Вячеслав МАКЕЕВ. НИЦЭВТ – СОЗДАТЕЛЬ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЭВМ. Очерк

Автор: Вячеслав МАКЕЕВ | Рубрика: ФОРУМ | Просмотров: 247 | Дата: 2017-01-01 | Комментариев: 0

 

Вячеслав МАКЕЕВ

НИЦЭВТ – СОЗДАТЕЛЬ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЭВМ

Очерк

 

Проезжая по Варшавскому шоссе в сторону области в районе Чертаново, по левой стороне можно видеть самое длинное здание Москвы, достигающее в длину едва ли не километра, точнее 978 метров.

– Что это? – удивятся многие москвичи или гости столицы, в основном люди самого дееспособного возраста от двадцати до сорока лет, занятые преимущественно в сфере торгового, строительного или охранного бизнеса.

– Это, молодые люди, Варшавка 125, НИЦЭВТ или «Персей», как его стали называть позже, – ответит им умудрённый жизнью пенсионер, – а здание это самое длинное в Москве и зовут его «дугой» оттого, что здание слегка вогнутое. Строили его военные строители, стало быть, стройбат, с конца шестидесятых и до середины семидесятых годов теперь уже прошлого века. В НИЦЭВТе я когда-то работал…

– Теперь там склады, разные офисы, да магазины, – вздохнув, добавит пожилая женщина. – И я там работала. Многие жители из нашего района и не только из нашего, работали там. Давно это было…

– А я там сейчас работаю, – ответит молодой человек или девушка, если таковые окажутся в проезжающем автобусе или троллейбусе. – «Лежачий небоскрёб» – так ещё называют это самое длинное в Москве здание.

– Вот именно, «лежачий», – вздохнёт пенсионер.

– Чем же там сейчас занимаются?

– Разрабатывают программные продукты для компьютеров, собирают отечественные персональные компьютеры,– скромно ответят программисты – молодой человек или девушка, если таковые окажутся поблизости.

– Вот именно, для компьютеров, импортных или тех, которые собирают из готовых комплектующих. Отвёрточная сборка, да и таких компьютеров немного, только для Минобороны, – покачает головой пожилой пенсионер. – Раньше в этих стенах разрабатывали мощные отечественные ЭВМ для промышленных предприятий, институтов, для объектов энергетики и транспорта. Теперь не то. Куда ни глянь, одни импортные, уже не ЭВМ, а компьютеры и сервера. Своих ЭВМ почти не производят, разве что для военных, и то, что попроще. Им без отечественных компьютеров не обойтись. В импортных могут быть всякие «закладки» или «компьютерный червь», – со знанием дела добавит пенсионер, лет тридцать назад занимавшийся разработкой ЭВМ.

– Вот и проехали наш бывший НИЦЭВТ. Дальше одни магазины. А вот там, направо, и торгово-развлекательный «Колумбус». Экая громадина!

– Туда и едем! – скромно улыбнулись две девушки. – Учились в институте, а работаем в «Колумбусе». Красиво и интересно! Жаль только покупателей мало. Магазин дорогой, а в стране кризис. Мало продаж, зарплата маленькая, – вздохнув, добавит одна из девушек. – Бабушка когда-то работала в этом институте, теперь на пенсии. Вспоминает, как тогда было хорошо.

 

* * *

В 1953 году, с большим отставанием от США, где первая электронно-вычислительная машина, названная ЭНИАК (ENIAC, сокр. от Electronic Numerical Integrator and Computer) была построена под разработку термоядерного оружия ещё в 1945 году, в нашей стране была разработана первая отечественная ЭВМ, названная «Стрелой».

«Стрела» была разработана в старейшем московском научно-исследовательском институте электронных математических машин (НИЭМ), созданном после окончания Великой отечественной войны.

