Александр БОБРОВ. КУЦАЯ КОНСТИТУЦИЯ И ВОПЛИ САМОЗВАНЦЕВ-ИНТЕЛЛИГЕНТОВ. Эссе

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 683 | Дата: 2016-11-28 | Комментариев: 3

 

Александр БОБРОВ

КУЦАЯ КОНСТИТУЦИЯ и вопли самозванцев-интеллигентов

 

Почему традиционная, патриотическая, честная литература сегодня в таком загоне и пренебрежении со стороны государства? Ответ очевиден: русская словесность живёт идеями, смыслами, святыми понятиями, а государство – нет, что и закреплено в куцей Конституции РФ.

«Танковая Конституция» – самая безыдейная, но идеологизированная конституция в мире. Откуда этот парадокс? Она писалось в смутное время, принималась под оголтелую пропаганду морально и социально угнетённым народом, а сочинялась врагами России. Не так давно Государственный департамент США официально признал, что в 1993 году Конституцию РФ, как и ряд ключевых законов нашей страны, писали американские советники. Никто, кроме них, наверное, и  предположить не мог, какие катастрофические последствия неотвратимо повлечёт за собой включение в основной закон побеждённого в «холодной» войне государства противоречивых положений.

Государственная идеология, как аккумулятор высших ценностей государства, запрещена статьёй 13 Конституции РФ. Но если нет ценностей, не может быть и целей, а если нет целей, не может быть результата. Что мы и наблюдаем в период нескончаемого кризиса, застоя и губительного раздрая.

Идеология якобы запрещена, но она царит в самой Конституции: статья 2 Конституции РФ в качестве высшей ценности определяет «человека, его права и свободы». В этом определении не находится места ни для существования самой России, ни для счастья народа, что заявлено в конституциях многих стран и в Декларации США, ни для суверенности российского государства, семьи, национальных исторических традиций. Даже Михаил Ходорковский в интервью для спецпроекта Slon «Что делать: идеи для России» сказал: «Я считаю, что одна из серьезнейших ошибок нашей правоприменительной системы в том, что мы уже несколько веков пытаемся встроить себя в немецкую модель права: соответствие писаному закону. Это нами в России не принимается и не воспринимается. Нужно обычное или общее право – common law». Суть его в том, что суд сверяется с традициями и обычаями… А где они закреплены: в Ветхом завете, в Новом, в трудах Ходорковского, в Талмуде или всё-таки в Конституции? В российской – о них почти ни словечка!

Идеология, заявляющая высшей ценностью права и свободы человека – это идеология либерализма, что известно любому студенту юрфака, откуда пришли наши высшие руководители. Именно так и определяется либерализм в большинстве учебников и справочных изданий. Статья 2 Конституции РФ, таким образом, твёрдо устанавливает либеральную государственную идеологию в России. Возникает коллизия между статьей 13, запрещающей государственную идеологию, и статьей 2, её превозносящей. Этот вопиющий и провальный перекос, конечно, не может длиться долго, если Россия будет вести прочное государственное строительство, думать о будущем, но отпетых либералов и выгодоприобретателей такое положение вполне устраивает и они будут за него драться до последнего.

Свидетельство тому – опубликованное письмо «Конгресса интеллигенции». А кто дал право самозванцам так себя позиционировать? В России истинный интеллигент думает прежде всего о благе народа, о правах угнетаемых! Столпы оголтелого либерализма – писатели Людмила Улицкая, Светлана Алексиевич, Владимир Войнович, сестра олигарха Ирина Прохорова, однобокие правозащитники и т.п. Они, писавшие донос в Совет безопасности ООН – о гуманитарной катастрофе в Алеппо, петицию солидарности с речью Константина Райкина, опубликовали обращение-вопль: «Остановить попытку государственного переворота!».

Какими словесами бросаются:

«Мы, российские писатели и журналисты, выражаем свою озабоченность и тревогу в связи с тем, что в стране открыто и даже демонстративно объявлено о намерении изменить существующий общественный и государственный строй или, иначе говоря, совершить государственный переворот. Лидер фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов, не раз выступавший в роли уполномоченного провозвестника политических изменений, инициированных сверху, недавно заявил публично, что вносит в Думу предложение установить некую единую государственную идеологию и, соответственно, изменить статью 13 Конституции РФ, в которой среди прочего говорится: «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». Было бы наивно сомневаться: если в России будет установлена единая государственная идеология (национал-патриотическая или любая иная), то всякий другой взгляд будет считаться антигосударственным – со всеми репрессивными последствиями...».

Конечно, им по нраву либеральный террор, царящий в СМИ, в культурной и экономической политике. Какое нагнетание, какая паника: «Медлить нельзя! Молчать нельзя! Мы хорошо помним судьбы тоталитарных государств прошлого века, помним начальный «триумф воли», реки крови в эпоху расцвета и бесславное, жалкое фиаско в финале. И за всё это платит народ – миллионами жизней, десятками миллионов искалеченных судеб». Да, либеральная Конституция ельцинизма и дальнейшее воцарение безжалостного олигархического капитализма стоили России миллионов жизней и реки крови на постсоветском пространстве. Но почему у России должна быть Конституция ущербной или побеждённой страны?

