Валерий СКРИПКО. СТРАННЫЕ ЛЮДИ, или плач по старой Москве

Автор: Валерий СКРИПКО | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 197 | Дата: 2017-03-02 | Комментариев: 0

 

Валерий СКРИПКО

СТРАННЫЕ ЛЮДИ, или

Плач по старой Москве

 

У классовых противоречий есть множество смыслов и оттенков, но есть одно общее свойство. Это свойство – непонимание привилегированным социальным слоем и сочувствующей ему интеллигенцией законов совместного проживания в обществе. Над неимущими классами иногда берут шефство политики и учёные и вдохновляют их на борьбу за свои права.
У представителей имущих классов – заблуждения стародавние и неизлечимо-хронические. Их никто не лечит и не переубеждает! Наоборот, по причине каких-то личных выгод, все им поддакивают и льстят, увеличивая и без того дремучее политическое невежество богатого сословия!

Очень характерен, в этом смысле, «плач» Дмитрия Володихина о старой Москве. «У тех, кто остался в живых из огромной старой русской элиты, от богатого, хорошо образованного старомосковского населения и без всякого папаши Виссарионовича есть причины ненавидеть хозяев пост-революционной столицы. Уют конца 20-х, начала 30-х годов – плод пользования награбленным. Плод прислуживания свирепой банде захватчиков» (журнал «Москва», № 9-2016).

Автор статьи оплакивает богатую московскую элиту – как жертву нашествия «свирепой банды захватчиков». А ведь в составе этой «свирепой банды» были рабочие заводов, без которых была бы невозможна советская индустриализация, учителя и врачи, и прочее население, которое власть вытолкала в грязные подвалы и пристройки! Они делали общее дело, осваивали фабричные методы работы, новые формы услуг. А в социальном плане – это было забытое властью, заброшенное население, о котором никогда не заботились по-настоящему в общегосударственном
масштабе! Оно веками было настоящей жертвой сильных мира сего.

Сегодня защитники нашего «свирепого рынка» со слезой в голосе описывают богатых меценатов, которые раздавали какие-то крохи на благотворительность… Но разве это решение вопроса там, где речь идёт о судьбе миллионов?

«Старомосковское население» до 1917-го года было абсолютно уверено, что в своей бедной стране имеет право на такие же привилегии и роскошь, которую в Европе накапливали столетиями путём грабежа колоний, внедрения фабричных технологий и урожаев в условиях почти идеального климата!

У «хорошо образованной» русской элиты не хватило подлинного образования, чтобы осознать, что Россию можно сделать процветающей страной, только объединив капиталы и усилия рабочих масс и образованных людей, то есть всех пассионариев – творчески активных людей (по определению Льва Гумилёва).

Вспоминаю планировку последней квартиры Александра Сергеевича Пушкина на Мойке в Санкт-Петербурге. Большой кабинет поэта. И крохотная спаленка рядом… У российской «элиты» конца 19-го века – аппетит на большие спальни и просторные гостиные, то есть в подсознании у них – стремление к расширению жизненного пространства для грядущего общества потребления… для любовных утех и обжорства. 1917 год – остановил у нас это сумасшествие! В США оно продолжилось… появились десятки спален для друзей и даже для собак!

Российских «максималистов» на время остановила революция. Большие квартиры пришлось отдать! И, прежде всего, трудящимся!

Странно, что в массе новых жильцов старомосковских квартир не увидел будущих преобразователей России даже такой талант, как писатель Михаил Булгаков. В романе «Мастер и Маргарита» мы видим неприятные образы испуганных обывателей непонятного происхождения, которые день и ночь заняты борьбой друг с другом за лишние метры.

Какой план электрификации всей России можно осуществить с такими обывателями? Где вдохновенные лица инженеров, конструкторов, сборщиков первых советских машин и турбин. Но ведь они в 20-х и 30-х годах – были, на Садовой и других улицах Москвы жили! Полуголодные шли работать, готовить страну к нашествию немецких фашистов – и всё это под ненавидящими взглядами оставшихся в живых родственников «старомосковской элиты».

Вокруг была масса обывателей – приспособленцев всех мастей и оттенков... Но ведь не обыватели же – делали и делают историю!

Михаил Булгаков уже не мог видеть новых пассионариев «незамутнённым» взглядом писателя-исследователя. Кажется, на всех «красных» – он смотрел из белогвардейских окопов.

Современные поклонники старой московской элиты – разумеется, в то трудное время не жили. Они сочиняют свои «злые сказки» о советском времени вообще без всякой связи с исторической реальностью!

Странные люди…

Бедные воображением люди!