили третью (!) звезду Героя Социалистического Труда. И уж, конечно, когда по центральному телевидению показали вручение полуживому, еле стоящему на ногах человеку удостоверения об избрании его депутатом, это вызвало недоумение и – вместе с жалостью к Генсеку – весьма негативное отношение к происходящему. Вспоминаются кадры телевизионных новостей: руководитель государства предстал перед телевизионными зрителями едва двигающимся и едва говорящим. Его держали под руки, когда он опускал бюллетень голосования в урну, находясь в Центральной клинической больнице. Практически большую часть своего управления страной тяжело больной, при отсутствии физических и духовных сил Черненко провел в этой больнице, где проводились даже заседания Политбюро ЦК КПСС.

М.С. Горбачев же был «на коне». А у соратников К.У. Черненко по Политбюро интерес к его жизни был уже потерян. Ждали конца. И он наступил 10 марта 1985 года, когда К.У. Черненко не стало.

Когда же высший пост в партии и стране занял М.С. Горбачев, он с присущими ему словоохотливостью и лестью, фарисейски расплылся в комплиментах в адрес усопшего К.У. Черненко. С трибуны мавзолея В.И. Ленина на траурном митинге он говорил: «Ушел из жизни верный ленинец, выдающийся деятель Коммунистической партии и государства, международного движения, человек чуткой души и большого организаторского таланта». Но уже спустя несколько месяцев без объявления каких-либо причин были приняты ускоренные меры по искоренению памяти о К.У. Черненко: переименован проспект в Москве, названный в его честь, снята мемориальная доска с дома, где он проживал, демонтирован памятник ему в Красноярске, исчезли из библиотек и книжных магазинов его произведения. Все эти шаги осуществлялись, иначе не скажешь, по-горбачёвски.

…Спустя 105 лет со дня рождения К.У. Черненко его необходимо вспоминать и воспринимать таким, каким он был в жизни. Нельзя и теперь торопиться с оценками и упреками в его адрес и тем более с приговором, который ему поторопились вынести вскоре после смерти, объявив наследником традиций эпохи «застоя».

Исходя из конкретно исторического отрезка эволюции нашего государства и общества, надо постараться понять, что он, ушедший от нас более тридцати лет назад, был человеком своей эпохи. Им была прожита большая беспокойная жизнь, полная надежд и свершений, ошибок и потерь. При этом самой могучей силой, которая вела его по жизни, была искренняя вера в справедливость и конечное торжество самых светлых идей. Идей, на которых он был сам воспитан, верность которым хранил до самого последнего вздоха.

И всё же до сих пор беспокоит вполне обоснованный вопрос: как же случилось, что четко налаженная «начальником штаба» ЦК система функционирования партийного и государственного аппарата смогла допустить необоснованные сбои, которые привели к трагическому концу?

Ответов на этот вопрос прозвучало великое множество и их нельзя свести к какому-то одному знаменателю. Однако в многообразии ответов мог бы быть и такой: при всей строгости и четкости у этой системы было уязвимое место, своя ахиллесова пята – абсолютная убежденность высшего руководства страны в незыблемости действовавшей модели управления ею.

«Подобное настроение было и у подавляющего большинства честных коммунистов. Никто и предположить не мог, что в недрах руководства правящей партии рождается предательская «пятая колонна». И уж совсем представлялось невероятным, что её ряды может возглавить Генеральный секретарь. То есть Горбачёв. Наивность и утрата бдительности вылились в сокрушительное поражение»[4].

 

ФАКТЫ

Основные события в правление К.У. Черненко:

1984 – восстановление в партии В.М. Молотова.

1984 – введен День знаний – 1 сентября.

1984 – ответный бойкот Олимпийских игр в Лос-Анджелесе.

1985 – К.У. Черненко умирает, пробыв во главе партии и государства чуть больше года.

 

 

[1] Пазин М.С. Страсти по власти: от Ленина до Путина. — СПб.: Питер, 2012. — 384 с.; Он же. Запретные страсти великих князей. — СПб: Питер, 2009; Трагедия великой державы: национальный вопрос и распад Советского союза /Отв. Ред. Г.Н. Севостьянов /Сост. С.М. Исхаков. — М.: Изд. «Социально-политическая мысль», 2005, 660 с.; Черненко К.У. Коммунисты в СССР. Идеологическая основа. Структура. Народ и партия. — М., 1978; Он же. Некоторые вопросы творческого развития стиля партийной и государственной работы. Изд. 2-е. — М., 1978; Он же. Вопросы работы партийного и государственного аппарата. — М., 1980; Соловьёв В., Клепикова Е. Заговорщики в Кремле. От Андропова до Горбачёва. — М.: АО «Московский центр искусств», 1991. 294 с.; Герасимов Г.И. История современной России: поиск и обретение свободы. 19852008 годы. М., 2008;  Зенькович Н.А. Самые закрытые люди. Энциклопедия биографий. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002; Абрамов А.С. У Кремлевской стены. М.: Политиздат, 1987; http://know-it-all-1.narod.ru/praviteli78.html; http://www.encyclopaedia-russia.ru/article.php?id=133; http://www. coldwar. ru/chernenko/konstantin_chernenko.php; http://www.krugosvet.ru/enc/gosudarstvo-i-politika/chernenko-konstantin-ustinovich; http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=9049; http://ir.spb.ru/krasnoe-dvizhenie /lidery/chernenko-konstantin-ustinovich.html; http://oldhat.ru/hronology/59.html

[2] Прибытков В. Дата в истории. К 100-летию К.У. Черненко // Правда, №45, 2011.

[3] Прибытков В. Дата в истории. К 100-летию К.У. Черненко // Правда, № 45, 2011.

[4] Прибытков В. Дата в истории. К 100-летию К.У. Черненко // Правда, №45, 2011. 




Прикрепленные изображения