Алексей ШОРОХОВ. НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ В МОСКВЕ. Орхан Памук выступил с публичной лекцией в РГБ

Автор: Алексей ШОРОХОВ | Рубрика: СОБЫТИЕ | Просмотров: 328 | Дата: 2017-02-25 | Комментариев: 1

 

Алексей ШОРОХОВ

НОБЕЛЕВСКИЙ ЛАУРЕАТ В МОСКВЕ

Орхан Памук выступил с публичной лекцией в РГБ

 

Лев Николаевич Толстой, как известно, от Нобелевской премии отказался. Турецкий писатель Орхан Памук нет. В свете потепления отношений с Турцией и чтобы сгладить эту историческую неловкость, в Москве решили присудить Памуку премию «Ясная поляна». За роман «Мои странные мысли» (2014 год).

Несмотря на турецкий вектор во внешней культурной политике, зримо воплощённый в Орхане Памуке, на сцене конференц-зала Российской государственной библиотеки (легендарной «Ленинки», кто ещё не знает) 24 февраля царили Толстые. Советник по культуре президента РФ Владимир Толстой представлял публике гостя и вручал ему премию имени родовой усадьбы Толстых, разговор с Памуком на сцене поддерживала Фёкла Толстая, вопросы гостю задавали, разумеется, тоже про Толстого…

– Оказал ли влияние?

– Ещё какое! Рос с портретом Толстого (репродукцией картины Репина) на стене.

– Изменилось ли отношение с возрастом?

– Изменилось, потому что…

– Показали бы вы ему свои романы?

…Тут пауза:

– Не уверен, Толстой часто ругал присланные ему произведения. А авторам стихов – вообще советовал «больше не писать» (аплодисменты в зале).

Это, если вкратце.

Перед зрителями выступал типичный западный писатель, профессор, «раскладывающий по полочкам» (Фёкла Толстая) тот или иной вопрос, а так как зал наполнили в основном студенты – взаимопонимание было полным. Вопреки тому, что англоязычный автор говорил на «втором родном» (английском), наушниками с параллельным переводом воспользовались очень немногие.

Успехи реформы образования, как говорится, налицо. Мир без границ. Детки уже готовы везти свои мозги и другие части тела туда. Чтобы прочесть того же Толстого в эталонном оксфордском издании с коротеньким пересказом любовных сцен на языке «Битлз». А вот Томас Манн в своё время мечтал поехать в Россию, где бы его непременно звали Фома Генрихович. Но не будем о грустном.

…Злые языки говорят, что в споре Толстого с Достоевским победили наследники Льва Николаевича. Ездят на машинах с мигалками или просто добротных иномарках, не сходят с телеэкранов, любят респектабилити и комфортэйбл (ну не босиком же ходить!), да и вообще.

Ну а наследники Достоевского водят трамваи в Санкт-Петербурге… Тоже полезное для общества занятие.

Впрочем, в мире ином, не унимаются злые языки, всё может оказаться с точностью до наоборот. И этот разрыв самого великого графа мучил, если не сказать – терзал. Может быть, он один тогда за всех и отмаялся? Мысль, по-моему, довольно ловкая, главное, комфортабельная…

Достоевский вроде бы тоже страдал, хотя и по-другому. Однако ж святые Сербской православной церкви Николай Велимирович и Иустин Попович почитали его служение пророческим, как бы даже близким к канонизации…

А быть наследниками православного пророка тоже неплохо. Хотя бы и управляя трамваем. Совсем неплохо.

Но в сторону предположения. «День литературы» первым решился нарушить царившую тему Толстых и спросил турецкого писателя о Пушкине:

– Господин Памук, вы сегодня часто упоминали имя Пушкина, говоря о русской литературе в своей речи. Возможно его известная повесть «Метель» что-то подсказала вам, когда писался роман «Снег»? Ведь и там, и там снежная стихия как роковая надмирная сила вмешивается в судьбы людей, чтобы решительно изменить их?

– Здесь не только Пушкин, снежная мистическая стихия очень часто выступает и в произведениях Гофмана, Эдгара По, того же Толстого… Кстати, действие моего романа происходит в Карсе, в котором Пушкин с русской армией побывал в начале XIX века (1829 год, описано в «Путешествии в Арзрум» А.Ш.). И вообще – Карс очень русский город, с конца XIX века и до 20-х годов XX он принадлежал России, там даже архитектура во многих местах сохранилась нетипичная для Турции, именно русская. Поэтому и роковая снежная стихия возникает в романе, конечно, и «Метель» Пушкина здесь находится где-то близко…

…От себя добавим, что роман «Снег» (2002 год) Орхана Памука не только самый «русский» в его творчестве, но и самый пророческий. Почти за пятнадцать лет до турецких событий июля 2016 года (несостоявшегося военного переворота) Памук описывает точно такую же неудачную попытку в Карсе, отрезанном от большой Турции многодневным снегопадом. И, несмотря, на постмодернистскую атмосферу художественного романа и реального июльского путча – и там, и там кровь проливается настоящая. Это, наверное, и есть исчерпывающий ответ, на вопрос, заданный Памуку на московской встрече: как же соотносятся традиция и модерн?

Алексей ШОРОХОВ,

"День литературы", 25.02.2017

Фото предоставлено пресс-службой Samsung.

 




Прикрепленные изображения