За прошедшие девять лет после создания американскими учёными и инженерами вычислительной машины ЭНИАК, габариты которой превышали двухэтажный дом, а суммарный вес оборудования около 30 тонн при потребляемой электрической мощности 180 кВт и водяном охлаждении, многое изменилось. Появились новые, малогабаритные и потребляющие значительно меньше энергии электронные элементы: компактные реле, ферритовые ячейки памяти, миниатюрные радиолампы и первые транзисторы.

Отечественная ЭВМ «Стрела» уже умещалась в одном зале и по многим параметрам превосходила первую американскую ЭВМ. Однако за эти годы американские учёные ушли далеко вперёд, и нам было необходимо сократить отставание.

После «Стрелы» в НИЭМ были разработаны широко применяемые в 60-х годах ЭВМ «Урал-1», М-20, М-220. Однако этого было недостаточно. Все разработки не были оснащены развитым математическим обеспечением. С момента своего создания НИЭМ в основном специализировался на ЭВМ военного назначения и мобильных вычислительных комплексов, включая бортовые ЭВМ, причем по бортовым ЭВМ с 1963 года был головным предприятием страны.

В конце декабря 1967 года вышло судьбоносное постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 1180-420 о развитии производства средств вычислительной техники в стране. Этим постановлением Министерству радиопромышленности поручалось разработать широкий ряд ЭВМ различной мощности, получивших наименование «Ряд», и наладить их серийное производство на отечественных предприятиях.

В качестве математической платформы для разработок была выбрана операционная система всемирно известной американской фирмы IBM OS/360 с мощным пакетом прикладных программ необходимых для создания остро необходимых Автоматизированных систем управления (АСУ) предприятиями народного хозяйства страны. Под разрабатываемые отечественные ЭВМ было необходимо адаптировать, русифицировать и дополнить перечисленные программные продукты собственными разработками.

Для руководства разработкой Минрадиопрому было рекомендовано создать в Москве Научно-исследовательский Центр электронной вычислительной техники (НИЦЭВТ). Этого требовало и налаживавшееся сотрудничество в области разработки ЭВМ с социалистическими странами: ГДР, Чехословакией, Польшей, Венгрией, Болгарией, позднее Румынией и Кубой. Итак, в 1968 году начались работы по созданию Единой системы ЭВМ социалистических стран (ЕС ЭВМ).

Первоначально предполагалось, что в состав создаваемого НИЦЭВТ войдут научно-исследовательские институты ИТМ и ВТ (Институт точной механики и вычислительной техники) и НИИСЧЕТМАШ (Научно-исследовательский институт счётно-решающих машин). Однако такое объединение в силу ряда причин не состоялось, и головным предприятием НИЦЭВТ был утверждён НИЭМ с его коллективом, полностью укомплектованным, сложившимся и имеющим на то время 20-летнюю трудовую историю.

На создаваемый НИЦЭВТ помимо координации и финансирования работ по созданию ЕС ЭВМ была возложена разработка старших моделей ЕС ЭВМ: ЕС-1050 и ЕС-1060. Разработчиками моделей ЕС-1020 и ЕС-1030 были назначены Минское проектное бюро завода им. Г.К. Орджоникидзе, позднее переименованное в НИИЭВМ, и Ереванский научно-исследовательский институт электронного машиностроения (ЕрНИИЭМ).

В течение первого полугодия 1969 года была проведена полная реорганизация и созданы все подразделения НИЦЭВТ в соответствии с утвержденной структурой. К середине 1969 года структура НИЦЭВТ включала:

административно-управленческий персонал, 209 человек, включая 9 человек из руководства Центром;

десять научно-технических отделений с общей численностью 2166 человек, в том числе отделения математического обеспечения, элементной базы, оперативной памяти, внешних накопителей, а также отделение машин ЕС ЭВМ, отделение бортовых машин, конструкторское и технологическое отделения;

семнадцать самостоятельных научно-технических и общетехнических отраслевых отделов с общей численностью 897 человек;

опытное производство с ремонтно-эксплуатационными подразделениями (пять основных и четыре вспомогательных цеха) с численностью 883 человека.

