Полина ТИТКОВА. БЕССМЕРТИЕ РУССКОЙ КЛАССИКИ. Полемические заметки

Автор: Полина ТИТКОВА | Рубрика: ДЕБЮТ | Просмотров: 1238 | Дата: 2017-03-13 | Комментариев: 2

 

Полина ТИТКОВА

БЕССМЕРТИЕ РУССКОЙ КЛАССИКИ

 

В одном из интервью для газеты «Аргументы и Факты» (№21 – 20.05. 2015 года) известный журналист и телеведущий Александр Невзоров сделал весьма эпатажное заявление о русской классической литературе, сказав, что «она безнадежно устарела» и «не имеет никаких взаимоотношений с сегодняшним днем». Согласиться с ним сложно, практически невозможно…

Определение «русская классическая литература» говорит само за себя. Ключевое слово здесь «классическая». Классика, как известно, вне времени. А русская – тем более. Будь на дворе XIX или XXI век – классика останется непоколебимой и востребованной у любого поколения. И отрицать это, по меньшей мере, неразумно. Примечательно, что классическая музыка, к примеру, гонениям не подвергается. Почему? Она тоже создана несколько веков назад, когда, выражаясь словами Невзорова, человечество находилось «на другом витке цивилизации». Однако её слушают до сих пор, ей восхищаются и рекомендуют к прослушиванию, потому что она не только «ласкает» слух, но оказывает благотворное влияние на человеческий организм. То же самое можно сказать и о русской классической литературе. Произведения, написанные настоящими мастерами, русскими классиками, которые безупречно владели словом, раскрывая богатство и величие могучего русского языка, могут служить своеобразными «учителями» грамматики и стиля. Хотя бы по этой причине необходимо читать русскую классическую литературу как можно чаще. Мощный словарный запас, стройные мелодичные речевые обороты – это лишь малая часть того неоценимого вклада, который внесла в развитие литературы наша отечественная классика.

В современный мир русская классическая литература вписывается как нельзя лучше. В свете последних событий складывается ощущение, что русские писатели были своего рода провидцами и писали свои произведения для нашего времени, заранее зная многие проблемы, с которыми нам предстоит не только столкнуться, но и неустанно бороться. Например, герои романов великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского являются едва ли не нашими современниками. Вспомним Лужина из «Преступления и наказания» и его «теорию целого кафтана». Её суть заключается в том, что «всё в мире на личном интересе основано», человек должен стремиться, прежде всего, к достижению своих целей, используя всевозможные силы и средства, жить исключительно для себя. Свою теорию Лужин иллюстрирует следующим примером: имеется у одного человека кафтан, у другого же человека кафтана нет. Что лучше: поделить кафтан на двоих, разорвав его, и обоим замерзнуть, или оставить кафтан себе, тогда пусть и один человек, но выживет? Очевидно, что Лужин отдаст предпочтение второму варианту. Но в своем эгоизме он настолько слеп, в мышлении узок и бессердечен, что ему даже не приходит в голову третий вариант – отдать целый кафтан нуждающемуся. Лужин даже не допускает мысли о милосердии и сострадании. Достоевский наглядно показал, как чувствует себя и в кого превращается человек в период ускоренного, «дикого» развития капитализма, к чему приводит верное служение теории Лужина. К сожалению, читая «Преступление и наказание», люди не всегда могут его понять и прочитать правильно.

«Мы не имеем ничего общего с теми людьми, которые описаны в этой (русской, – прим. автора) литературе», – говорит Александр Невзоров. С такой точкой зрения согласиться невозможно. Кто осмелится сказать, что люди с образом мышления, как у Лужина, не существуют в нашем мире? Неужели в XXI веке все исключительно добрые, милосердные, готовые отдать последний кусок нуждающемуся, а самому остаться голодным? Абсурд. Конечно мир не без добрых людей, и из века в век добро ведет борьбу со злом, но в современном мире «Лужины» встречаются не реже, чем во времена Федора Михайловича. Порой современные люди готовы в прямом смысле пойти по головам ради того, что есть и пить в избытке и в своё удовольствие. И утверждение Александра Невзорова, что герои русской классической литературы не имеют к нашему «витку цивилизации» никакого отношения, вызывает искреннее недоумение.

