Валерий РУМЯНЦЕВ. КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ СЛУЧАЙНЫМ? Пейзажная лирика

Автор: Валерий РУМЯНЦЕВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 398 | Дата: 2017-01-06 | Комментариев: 1

 

 Валерий РУМЯНЦЕВ

 КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ СЛУЧАЙНЫМ?

 Пейзажная лирика

 

 Из-под опущенных ресниц

 Взглянуло солнце на покосы;

 На стаи перелётных птиц,

 Зарю встречающих на косах;

 На стены камышей; на лес,

 Покрытый пеленой тумана;

 На отражение небес

 В притихшем зеркале лимана.

 Взглянуло солнце: ждут меня?

 И убедилось: нет ошибки.

 Мгновенно замерла земля

 От алой солнечной улыбки.

 А солнце, распахнув глаза,

 Всё щедро озарило светом.

 Ликует мир, зарёй согретый…

 И лишь одна трава в слезах.

 

 * * *

 Осень. Лист слетел с берёзы

 Прямо в заросли бурьяна.

 Тучи проливают слёзы

 На промокшие поляны.

 Шёпот капель наполняет

 Всё вокруг глухой тоскою.

 Ветер волны поднимает,

 Пролетая над Окою.

 Волны камыши колышут

 И сбивают в комья пену.

 Всё в природе нервно дышит,

 Предвкушая перемены.

 

 * * *

 На землю падал луч зари.

 Зачем он падал – непонятно.

 Но всё же, что ни говори,

 А это было нам приятно.

 И мы смотрели на зарю

 С надеждой, затаённой в сердце,

 Что в богом проклятом краю

 Есть всё же шанс душе согреться.

 

 * * *

 Из родника в полдневный зной

 Глоток живительного чуда.

 Один глоток. За ним второй…

 Всю жизнь я это помнить буду.

 В час пессимизма, в час тоски

 Родник всплывёт вдруг сгустком света;

 И боль, что жалила виски,

 Отступит пред виденьем лета.

 О лето дивное! Клянут тебя подчас

 За комаров и мух, и волны зноя.

 Но всё равно он наступает – час,

 Когда тебя помянут с теплотою.

 

 * * *

 Солнца шар исходит зноем

 Над великою рекою,

 Только волны пенным роем

 Душный полдень беспокоят.

 Всё живое ищет тени,

 Но и там горячий ветер

 Добавляет им мучений,

 Чтобы помнили о лете.

 

 * * *

 Шёл снег. Трава безропотно

 Под белым пухом корчилась.

 И чудился её шёпот, но

 Звучал он неразборчиво.

 Снежинки как иголками

 В траву впивались стужею.

 И были льдинки колкие

 Безжалостным оружием.

 Да, жизнь была наградою

 Так скупо ей отмерянной…

 А снег, на землю падая,

 Шептал: «Не всё потеряно».

 

 * * *

 По чёрному стеклу пруда

 Скользит лимонный лист берёзы.

 Из ниоткуда в никуда.

 Что ищет он? Какие грёзы

 В его опавшей голове?

 И почему ему неймётся

 И не лежится на траве?

 Зачем он в путь последний рвётся?

 Загадок полон этот мир,

 И в каждой капле плещут тайны.

 Для разума здесь вечный пир.

 Как это может быть случайным?

 

 * * *

 Тихо падали звёзды на плечи зари.

 Умирала с улыбкою осень.

 Караван журавлиный пронёсся вдали,

 Крик прощальный на сонный мир бросив.

 Лес за Волгой вдруг брызнул в глаза желтизной,

 Солнца луч на волнах заискрился.

 Мир вокруг встрепенулся на миг как весной

 И опять в тихий сон погрузился.

 

 * * *

 Солнца луч скользнул по лицам

 И в дубовой роще скрылся.

 Небосвод к земле склонился

 В полумраке скрыв границы

 Между небом и землёю,

 Меж рекой и камышами,

 Словно краски все смешали

 За ушедшею зарёю.

 Привыкаем жить во мраке,

 Напрягаем силу воли.

 Если б только знать, доколе

 Будет длиться час собаки.

 

 * * *

 Взошедшее солнце сверкает в росе,

 Алмазные россыпи бросив на поле.

 Лисица бежит на песчаной косе.

 Две чайки несутся над тихой рекою.