Таким образом, организационно НИЦЭВТ сложился к середине 1969 года, но еще длительное время потребовалось для того, чтобы разнородный коллектив сработался и приобрел опыт создания машин ЕС ЭВМ и опыт руководства разработками в многочисленных предприятиях страны и за рубежом.

30 июня 1969 года приказом МРП были созданы Минский (на базе Минского проектного бюро завода им. Г.К. Орджоникидзе) и Астраханский (на базе СКБ завода «Прогресс») филиалы НИЦЭВТ.

В течение 1969 и 1970 годов все дополнительные ресурсы Центра были мобилизованы на становление нового направления – создание ЕС ЭВМ. На это были отданы лучшие силы, площади, финансовые ресурсы. Именно в это время на Варшавском шоссе силами военных строителей начинается строительство самого длинного здания в Москве, которое окрестили «дугой», а пока разработчики и программисты были размещены в типовом школьном здании рядом со строящейся «дугой». В этом неприметном здании были размещены две первые, далеко не новые, американские ЭВМ – 40-я модель всемирно известной корпорации IBM, приобретённые через третьи страны. На этих ЭВМ учились работать наши инженеры, отрабатывалась первая версия заимствованной операционной системы OS/360, которая должна была работать на разрабатываемых ЭВМ серии «Ряд». На этих ЭВМ отлаживались первые отечественные программы.

Под эти первые две ЭВМ, получившие названия «Озон» и «Лотос», были оборудованы машинные залы в помещениях, которые в школьном здании отводились под спортивные залы. В машинных залах поддерживалась образцовая чистота, необходимая для надёжной работы накопителей на магнитных носителях – дисков и лент. Инженеры, обслуживающие ЭВМ, операторы и программисты допускались в машинные залы в свежих белых халатах, сменной обуви, на которую надевались специальные бахилы. С той уже далёкой поры, а я был принят на работу в НИЦЭВТ весной 1971 года, сохранились в памяти первые строчки из шутливой песенки, сочинённой кем-то из молодых специалистов:

Стою на сороковочке

в бахилах и спецовочке…

 

Следует отметить, что в начале 70-х годов, когда разворачивались работы по созданию мощных отечественных ЭВМ серии «Ряд», на работу в НИЦЭВТ на строгой конкурсной основе были приняты десятки самых талантливых молодых специалистов.

Это было сделано согласно распоряжению председателя Совета министров СССР А.Н. Косыгина для того, чтобы максимально ускорить разработки ЭВМ серии «Ряд», столь необходимых для создания АСУ на промышленных предприятиях, в энергетике, транспорте и других областях народного хозяйства.

В НИЦЭВТ пришли десятки выпускников лучших ВУЗов страны – МГУ и Физико-технического института, в основном математики, поскольку непосредственно программистов в те времена ещё не готовили. Всего таких специалистов было до ста человек и большинство из них были иногородние. Согласно распоряжению председателя Совета министров иногородним выпускникам предоставлялась московская прописка и жилплощадь в Москве.

Помимо выпускников лучших вузов страны в НИЦЭВТ были откомандированы десятки опытных математиков и инженеров-электронщиков из Всесоюзного научно-производственного объединения «КАСКАД», созданного ещё в 1922 г. специальным распоряжением председателя Совета народных комиссаров (СНК) В.И. Ленина. Многие из инженеров объединения «КАСКАД» впоследствии перешли на постоянную работу в НИЦЭВТ.

В те годы молодой специалист инженер с высшим образованием, поступивший на работу в НИЦЭВТ, имел оклад в 130 рублей, а также квартальные и тематические премии, что было совсем неплохо, учитывая, что оклады и премии начинающих инженеров в других научно-исследовательских институтах были заметно ниже – 120, 110 и даже 100 рублей. Так, например, оклад начинающего инженера-электронщика, работавшего в вычислительном центре Центрального банка СССР, составлял в те времена 100 рублей в месяц при весьма скромных премиях. Впрочем, теперь всё наоборот и заработки в банках, особенно коммерческих, которые в последнее время закрываются один за другим, одни из самых высоких в стране. Они уступают разве что ведущим сотрудниками администрации президента или премьера, да депутатам Государственной Думы. Другие времена, другие ценности…

