Александр БОБРОВ. ОСТРОВ СМЕХА И ДУМ. 9-й фестиваль «Русского смеха» в Кстове

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: СОБЫТИЕ | Просмотров: 621 | Дата: 2016-11-23 | Комментариев: 0

 

Александр БОБРОВ

ОСТРОВ СМЕХА И ДУМ 

9-й фестиваль «Русского смеха» в Кстове

 

                                                                       Нет ни Одессе, ни Ростову

                                                                         Такой не выпадет успех:

                                                                         Столица смеха город Кстово,

                                   Поскольку это русский смех.

               Евгений Нефёдов

 

Один из организаторов фестиваля и составитель очередного альманаха «Русский смех-16» Олег Захаров – кстовский поэт, журналист и депутат, напомнил на первой же странице, что Евгению Андреевичу Нефёдову, имя которого носит фестиваль «Русский смех», в этом году исполнилось бы 70 лет: «Он родился в 1946 году на Донбассе и прошел достойный жизненный и творческий путь… В 2007 году Евгений Андреевич принял участие в первом Всероссийском фестивале иронической поэзии, который состоялся на Нижегородской земле. И не просто принял участие, а стал настоящим движителем фестиваля, его соорганизатором и пропагандистом. В 2009 году он подарил фестивалю название «Русский смех» и стал автором слов фестивального гимна «Столица смеха – город Кстово», который до сих пор сопровождает участников поэтического праздника и завершает гала-концерт фестиваля. Евгений Нефёдов ушёл от нас в 2010 году...».

По сути, до этого рокового ноябрьского дня было два публициста-сатирика: Евгений Нефёдов и Дмитрий Быков, которые еженедельно в стихах откликались на все события и властные закидоны с диаметрально разных позиций. И для тех, кто понимал, – тут была интрига, искра при столкновении принципов. Креативный редактор «Собеседника» и препротивный поэт, комментатор-лектор Быков теперь остался один на газетном просторе, он каждую неделю клепает псевдопублицистику то в своём еженедельнике, то в «Новой», гвоздит, не жалея желчи, но всё – плоско, не смешно, мелко. Вот – испепеляет собачек жены первого вице-премьера:

Стабфонд, признаем честно, еле жив,

Политика уже, по сути, в морге,

У населенья нету перспектив –

В порядке лишь шуваловские корги…

 

Глупости: в порядке очень многие – от Михельсона и Фридмана до несменяемых Мутко и Медведева. Даже арест графомана Улюкаева для последнего – не сигнал. Вот Быков никак не угомонится в «Новой» с Крымом и с собой, любимым:

С той поры, как Крым для меня закрыт

(Вычислять, доколе, удел гадалок),

Я повадился ездить на Кипр и Крит

И нашел, наконец, для себя аналог.

На такой-то остров я и похож…

 

Почему Крым для него закрыт? Читал дальше и – гадал: из принципа, по внутреннему решению? Или в самолёт на Симферополь не пустят? Самый смешной посыл, что автор похож на остров Крит (в рифме). Ну, совершенно ничего общего: гармоничная, достаточно аскетичная, обожжённая зноем природа Крита и – рыхлый, развязный, избыточный телесами и словесами Быков. Небо и земля! Но ему «Новая» целую полосу последнюю под этот бред отводит. А вот «Евгений о неких» умещался в колонку! О ней Сергей Викулов написал как о новой форме райка: «Со времен скоморохов, народных театров – это язык улицы, деревенских посиделок, солдатской фронтовой землянки, шахтерской курилки. Мудрый, образный, меткий, бьющий не в бровь, а в глаз. И, конечно, правдивый...».

Да, писать правдиво и смешно, иронично прежде всего по отношению к самому себе – трудное дело! Это снова подтвердил в старинном приволжском селе – молодом городе нефтехимиков Кстове, IX Всероссийский фестиваль иронической поэзии «Русский смех» имени Евгения Нефёдова (председатель оргкомитета писатель и издатель Олег Рябов) – остров смеха, иронии, раздумий среди мрачной позднеосенней природы… Традиционно среди участников фестиваля – барды, авторы-исполнители, пародисты из многих регионов России и из стран Ближнего зарубежья. Например, все последние годы приезжает из Казахстана Александра Суслова. В течение двух фестивальных дней 82 автора выступили в 25 молодёжных аудиториях: в школах, техникумах, колледжах, библиотеках, военном училище. Финальный аккорд фестиваля – трёхчасовой итоговый вечер поэзии, пародии, шуточной песни. Организаторы фестиваля «Русский смех» – Нижегородское отделение Союза писателей России, администрация города Кстово, Центральная городская библиотека имени Пушкина, Нижегородский писательский центр в Кстове. Две последних просветительские организации возглавляют женщины-подвижницы Маргарита Шувалова и Надежда Калачёва.

На фестивале я постоянно думал: сколько в России городов и городков, связанных с литературой, с поэзией! Если б каждый, как Вязники Алексея Фатьянова или Вологда Николая Рубцова (гениев-классиков не беру!), напоминал о стихах и песнях, имел свой яркий литературный праздник, собирал неравнодушных людей... Ведь Кстово – это 65 тысяч жителей, а фестивалем на встречах и в полном зале ДК "Нефтехимик" было охвачено (и захвачено весёлой поэзией) более 3 тысяч горожан, включая самых юных: на последние фестивали приезжают детские поэты; поэтесса и сказочница из самобытного Городца Ирина Дружаева получила в награду бронзового зайца, а золотым был награждён ведущий вечера – остроумный нижегородский поэт и бард Вячеслав Карташов. Представительный состав делегации позволил нам рекомендовать четырёх молодых литераторов из Нижнего и Выксы в Союз писателей России.