 Светла и знакома надежда в груди,

 Чарующих планов растёт вереница.

 И кажется: целая жизнь впереди,

 И эта картина не раз повторится.

 

 * * *

 Лишь ветер стих – застыло небо.

 Недвижны тучи над рекой.

 Край, где покой доселе не был,

 Внезапно получил покой.

 Но настороженная память

 Ждала какой-нибудь подвох.

 А подозренье душу ранит

 Сильнее, чем тиски оков.

 И тихий тёплый мирный вечер

 Душе покоя не принёс.

 Спустилось тяжестью на плечи

 Предощущенье новых гроз.

 

 * * *

 Когда остались позади

 Прижимы и шальные бочки,

 Когда в ликующей груди

 Вдруг стали распускаться строчки,

 Как пела каждая строка,

 Сияя чистотой кристалла!

 И присмиревшая река

 Родной и близкой сразу стала.

 И снова вспыхнул мир вокруг –

 И ослепителен и ярок.

 И даже дрожь усталых рук

 Воспринималась как подарок.

 

 * * *

 Шум камышей.

 Шорох мышей.

 И комариный звон.

 Гулко в ночи

 Филин кричит,

 Прочь отгоняя сон.

 Что нас зовёт

 Снова вперёд

 За поворот дорог?

 Что нам в пути

 Нужно найти

 Знает один лишь бог.

 

 * * *

 Запах сырости и грибов.

 Лист упавший наполнен влагой.

 Закрывают стволы дубов

 Затаённую пасть оврага.

 По тропинке бреду сквозь лес,

 Просто так без убогих планов.

 Опускается дождь с небес,

 Монотонно шурша в бурьянах.

 Капли-бусинки по ветвям

 Разбросала повсюду осень.

 Дни последние октября

 Время в тихую даль уносит.

 

 * * *

 Тянет влажной прохладой с реки.

 В сердце зреет предчувствие нового.

 Всем прошедшим годам вопреки

 То, что память хранит, вижу снова я.

 Или время вдруг прыгнуло вспять?

 Или есть и ему неподвластное?

 Словно детство вернулось опять,

 Отодвинув реальность ненастную.

 На пустынном речном берегу

 Ветер странствий зовёт в Неизвестное.

 Этот зов пронести я смогу

 Через дни, суетные и пресные.

 Этот зов пролетит сквозь года

 Недопетой бессловною песнею,

 Как летит через время вода

 Всё на том же пути в Неизвестное.

 

 * * *

 Ветер сосен вершины полощет

 Налетевшим внезапно дождём.

 Боль утрат растворяется в роще,

 По которой бесцельно бредём.

 Здесь светло и легко, словно в храме.

 Воздух свеж как дыхание гор.

 Как картина в невидимой раме

 Этот тихий сосновый шатёр.

 Капли тихо сползают по хвое

 И блестят отраженьем небес.

 Но и дождь не нарушит покоя,

 Что сердцам подарил этот лес.

 

 * * *

 В октябре по ночам

 Над рекою туман.

 У берёз по плечам

 Желтизна летних ран.

 В предрассветной тиши

 Скован инеем лес.

 И молчат камыши,

 Глядя в бездну небес.

 В ожиданье зимы

 Мир задумчив и тих.

 Нарушаем лишь мы

 Этот общий мотив.

 Мы куда-то спешим

 В мельтешении дней

 И природу смешим

 Изобильем затей.

 

 * * *

 Солнечное зарево пьянило

 Вечностью, искрящейся за светом.

 Звёзды, тая, падали в горнило

 Силу набиравшего рассвета.

 И надежды крылья расправляли,

 С лёгкостью сметая все сомненья.

 И такие открывались дали,

 Что хотелось задержать мгновенье.

 

 * * *

 Ветер вздыхает. Под лёгким дыханьем

 Стаями листья вспорхнули с деревьев.

 Листья, хранящие летние тайны,

 Падают вниз, словно птицы без перьев.

 Солнца лучи гладят ласково кожу,

 Тихо шепча: всё ещё возвратится.

 Что не свершили, свершить ещё сможем.

 Что не сложилось, успеет сложиться.

 

 * * *

 По утрам над Волгою туман.

 Это значит: осень на подходе.

 И холодный ветер дальних стран

 Всё привычней рядом с нами бродит.

 Лес ещё по-летнему тенист,

 Только непривычно бескомарен.