 Но вернёмся в НИЦЭВТ той славной поры, когда после отстранения от власти Н.С. Хрущёва, много чего натворившего, в том числе негативного, страна была на подъёме. Сейчас принято воспринимать те времена если не в чёрном, то в сером цвете. Впрочем, чем больше разбираются завалы истории, которые нагородили за последние четверть века, серость постепенно бледнеет и те уже далёкие времена выглядят всё светлее и светлее. Не было в те времена голодающего люда. Народ шутил: «в магазинах пусто, а в холодильниках густо…».

Да, в те уже далёкие от нас времена, в рассказы о которых может и не поверить современная молодёжь, в стране не было безработных, бомжей, такой, как сейчас, преступности, террористов всех мастей и голодных людей. Покупательная способность людей была довольно высока и в магазинах всё разбирали. Продукты были качественные, не то, что сейчас. Был дефицит товаров, а не денег у населения.

Многих товаров действительно не хватало. Не хватало мебели, холодильников, модной одежды... Приходилось постоять в очередях, но зато товары были качественнее, чем те, которые сейчас ввозят со всех барахолок мира или шьют в подпольных цехах вьетнамцы и другие нелегальные мигранты. То же касается продуктов питания и лекарств, которые теперь безжалостно фальсифицируются с помощью пальмового масла, сои и прочих пищевых добавок. Честному производителю уже просто не выжить. Качественные продукты просто не по карманы большинству граждан.

В начале семидесятых автору этих строк, заканчивавшему вечернее отделение МИРЭА по специальности АСУ, было 23 года. Мой оклад тогда составлял 130 рублей, оклад жены составлял 110 рублей. Несмотря на не самые высокие по стране доходы, мы собрали за год на первый взнос за двухкомнатную кооперативную квартиру 2100 рублей и уже через несколько месяцев въехали в новый дом неподалёку от НИЦЭВТ, где оба проработали до 1993 года, по сути, до полного развала Центра, на котором мы оба трудились более 20 лет.

Жильё тогда было вполне доступным и многие молодые люди, в том числе сотрудники НИЦЭВТ, не желавшие стоять долгие годы в очередях на бесплатное жильё, покупали кооперативные квартиры. Теперь трудно поверить, что в те времена квартира, даже трёхкомнатная стоила меньше стоимости автомобиля «Жигули». Теперь всё наоборот, жильё в Москве безумно дорогое, зато дворы и дороги переполнены иномарками. Отсюда извечные «пробки».

С теплотой вспоминаются организованные спортивные мероприятия Центра – зимние лыжные пробежки в Битцевском парке, проводившиеся на соседней лыжной базе «Красный маяк», которая в годы перестройки пришла в упадок и никак не восстановится. На лыжные соревнования приходили семьями, брали с собой детей, которые так же соревновались друг с другом. Летом проводились легкоатлетические соревнования, соревнования по плаванию, спортивные игры на свежем воздухе и в собственном спортивном зале. Словом, сотрудники НИЦЭВТ вели здоровый образ жизни, отсюда и успехи в труде.

В те годы мы не знали о наркомании, которая губит не нашедшую настоящего дела, нередко безработную современную молодёжь. И, конечно же, не было столь губительного падения нравов и ужасного заболевания, поражающего в первую очередь молодёжь, СПИДа.

НИЦЭВТ имел свой просторный зрительный зал, который, как и само здание, сохранился. В те времена мы были вовлечены в большую культурную программу, чаще всего в качестве зрителей. Проводились концерты, детские новогодние ёлки, демонстрировались лучшие отечественные и зарубежные кинофильмы, к работникам Центра приглашались известные в стране люди. Одним из последних таких гостей, кажется, это было в начале 1990 года, у нас побывал тогда ещё опальный бывший партийный руководитель высшего звена и секретарь ЦК КПСС Б.Н. Ельцин, которого принимали как будущего руководителя страны. Он выступил с речью, которая, впрочем, оказалась довольно серой, и с большим напрягом, пытался отвечать на задаваемые вопросы. В общем, многих откровенно разочаровал…

Впрочем, довольно об этом, вернёмся в другую эпоху и поговорим о делах, о работах и достижениях ведущего научно-исследовательского объединения в области вычислительной техники, каким в те годы являлся НИЦЭВТ.