Журналист Николай Денисов из Кстово – постоянный читатель и комментатор «Российского писателя», наблюдает и придирчиво оценивает каждый фестиваль. Вот что он писал после 8-го: « Сегодня на телевидении нет сатиры и иронии, очень мало их – в печатных изданиях. На названном фестивале мало общественно-значимой иронии. Может, причина в том, что эмблемой "Русского смеха" взят угрюмый, трусливый зайчишка? А ведь ирония – отнюдь не трусишка, – иронизирует всегда смелый человек.
   В ноябре в Кстове пройдет 9-й фестиваль. Хочется, чтобы его уровень был выше предыдущих, чтобы на нём звучали произведения более высокого качества – по тематике, чтобы было больше здоровой общественно значимой иронии, без ёрничания. Ведь и организаторы, и редакторы, и сами участники, думаю, действительно, и патриоты, и мастера. Сам уровень стихосложения радует, он высокий». 

Вспомнил об этом критическом взгляде и на подведении итогов, и в поезде над страницами альманаха. Считаю, что на такие праздники надо смотреть шире. Как говорил Пушкин: «Целью поэзии является сама поэзия». Так же можно сказать и о поэзии иронической, где поэт смотрит честно, с доброй или саркастической улыбкой прежде всего на себя. Ну, и на окружающую действительность, зорко подмечает её парадоксы и провалы. Например, в альманахе есть публицистические стихи москвича Игоря Алексеева, которые начинаются с прямого вопроса:

 Как вам там, друзья, в Евросоюзе?

Ничего не чешется? не жмёт?

Много ль в головах ещё иллюзий?

Много ль на глазах ещё тенёт?

 

Впервые на фестиваль приехал представитель русского Крыма – Владимир Володин из Керчи. Он тоже усмехнулся на социальной почве:

Видимо, бунтарство в нас – еврейское,

Или наше золото – цыганское,

Если цены – общеевропейские,

А зарплата – среднеафриканская.

 

Мария Дубиковская из Новосибирска касается вечных женских тем и примочек, но подмечает чисто рыночные приметы и признаки девальвации:

Как гений чистой красоты, 

Тебе явилась на мгновенье... 

Мне от тебя был нужен ты, 

А ты пожадничал: дал денег.

 

Вадим Забабашкин из Владимира вдруг задался на берегу Волги простым вопросом со сцены:

Вот плывёт по Волге баржа,

а на ней играет банджо.

А на Миссисипи янки

могут так же на тальянке?

 

А ведь впрямь – не смогут ни на гармошке, ни на балалайке. А у нас, как говорил Достоевский, всемирная отзывчивость и волжская широта в культуре и натуре.

Первый секретарь Союза писателей России Геннадий Иванов давно хотел побывать в Кстове, на легендарном уже фестивале. Приехал и остался в восторге. Сам он по складу лирик, но тоже задаётся больными вопросами, как, например, в стихотворении, обращённом автору повести «Прощай, Россия, встретимся в раю» Владимиру Крупину:

«Прощай, Россия, встретимся в раю», –

Конечно, это сказано красиво.

Но я ещё Россию узнаю

Здесь, на земле, как за окошком иву…

«Прощай, Россия, встретимся в раю».

А может, ещё встретимся в бою...

Как встретились тогда на «Баррикадной»

Той осенью, холодной и блокадной.

 

Конечно, что-то назревает, разлито в раннем морозом воздухе, хотя ни власть, ни прикормленные СМИ, особенно ТВ с сирийско-украинской тематикой, этого не чувствуют. Они считают себя неуязвимыми, незыблемыми, безнаказанными. Как подметил Владимир Дубинский из Нижнего Новгорода:

Не пролезешь, не надейся, друг.

Я уж как старался – ни в какую!

Широку страну мою родную

Грабит слишком узкий тесный круг.

 

Но ведь и этот узкий круг – начал редеть. Вот не поверит читатель! – вспоминали на фестивале до всякого ареста министра-графомана Алексея Улюкаева, его перлы про Россию:

Застенки, стеньки, разные емельки – 

Кто на печи, кто в заячьем тулупе. 

Страна большая, только глянешь мельком – 

И в ступор.

 

Теперь вот сам премьер-министр Медведев в ступоре оказался: как же это – так откровенно, нагло, у самой Роснефти? Палата №6… Кстати, в альманахе «Русский смех – 16» опубликовано и моё стихотворение «Мантры Улюкаева» с эпиграфом из виршей министра стагнации: «Порадую вас плоскими речами...». Ну, теперь-то только последним словом в суде сможет «порадовать». Но, конечно, я со сцены его не читал – зачем напоминать о ничтожестве? – министры-воры приходят и уходят в небытие, в муть, как написал сам Улюкаев, а поэзия и песня, создатели их – остаются. Вот об этом я и напомнил залу как первый выступающий:

ПЕСНИ НЕФЁДОВА

Средь осеннего круженья

Вспомнят Нижний и Москва,

Как любил Нефёдов Женя

Переделывать слова.

Брал сюжет советских песен,

Их высокий, чистый пыл

И с высоких самых кресел,

Низвергал подонков в пыль.

Извлекал из пересудов

И пускал их перлы в ход...

 

Он ушёл в ноябрьский сумрак,

Нет его который год,

Но живут родные песни,

Журавли кричат о нём,

Если помним друга,

Если

Песни русские поём!

 

Кстово-Москва

 




Прикрепленные изображения