 В кронах золотится жёлтый лист

 Среди ярких пятен киновари.

 Всё, что было можно, отцвело.

 Лес притих, чего-то молча ждущий.

 Время лёгкой грусти о былом.

 Время размышлений о грядущем.

 

 * * *

 Плеск реки сливался с шумом ветра.

 Брызги волн с дождём переплелись.

 Медленно тянулись километры.

 Тихо разворачивалась жизнь.

 Мы ушли в бездумное скольженье

 Незаметно тающих минут,

 Сердцем ощущая приближенье

 К тайнам, что навстречу нам идут.

 Жизнь казалась светлым приключеньем.

 Зрели чувства тёплые в груди.

 И почти утратили значенье

 Беды, что остались позади.

 

 * * *

 Запах высохших трав

 В волнах летнего зноя.

 В изнурённых лугах

 Частокол травостоя.

 Череда облаков

 Белой гроздью на сини.

 И следы дураков

 На просторах России.

 Нищета деревень

 И антенны на крышах…

 И писать уже лень.

 И всего не опишешь.

 

 * * *

 Листья целыми гроздьями падают

 В полусонном и светлом лесу.

 На прощание осень нас радует,

 Предъявляя земную красу.

 Нет ни летней жары изнуряющей,

 Ни настырных летучих армад,

 Но по-летнему роща тепла ещё,

 Хоть и кружит вовсю листопад.

 Краски лета разбавив осенними,

 Ждёт природа прихода зимы.

 Жаль лишь, нет больше птичьего пения:

 По-осеннему рощи немы.

 

 * * *

 Краснел от злости солнца луч.

 Пытались в небо взвиться волны.

 А в небе средь багровых туч

 Сверкали зажигалки молний.

 Метался ветер как больной

 И тучи рвал бездумно в клочья.

 О чём стонал он предо мной?

 И чем же мог ему помочь я?

 Я сам как ветер день и ночь

 Мечусь по жизни бестолково.

 Чем я могу ему помочь,

 Когда к одной цепи прикован?

 К цепи бесчисленных забот,

 Чужих желаний, слёз, амбиций.

 Я, как и ветер, рвусь в полёт,

 А вынужден лишь суетиться.

 

 * * *

 Ветер, сгибая деревья, стонал.

 В тон ему ветви скрипели.

 С запада чёрная пелена

 Тихо сползала на ели.

 Волны вскипали барашками пен,

 Тёмную воду чертили.

 Небо сплетая узорами вен,

 Белые молнии били.

 Били по скалам, их камень круша.

 Били по пляшущим водам.

 Только была равнодушна душа

 К этому буйству природы.

 Скучно и грустно стучало в груди

 Сердце, как дробь барабана,

 Зная, что нет ничего впереди,

 Кроме тоски и дурмана.

 

 * * *

 Звёзды в небе светлеющем тают,

 Охлаждая поднявшийся ветер.

 Ветер ветви деревьев листает,

 Словно новости ищет в газете.

 Шорох листьев скользит над рекою,

 В шорох волн сам собой переходит.

 И на смену ночному покою

 Суетливость дневная приходит.

 

 * * *

 Плащ ночи был протёрт до дыр.

 И свет, сквозь дыры проникая,

 Искрился блёстками слюды,

 Людские взгляды привлекая.

 И люди поднимают взор,

 И мысль приводится в движенье.

 И порождает звёзд узор

 Игру ума – воображенье.

 И разум, крылья распустив,

 Спешит решить загадку ночи.

 И возникает новый мир,

 Не лучше и не хуже прочих.

 

 * * *

 Гремел литаврами закат.

 Сквозь тучи молнии блистали.

 Они разили всё подряд

 Клинками из небесной стали.

 Как было весело следить

 За разгулявшейся стихией

 И с ней на равных говорить,

 Бросая гордые стихи ей.

 С восторгом слушать сердца дрожь,

 Забыв про скуку и усталость.

 И ощущать, что ты живёшь.

 И видеть жизни мощь и ярость.

 

 ПЕРВОЦВЕТ

 Из-под снега вылез глаз

 Ясным зимним днём.

 С хитрецой взглянул на нас:

 Мол, ну как живём?

 Надоели холода

 И текущий нос?

 Ладно, это не беда –

 Я весну принёс.

