Анастасия ПОРОШИНА. «МОЛОДАЯ ЛИСТВА ЗОЛОЧЁНОГО СЛОВА…». О книге стихов Олега Малинина «Песня о сдаче Славянска»

Автор: Анастасия ПОРОШИНА | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 319 | Дата: 2017-03-30 | Комментариев: 0

 

Анастасия ПОРОШИНА

«МОЛОДАЯ ЛИСТВА ЗОЛОЧЁНОГО СЛОВА…»

О книге стихов Олега Малинина «Песня о сдаче Славянска»

 

Поэзия по своей сути стихийна. И в стихах молодого поэта Олега Малинина её природа ощущается очень ярко. Его сила в том, что он идёт вслед за этой мощью, позволяет стихотворениям рождаться и жить по своим собственным законам. Поэзия Олега Малинина полна молодой энергии, не всегда подчиняющейся упорядочиванию, но корни её – в глубокой литературной традиции. И достоверное ощущение этих корней проявляется в ней творческой силой.

Одним из признаков поэтической стихийности являются физические и метафизические превращения реальности в его текстах. Но это нельзя назвать вольным или слишком свободным обращением со словом, обладающим собственной природой, – весь мир ощущается автором как единство, как цельное полотно, где у неба есть тело, в которое вонзается клинок птичьей стаи:

Рыдающий горько 

Клинок журавлей

Вонзается в облако сбоку.

                                      («От южных широт устремясь…»)

Река становится кровью, но не человеческой – берёзовой. И здесь отметим глубину образности поэзии Олега Малинина: он использует приём в приёме – в сравнении (река как кровь) скрыто олицетворение (берёза – живое существо).

И сонно течёт, словно кровь из берёзы,

С камнями в разливе встречаясь, река.

                                                            (Египет)

Особое место в этом мире отведено даже не словам – Слову. Слово было в начале, поэт – его проводник, а не автор. И, явившись в мир благодаря поэту, Слово обретает собственную жизнь, своё звучание, своё особое значение.

И над знаменем горько звеня,

Молодая листва золочёного слова

Отрывается вдаль от меня.

                                                    (Крейсер «Варяг»)

Молодое Слово служит знамени – само по себе, вольное и звенящее. Этот образ, пожалуй, глубже всего раскрывает понимание Олегом Малининым предназначения поэзии.

Тонкое языковое чутьё позволяет автору создавать редкий для современной поэзии приём – восстановление в поэтическом контексте стёршегося значения слова. Прилагательное «перочинный» в повседневной речи давно воспринимается только в устойчивом сочетании со словом «ножик» и указывает на небольшой размер, а не на функциональность. Но становясь эпитетом, оно, во-первых, создаёт образ нервов-ножей, а во-вторых, неожиданно проявляется его первоначальное значение – служащий для того, чтобы чинить перья. А перо – главное орудие поэта.

…На острых

Нервах перочинных…

                                 (По дороге домой)

Повинуясь поэтической энергии, стихии пространства, реалии физического мира переходят одна в другую, обретают новые черты. Заснеженная степь вдруг совершенно естественно становится морем.

Гуляет в сугробах степная волна,

К ногам упадая…

И давние раны

Губами студёными лижет она.

                                    (Старая песня южных славян)

Волны моря – крылья – ладони – травы…

Высокие волны – сами крылья!

Широкие ладони бушующих трав –

Зеленоватые и сырые,

Каждый сравнивший их с птицей – прав.

                                                   (Волны, ветер и чайки)

Сколько в двух строках возникает образных наслоений: от стихийного к небесному, и далее – к человеческому (ладони) и земному (травы). Такая градация образа закономерна, но при этом требует внимательного, глубокого прочтения, чтоб не уронить ни капли, ни слова, не потерять в восприятии ни единого образного оттенка. Внимательное чтение – это то, чему сегодняшних читателей надо учить, это утраченное умение, потерянное вместе с осознанием ценности классической, традиционной литературы. Потому что современная тенденция к стремительности и фрагментарности восприятия, к торопливости во всём находит отражение и в восприятии искусства. В этом проблема и современной поэзии: сумев поймать удачный образ, яркую метафору, поэты далеко не всегда удерживают поэтический смысл, выстраивают образ.

Образные превращения в стихотворениях Олега Малинина происходят на самых разных уровнях восприятия, но более всего на уровне физических свойств предметов, явлений природы, эмоциональной сферы человека.

А вдалеке, догорая кострами –

Розовым пламенем влюблённых щёк –

Весенней тучи тяжёлый мрамор

Сваливается на плечо.

                                     (Волны, ветер и чайки)

Огонь – румянец влюблённого – туча – мрамор… Здесь мы ощущаем градацию от визуального и опять же стихийного (огонь) через эмоциональное, человеческое (влюблённые щёки) к материальному – весомому и тяжёлому физически (мрамор тучи). Материализация эмоциональных и визуальных образов усиливает их восприятие читателем на всех уровнях. Можно ощутить тяжесть чувства, обжечься его огнём и вздрогнуть от его мраморной холодности. Это выведение абстрактных понятий на уровень конкретики воссоздаёт многомерность реальности.