В серии публикаций филологического факультета МГУ «В защиту гуманитарного образования в России» вышла статья профессора Михаила Михайловича Голубкова. В своей работе он пишет: «Литература является носителем своеобразного генетического кода, без которого человек и общество теряют преемственные связи по вертикали времени. Через литературу человек получает накопленный столетиями опыт национальной жизни, частного поведения, манеры чувствовать и думать. И считать, что этот опыт архаичен и неприменим в современных условиях (можно сослаться на глобализацию), значит, отказаться от принадлежности к собственной национальной культуре». Действительно, в совокупности все произведения русской литературы являются своеобразной энциклопедией, в которой есть и бесценный опыт, и история России, и поведение человека, его мысли, действия. Созданы, тщательно проработаны и подробно описаны герои, которые и сегодня могут жить среди нас, которыми мы и сами можем быть или стать. Русские классики создали и художественно проанализировали множество судеб, показав, что стоит делать, а от чего лучше отказаться. Русская классическая литература подарила нам прописные истины, в каком-то смысле предостерегла от множества ошибок, но сегодняшний читатель, к сожалению, не всегда умеет читать между строк и увидеть то, что автор хотел до него донести.

«Литература формирует наши представления об исторических событиях и о людях, участвовавших в них, – как они мыслили себя, как ощущали в пространстве русской истории, что двигало ими, заставляя вершить историю, совершать поступки, действовать вопреки интересам личного преуспеяния», – пишет Михаил Голубков. В качестве примера профессор приводит произведение Льва Николаевича Толстого «Война и мир». Величайшее творение, которым по праву гордится русская классическая литература, на страницах которого изложена история Отечественной войны 1812 года. Именно «Война и мир» вызывает наибольшее негодование у Невзорова. В интервью корреспонденту «АиФ» он раскритиковал и сам роман, и Льва Толстого, обвинив его во лжи и фальсификации исторических фактов. «Я не понимаю, как у кого-то остаётся время читать нудное враньё про войну 1812 года, где позорное поражение русской армии с бросанием на поле брани 30 тысяч раненых, сдачей ключевого города преподносится как великая победа. Где врётся про какую-то народную войну, про каких-то партизан. Хотя известно, что крестьяне с одинаковым удовольствием грабили и помещичьи усадьбы, и французов. Всех, кто был послабее, они грабили и убивали просто потому, что была возможность чем-то разжиться». Чтобы так резко и грубо критиковать писателя, чьим произведением восхищается не только Россия, но и весь мир, чья слава признана, нужно быть, как минимум, экспертом и в литературе, и, тем более, в истории, и не только отечественной, но и мировой. Желательно посвятить изучению этого периода истории внушительную часть жизни, чтобы быть максимально объективным. Оспаривая факты, изложенные на страницах романа «Война и мир», необходимо приводить достоверный источник – архивные документы, которые бы наглядно говорили о том, что Лев Толстой обманул не одно поколение, описывая события Отечественной войны 1812 года. Если роман Толстого действительно «нудное вранье», а «смелому» критику, который усомнился в знаниях писателя, известно, как все было в действительности, почему бы не открыть глаза людям на настоящую историю?

Александр Невзоров употребляет фразу «Хотя известно...». Кому известно? Из каких источников? Увы, ответа нет. А жаль, потому что хотелось бы видеть подтверждение объективности и достоверности той резкой критики, с которой Александр Невзоров обрушился на роман «Война и мир». Называя всю художественную литературу «субъективистской», Невзоров сам недалеко ушел от этой субъективистики. «Без неё (художественной литературы, – прим. автора) можно обойтись, потому что она не несёт в себе знаний. Более того, она вредна. Она учит человека: не подчиняться жёстким законам причинно-следственных связей, приоритету эмоциональности над вычислением, рваности мышления. Она учит презирать поиск подлинной причины и всегда предлагает наиболее удобную», – продолжает Невзоров. И тут, опять-таки, хотелось бы увидеть наглядный пример. Вообще, хотелось бы, чтобы каждое резкое до грубости высказывание Александр Невзоров иллюстрировал примером. Если литература не несет в себе совершенно никаких знаний, то пусть будет приведено в пример хотя бы одно «пустое» произведение, если она учит человека презирать поиск подлинной причины – будьте добры привести конкретный пример. Иначе все это субъективистика.

Невзоров не первый и не последний, кто высказывается против русской классической литературы. Не первый раз она подвергается гонениям, жесткой и, зачастую, необоснованной критике. Но это не мешает ей существовать уже не один век. И не просто существовать, но и быть любимой миллионами. Русская классика как была, так и остается единственным и уникальным в своем роде носителем социально-исторической и культурной информации. И еще не одно поколение возьмет в руки книгу и ощутит себя ее героем, или современником персонажа произведения, узнает, как себя чувствовали и ощущали люди в ту или иную эпоху. И никакое время над ней не властно.