 Пусть пока ещё не всю,

 Но пора встречать.

 Остальное донесу.

 Главное – начать.

 

 * * *

 В хрустальном сумраке синеющего льда

 По спящим беспробудным сном колоннам

 Стекают искры капель сквозь года

 Рассеянно и целеустремлённо.

 

 Здесь в тишине таинственных пещер

 Струится запах вечности и тлена.

 Здесь скрыта суть непознанных вещей,

 В которых тихо зреют перемены.

 

 Но время продолжает свой отсчёт,

 И близит час, сокрытый за туманом.

 За каплей капля – и ручей течёт

 К далёкому пока что океану.

 

 * * *

 Лёд украсил ветви блеском

 Бриллиантовых букетов.

 В хрупких белых перелесках

 Взрыв искрящегося света.

 

 В тишине морозной слышен

 Треск ветвей обледенелых.

 Словно лес украдкой дышит

 Неумело и несмело.

 

 Просинью на белой краске

 Тени на снегу повсюду.

 И висит над лесом сказка

 Звонким ожиданьем чуда.

 

 * * *

 Снежный пух укрыл поля,

 Завалил овраги.

 Вдоль дороги тополя

 Словно из бумаги.

 

 Мы идём, и снег скрипит

 В такт шагам упругим.

 Мир под снегом сладко спит –

 Мы его разбудим.

 

 Ждут великие дела –

 Сбросьте сна оковы!

 То, что вьюга замела,

 Возродится снова.

 

 Столько нужно совершить!

 Сна откиньте бремя!

 Просыпайтесь, чтобы жить, –

 Хватит тратить время!

 

 И сквозь стужу января,

 Солидарна с нами,

 Улыбается заря

 Алыми губами.

 

 * * *

 Бриллиантовая россыпь

 На ветвях в затихшем парке.

 Через снежные заносы

 Важно ковыляет галка.

 

 Солнца луч рисует тени

 Синевато-серой гаммы.

 Всё в природе только звенья

 Бесконечной панорамы.

 

 Цепь протянута сквозь вечность.

 Каждый миг таит загадку.

 Парка зимнего беспечность –

 Отблеск чьей-то жизни краткой.

 

 * * *

 Звезды мерцающий полуночный магнит

 И мысли притянул к себе и взоры.

 Вселенная наполовину спит,

 Наполовину занята раздором.

 И разум не желает отставать,

 Ведя сквозь сон невидимые битвы.

 То принимаясь лжи забор ломать,

 То прячась под накидкою молитвы.

 В тех битвах гибнут целые миры

 И вспыхивают звёзды откровений.

 А результат мыслительной игры –

 Неясные бесформенные тени.

 

 * * *

 Сонные лица застывших домов

 Щурятся на покрасневшее небо.

 Под лоскутами оборванных снов

 Утро, в котором никто ещё не был.

 Что принесёт наступающий день,

 Скрыто в тумане грядущих мгновений.

 Всё пережитое прячется в тень,

 Чтобы растаять в душе вместе с тенью.

 Мысли опять и легки и чисты.

 Сердце как в детстве надеждой согрето.

 Крылья расправив, взлетают мечты

 С предощущеньем духовного света.

 

 * * *

 Морковным закатом залиты поля.

 Последние пчёлы торопятся в улей.

 Недвижной шеренгой стоят тополя.

 Намаялись за день, заснули.

 Недвижим камыш над притихшей рекой.

 Лишь рыбьи круги нарушают

 Готовый залить всё в округе покой

 И водную гладь украшают.

 

 * * *

 Из-за леса, из-за гор,

 Ярче и смелее,

 Разгорается костёр,

 Страх ночной редеет.

 Просыпается душа,

 Зреют в ней надежды.

 Облака надеть спешат

 Новые одежды.

 Миру вновь даётся шанс

 Приобщиться к свету.

 Может быть, на этот раз

 И свершится это.

 

 * * *

 По зелёному лугу наивной мечты,

 По колено в росе мы шагали вперёд.

 И по нашим следам распускались цветы,

 Буйством красок приветствуя солнца восход.

 

 По степи ожиданий и дерзких идей

 Мы прошли, торопясь и сжигая сердца.

 Не заметив, что в этой шальной суете

 Позволяем примазаться к нам подлецам.

 

 По засохшему полю утраченных грёз

 Мы бредём, собирая репейника цвет.