 Параллельно с разворачивающимися работами по ЕС ЭВМ, строго по плану выполнялись работы по бортовой тематике, начатые ещё в НИЭМ, ставшем частью НИЦЭВТ.

В 1968 году были закончены работы по БЦВМ «Аргон-11с». Это была первая в мире ЭВМ, работавшая в космосе, первая отечественная бортовая ЭВМ с тройным резервированием рабочих элементов, осуществлявшая автоматическое управление полетом космического аппарата, совершившего облет Луны с последующим возвращением спускаемого аппарата на Землю.

В том же году была закончена разработка БЦВМ «Аргон-12», которая предназначалась для системы управления спускаемым аппаратом ракетно-космического комплекса «Алмаз».

В 1969 году были закончены работы по созданию БЦВМ «Аргон-1» и «Аргон-10м». «Аргон-1» использовалась в качестве мобильной наземной ЭВМ для управления войсками и выпускалась Астраханским машиностроительным заводом «Прогресс» и Фрунзенским заводом ЭВМ.

БЦВМ «Аргон-10м» была разработана для первой отечественной системы управления воздушным движением в зоне аэропорта (АС УВД «Старт»). «Аргон-10м» выпускалась Астраханским машиностроительным заводом «Прогресс».

В течение 1969-1970 годов в НИЦЭТ была разработана конструкторская документация вычислительного комплекса для управления программой полета космических объектов. Комплекс, основанный на базе устройств мобильной ЭВМ «Ритм-20» вычислительного комплекса «Бета-2», который, начиная с 1973 года, изготовлялся на Загорском производственном объединении «Звезда».

Не стоит забывать, что в первом совместном советско-американском полёте в космос по программе «Союз – Аполлон», который состоялся в 1975 году, одним из основных бортовых компьютеров, выбранных на конкурсной основе, был наш отечественный, разработанный в НИЦЭВТ.

Что касается изделия А-50, разработанного в конце 80-х годов для наземных бортовых транспортных средств (гусеничные вездеходы и другие средства передвижения, прежде всего военного назначения), то эти бортовые ЭВМ выдерживают громадные перегрузки без сбоя в работе. За технологиями их конструкции охотились американцы, не имевшие подобных бортовых ЭВМ. Изделие А-50 по размерам не превосходило средний телевизор того времени и тем не менее имело мощную операционную систему, значительную память и достаточный пакет прикладных программ гражданского и военного назначения. На испытаниях изделие бросали с высоты 3-х метров на бетонный пол, и оно продолжало исправно работать!

Но главными работами, проводимыми в НИЦЭВТ, были разработки ЭВМ ЕС-1050, старшей модели системы ЕС ЭВМ «Ряд-1». Эти работы несколько отставали от тех, которые велись в Минском филиале НИЦЭВТ и Ереванском ЕрНИИЭМ, поскольку коллектив НИЦЭВТ только складывался, а задача была гораздо сложнее. Но уже в девятой пятилетке (1971-1975) коллектив НИЦЭВТ функционировал с полной отдачей и имел целый ряд выходных работ по всем основным направлениям.

По основному направлению работ, а это ЕС ЭВМ нужно отметить окончание в 1973 году разработки старшей ЭВМ «Ряда-1» ЕС-1050, которая имела мощные автономные каналы ввода-вывода, благодаря чему ее производительность практически не зависела от загрузки системы ввода-вывода. С 1974 года машина поставлялась Пензенским заводом ВЭМ с первой операционной системой ОС 1.0 ЕС, разработанной на основе операционной системы OS/360. Это обеспечило полную совместимость ЭВМ ЕС-1050 с ЭВМ фирмы IBM.