Анализ конституционных текстов других стран показывает, что непосредственный запрет на государственную идеологию существует только в конституциях России, Болгарии, Узбекистана, Таджикистана и Молдовы. Я не хочу, чтобы моя страна пребывала в такой «блестящей пятёрке»! Даже в  конституциях Украины и Беларуси (это должна знать наполовину украинка Алексиевич, живущая в Германии, но полезшая в российские дела) запрещается установление какой-либо идеологии в качестве обязательной. Во многих конституциях, скажем, заявляются приоритетные позиции в государстве определенной религии. Эта приоритетность может быть выражена определением её в качестве государственной, официальной, господствующей, традиционной религии или религии большинства, как католицизм в Польше.

Например, король в Дании, Швеции и Норвегии должен, согласно конституционным текстам, обязательно принадлежать евангелическо-лютеранской церкви. О, попробуй запиши, что президент России должен быть православным, – либералы всего мира распнут! Российская конституция, как известно, ни к одной из религиозных традиций не обращается. Православие, как религия большинства российского населения, в ней ни разу не упомянута. Апелляция к Богу, которая есть в третьем государственном гимне уловившего конъюнктуру Сергея Михалкова и есть в конституциях большинства государств мира, в Конституции России – также отсутствует.

 В Конституции РФ полностью отсутствуют такие понятия как «Дух» и «Духовность», «Святыни». Она оказалась вычищена не только по отношению к идеологии, но и к русской духовности, морали, святости. Ничего святого, кроме бабла и вседозволенности! Ни разу не упомянуто святое понятие – «Справедливость». А ведь понятие духовности в конституциях стран мира достаточно широко представлено. Среднемировая употребляемость подобных терминов на один конституционный текст – около 4 раз!

Выражением патриотического отношения к своей стране является понятие «Родина». В Конституции РФ данный термин встречается один раз. На мировом конституционном фоне Россия и тут занимает позицию аутсайдера. В европейских конституциях слово Родина используется в среднем более 2 раз, в целом по миру – около 3-х раз. А нас уговаривают в аналитических программах, что президент Путин  обозначил патриотизм как национальную идею. Так надо закрепить!

Зато российская конституция оказывается мировым лидером по использованию термина «свобода» – 55 раз! Эк Россию скособочило… Впереди неё по рассматриваемому показателю – только Основной Закон дважды побеждённой в ХХ веке Германии. Свобода – это, как известно, базовая ценность либеральной идеологии. Российская конституция оказывается не просто либеральной, а, наряду с германской, наилиберальнейшей. 

В большинстве конституций стран мира заявляется, что земля и природные ресурсы находятся в собственности государства или всего народа, поэтому Норвегия, например, с государственной собственностью на нефть имеет самый высокий уровень жизни. Меньшее число конституций обходит вопрос о собственности на природные ресурсы стороной. Но только Конституция РФ 1993 года – единственная в мире – заявляет о допустимости частной собственности на природные ресурсы! Вот кому служат авторы письма – неуёмным расхитителям общенародного богатства, притеснителям народа – и сами желают хоть как-то участвовать в грабеже России.

Но при этом пугают «переворотами», «нестабильностью». Они словно не догадываются, что из существующих на сегодняшний день конституций более половины (!)  были приняты позже принятия российской конституции 1993 года! И страны – живут, развиваются. Во всех новых  конституциях народ пытается заявить о своих святынях и ценностях. Такого рода конституции приняты за последние годы в Венгрии, Исландии, воюющей Сирии, стряхнувшем братьев-мусульман Египте.

Я не раз писал о Венгерской конституции, вступившей в силу с 1 января 2012 года. В ней наличествуют следующие убийственные для улицких-войновичей положения: венгерский народ объединяют «Бог и христианство»; «национальное вероисповедание»; «право на жизнь с момента зачатия»; брак есть «союз мужчины и женщины»; «Венгрия, руководствуясь идеей единства венгерской нации, несет ответственность за судьбу живущих за её пределами венгров».

Внешнее противодействие принятию Венгрией – членом ЕС и НАТО –  национально ориентированной Конституции было жесточайшим. Однако у Будапешта хватило мужества и сил отстоять свою суверенность. В ответ на критику со стороны Евросоюза премьер-министр Виктор Орбан, учившийся в Оксфорде, заявил: «Мы не допустим, чтобы Брюссель диктовал нам свои условия! Никогда в своей истории мы не позволяли Вене или Москве указывать нам, так и теперь не позволим это Брюсселю! Пусть в Венгрии во главе угла стоят венгерские интересы!». Образцовый подход! Маленькая Венгрия, с населением едва превышающим 10 млн. человек и веками отстаивающая самобытность в немецко-славянском окружении, смогла принять ту Конституцию, которая отвечает ее национальным интересам. А в России – либералы не позволяют! Вот он – главный и губительный парадокс нынешней эпохи и всей духовно-нравственной жизни страны.

 

 




Прикрепленные изображения