Книга пронизана ощущением полноты жизни, в чём бы эта полнота ни выражалась – в ощущении весны, обновления, в неизбывной тоске, в вихрях исторических перемен и революций, в огне войны. Не случайно автору близка оказывается тема войны, бунта, тема народной стихии – и он находит отражение этой стихии и в сюжетах мировой истории (Наполеон), но более всего – в своём Отечестве, в его истории (Разин) и современности (Славянск). Война в поэзии Олега Малинина позволяет ощутить близость смерти – и ценность жизни, а потому и оценить, ради чего человек готов своей жизнью жертвовать. Динамику слога, постоянное стремительное движение усиливает образ ветра, сквозящий во всей книге.

Не спеша накали

Начавшее биться уверенней сердце,

Грудной ветровей!..

<>

Теплеющий ветер, лети и зови…

                                                     (Парад Победы)

Ветер, зовущий в бой, – согревает, заставляет сердце биться чаще. Ветер изгнания холоден и полон тоски, но и в этой тоске – исполнен жизни, песни, музыки.

Прощай, морской, холодный ветер!

Реви! Ты не найдёшь покой!

Поющий, стонущий на флейте

Прибрежных скал! Все ветры вейте,

Как он – с такою же тоской!

                                            (Прощание Наполеона с Египтом)

Степной буйный ветер заставляет ощущать биение жизни.

Чтоб гнал тоску степной, собачий,

Безумный ветер, чтобы жить.

Чтоб чувствовать…

                                                    (По дороге домой)

И, наконец, диким зверем взвывает ветер народной бури, грядущих перемен.

Я люблю

              рёв голодного ветра,

Завывающего

                    по стране.

                                            (Стенька Разин в Астрахани)

Черпая вдохновение в истории Родины, автор следует и за её песенными, ритмическими мотивами. Ритмической строй книги многообразен и представлен как традиционными казачьими, народными мотивами, так и современными.

«Песня о сдаче Славянска», давшая название книге, представляет широкую палитру мелодий, вызывающую многочисленные аллюзии с народными напевами. В поэме стихия достигает своего апофеоза, так как тема близка современности и оттого особенно остра. Поэт становится ведом этой стихией. Стихийность проявляется и в композиции, и в сюжете, и в выборе выразительных средств, и в мелодической основе поэмы. Перо не всегда успевает за поэтическим полётом мысли: порывистость слога зачастую влечёт за собой смысловые разрывы, некоторые образы в стремительном движении рассыпаются, но всегда подлинным остаётся ощущение самой стихии жизни и её страстей.

Темы творчества Олега Малинина традиционны для классической лирики, но все они преломляются через призму истории, военно-патриотического подъёма. Лирический герой ощущает свои корни, подпитывается силой предков, оттого так устремлён в будущее, уверен в победе.

Тебе позволительно

Память иметь

О том, о далёком, который,

Как ты,

Презирал суеверье и смерть,

Влюбясь в кочевые просторы.

<…>

Так пей расстоянье

В погибшей ночи,

Почувствуй – родное какое!

Мы ядерной мощью

Ещё горячи,

И сами не знаем покоя!..

                                     («От южных широт устремясь…»)

И вместе с тем он осознаёт, что будущее возможно лишь там, где помнят прошлое, его имена и уроки.

На тяжёлых камнях древнерусских поверий

(Где монголы и гунны прошли,

Где разбились могучие волны о берег),

Лишь назвав поимённо лихие потери,

Мы построим ещё корабли.

И родятся тогда благодарные дети…

                                                  (Крейсер «Варяг»)

Обращаясь к художественному оформлению издания, следует отметить, что и обложка, и иллюстрации внутри книги отсылают читателя к теме истории Родины. Но нужно сказать, что и в стихотворениях, посвящённых другим странам, географическим точкам, ощущается попытка прочувствовать корни этой земли, постичь её вековой опыт, пережить её войны и боль и взглянуть на неё не с позиции туриста, а глазами поэта, чувствующего гораздо глубже обывателя. Это чувство органичности, сопричастности, единства пронесено поэтом через всю книгу. И художественная образность поэтического мира так же органична, многоуровнева и глубока.

В современном мире остро стоит проблема самоидентификации человека – национальной, культурной. Зачастую культурное полотно представляется скроенным из лоскутков, и каждый вроде бы волен выбрать себе Родину, язык, песни, традиции. Оглядываясь в прошлое, мы теряемся. Наша страна так резко меняла имена и направления исторического движения, что объяснима невольная растерянность: на что мы опираемся, во что мы верим? Не возникает этого вопроса у Олега Малинина. Для него Родина – под любым именем, при любой власти, во всех ипостасях едина. Сегодня этот голос – не сомневающийся, а уверенный, верующий и утверждающий – нужен, пожалуй, как никогда. В книге Олега Малинина «Песня о сдаче Славянска» стихийными поэтическими порывами сшивается в единое полотно разорванная историческая память.