В июне 1973 года на ВДНХ открылась первая выставка «ЕС ЭВМ-73». Был подведён итог пяти лет, ознаменованных созданием нового семейства ЭВМ с широким набором периферии и развитым математическим обеспечением. Эти ЭВМ нашли самое широкое применение, прежде всего, в народном хозяйстве. На базе ЭВМ «Ряда-1» строились Автоматизированные системы управления (АСУ) предприятий. Помимо продукции НИЦЭВТ, его филиалов и заводов на выставке демонстрировались вычислительные средства социалистических стран участниц СЭВ (Совет экономической взаимопомощи). В дальнейшем было проведено ещё несколько выставок, самой знаменательной из которых была выставка «ЕС ЭВМ-80».

В десятой пятилетке (1976-1980) в НИЦЭВТ был проведён целый ряд научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по всем трём основным направлениям деятельности. В этой пятилетке и последующих двух была достигнута максимальная производительность труда. Этот период был для Центра самым продуктивным, поистине стал расцветом. В 1977 году была закончена разработка новой ещё более мощной ЭВМ «Ряда-2» ЕС-1060, оснащённой новой более мощной операционной системой. В состав НИЦЭВТ вошли новые филиалы: Кишинёвский, Фрунзенский, Дальневосточный (Владивосток). К 1985 году общая численность сотрудников Центра и его филиалов превысила восемь тысяч человек.

Но вот наступил 1985 год и следом последняя советская пятилетка (1986-1990), когда к власти в стране пришёл новый генсек М.С. Горбачёв, заявивший о необходимости т.н. «перестройки», имея в виду все сферы народного хозяйства, а также «сложившуюся политическую систему в стране». Началась перестройка и в МРП, где сделали ставку на систему «Эльбрус», планируя разработать и производить несколько моделей различной производительности, аналогично ЕС ЭВМ. На фоне отсутствия микроэлектронной базы (БИС) для обеих систем в министерстве разворачивались непродуктивные дискуссии о достоинствах и перспективности двух архитектур. При этом, несмотря на заявленное генсеком «ускорение», планы производства остро необходимой новейшей микроэлектронной базы просто замалчивались.

В таких непростых условиях НИЦЭВТ попытался создать своё производство необходимых микросхем. Задержки сказались на испытаниях ЭВМ четвёртого поколения ЕС-1087, которые были проведены в 1988 году. В том же году руководство Пензенского завода ВЭМ, видя трудности с получением БИС, а также в связи с началом производства ЭВМ «Эльбрус», отказалось производить ЕС-1087 взамен ЕС-1066 и ЕС-1068.

В конце 80-х годов на фоне застоя, вызванного непродуманной «перестройкой» и нелепым «ускорением», как и по всей стране в НИЦЭВТ началась такая же непродуманная структурная реорганизация. Приказом министра на базе НИЦЭВТ создается научно-производственное объединение «Персей». В состав НПО «Персей» введены восемь заводов: два в Казани, по одному в Астрахани и Фрунзе и четыре завода на Украине. В то же время из состава «Персея» была выведена бортовая тематика и образован самостоятельный НИИ «АРГОН», а заводы в Минске и Пензе, с которыми НИЦЭВТ имел многолетние налаженные производственные связи по изделиям ЕС ЭВМ, оказались в других объединениях и не подчинялись «Персею». Пожалуй, ничего худшего нельзя было придумать.

Период после 1990 года стал для НПО «Персей» и НИЦЭВТ периодом упадка и распада. Еще с 1988 года началось существенное сокращение бюджетного финансирования. В стране началась инфляция и безудержный рост цен на самое необходимое, прежде всего на продукты питания, которые к тому же исчезали с прилавков магазинов. Зарплаты падали, жить становилось невыносимо.