 Шорох трав и круженье последних стрекоз –

 Словно эхо в театре промчавшихся лет.

 

 * * *

 Облондинила осень

 И поля и леса.

 Паутинки уносят

 Пауков в небеса.

 

 На рассвете искрится

 Тонким бисером луг.

 Птичьих стай вереницы

 Улетают на юг.

 

 В тишине и покое

 Время думать о том,

 Что же это такое –

 Наш космический дом.

 

 Время строить прогнозы

 Что нас ждёт впереди,

 Чтобы память занозой

 Не царила в груди.

 

 Чтобы ветер надежды

 Мог свободно кружить

 В закупоренных прежде

 Закоулках души.

 

 * * *

 Тихий таёжный край,

 Где комариный рай,

 Где у звенящих вод

 Был рождён наш поход.

 Чащи и бурелом,

 Скалы. Речной залом.

 Хариуса бросок.

 Сосен янтарный сок.

 

 Там в тишине ночей

 Тихо журчит ручей

 И размечает ель

 Звёздную карусель.

 Там по утрам туман

 Тянется как роман,

 Чтобы благую весть

 Все в нём могли прочесть.

 

 Тихий таёжный край,

 Помни, не забывай

 Тех, кто сумел пройти

 Этот кусок пути.

 Тех, кто унёс с собой

 В памяти голос твой,

 Чтоб сквозь рекламный бред

 Видеть таёжный свет.

 

 * * *

 Взрывы солнечного света

 В чахлой паутине тени.

 Солнце золотой монетой

 Испускает волны лени.

 Пахнет зноем и сиестой.

 Мысли плавятся как свечи.

 И мечтается о месте,

 Где родник, струясь, щебечет.

 

 * * *

 Отзвенело комарами лето.

 Тянет вновь в неведомые страны.

 Паруса уснувшего корвета

 По утрам наполнены туманом.

 

 И клубятся призрачные виды

 Скал на позабытом побережье,

 И всплывают старые обиды

 На судьбу, что рушила надежды.

 

 Кажется, что всё на свете было,

 Только в результате оказалось:

 Жизнь, что за кормою вдаль уплыла,

 Уплывать совсем не собиралась.

 

 А казалось, дует свежий ветер

 И грядут большие перемены.

 Ах, как жизнь кипела на корвете

 В мире, полном белоснежной пены!

 

 Проносились ураганы, рифы.

 Острова, закаты, полнолунья.

 Таяли под ясным солнцем мифы,

 Порождая странные раздумья.

 

 Всё промчалось яркой тонкой лентой

 В памяти уснувшего корвета.

 Как глоток туманного абсента

 Отзвенело комарами лето.

 

 * * *

 Дрожь холодного рассвета

 На ресницах мокрых сосен.

 Вслед за комариным летом

 Лес захватывает осень.

 

 По утрам покрыты лужи

 Чем-то тающим и гладким,

 Но всё так же ночью кружат

 НЛО вокруг палатки.

 

 И всё так же примеряя

 На себя чужие жизни,

 Мы опять во сне летаем.

 А за нами – афоризмы.

 

 В сон вплетаясь, чуждый разум

 Ничего понять не может.

 Кто здесь отдаёт приказы,

 Если их клубок так сложен?

 

 В звёздном небе дышит холод

 В такт мерцанию узоров.

 Мир всё так же дик и молод –

 Что ему до наших споров.

 

 ДЫХАНИЕ ЗИМЫ

 Отплакал лес ноябрьскими туманами

 Над чёрными глазницами стариц.

 Средь облаков не видно караванов

 Спешащих к югу на зимовку птиц.

 

 В полях дрожит засохших трав щетина

 Под трепетным дыханием зимы.

 Всплывают в памяти прозрачные картины,

 Что в жизненный сюжет вписали мы.

 

 Летят листы тончайших акварелей

 И маслом пропитавшихся холстов.

 Те, что в горниле жизни не сгорели,

 Как кипы чистых и пустых листов.

 

 Скользят листы застывших впечатлений

 Эскизами рождаемых миров.

 Как хорошо, что череду мгновений

 Хранить способны кисть или перо.

 

 Не все из них бессмертия достойны,

 Но недостойные уходят тихо в брак.

 И на душе прохладно и спокойно:

 Всё повторится, но уже не так.