В 1991-1992 годах автор этих строк на себе и своей семье испытал обыкновенный голод, когда зарплаты не хватало и на неделю. Чтобы хоть как-то свести концы с концами, приходилось за бесценок продавать личные вещи, книги, посуду и т.д. Непродуманные и поспешные реформы, инициированные Горбачёвым и его окружением, которые теперь называют преступными, завели страну в окончательный тупик. СССР распался на пятнадцать частей. Ещё до этого трагического акта в истории нашей общей страны в народе грустно шутили: «За «перестройкой» будет «перестрелка», а потом «перекличка», и «вместо «социализма с человеческим лицом» нас загнали в «дикий капитализм»…».

Увы, шутка оправдалась. Тут и межнациональные конфликты, и войны по окраинам расчленённого СССР, и кровавый разгул организованной преступности эпохи «первоначального накопления капитала». И лишь теперь стали отряхиваться и считать потери…

В 1991 году в связи с распадом СССР и уходом четырех украинских и Фрунзенского заводов практически развалилось объединение «Персей», хотя агония продолжалась до января 1994 года. Инфляция 1992 года лишила оборотных средств всю промышленность страны. Спрос на все ЭВМ, кроме персональных компьютеров, прекратился. В этих условиях руководство НИЦЭВТ не смогло организовать работу коллектива по новым информационным технологиям и услугам, сохранить высококвалифицированные кадры.

К концу 1993 года численный состав Центра сократился в несколько раз. В коммерческие структуры, и прежде всего в расплодившиеся коммерческие банки, в которых оседал криминал, вынужденно уходили самые квалифицированные кадры. Автору этих строк, системному программисту, в начале 1993 года удалось поступить на работу в вычислительный центр ЦБ РФ, где ещё почти три года решали Операционный день на ЕС ЭВМ (ЕС-1055), а потом перешли на поступившие из-за океана американские сервера, поскольку свои ЭВМ такого класса уже не производились.

Оставшись без средств и перспектив, руководство НПО «Персей» стало реализовывать основные фонды объединения. На территорию прежде режимного предприятия пустили торговцев, открывших небольшие магазинчики и хранилища товаров. В долю с торговцами вошли некоторые руководители предприятия, пытавшиеся на этом заработать. Грустно было видеть одного из ещё главных инженеров, стоявшего за прилавком с женским бельём. Фамилии его не назову, жаль человека….

Началась тотальная распродажа оборудования, в том числе на металлолом. Не прекращалось сокращение численности сотрудников. Разрушались не только научно-технические подразделения, но и опытное производство, поскольку дирекция института не видела возможностей его дальнейшего использования, Помимо сдачи освобождающихся площади в аренду торговцам и прочим коммерсантам, в июне 1994 года состоялось акционирование НИЦЭВТ. 60% акций осталось у государства, 5% проданы руководству института, 10% проданы коллективу предприятия. Остальные 25% акций – привилегированные, были распределены среди сотрудников, в том числе уже уволившихся. Так завершилась 27-летняя деятельность НИЦЭВТ по разработке ЕС ЭВМ.

В настоящее время на территории бывшего НПО «Персей», а теперь ОАО НИЦЭВТ, размещается ЗАО «Лизинг», которое ввозит, преимущественно из США, не новые (secondhand) сервера (ЭВМ) компании IBM, устанавливает на них опять же ОС компании IBM и продает потребителям, которые привыкли использовать снятые с производства отечественные ЭВМ семейства ЕС ЭВМ.

Помимо работ ЗАО «Лизинг», ОАО НИЦЭВТ производит поставки персональных ЭВМ ЕС-1855 отвёрточной сборки для нужд Министерства обороны и сопровождает ранее разработанные и по-прежнему эксплуатируемые бортовые ЭВМ. Однако в сравнении с тем, что прежде производил полнокровный НИЦЗВТ, это по сути мелочи, да и общая численность сотрудников вместе с охраной, уборщицами и сантехниками около 600 человек. Тем не менее, на предприятии продолжают трудиться 4 доктора и 19 кандидатов наук.

Сейчас, в связи с санкциями, наложенными на нашу страну, появились некоторые признаки оживления, но до крупных проектов ещё очень далеко, да и будут ли такие проекты?