Валерий РУМЯНЦЕВ. КНИГУ ВЕЧНЫХ ИСТИН СЖАВ ДО АФОРИЗМА... Философская лирика

Автор: Валерий РУМЯНЦЕВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 164 | Дата: 2016-10-10 | Коментариев: 3

 

Валерий РУМЯНЦЕВ 

КНИГУ ВЕЧНЫХ ИСТИН СЖАВ ДО АФОРИЗМА...

Философская лирика

 

* * *

Она два раза приходила,

 Но я ей дважды отказал.

 И к небесам подняв глаза,

 Она промолвила уныло:

 «О боже, что за идиот.

 Несётся время всё быстрее,

 А он в плену пустых забот

 Никак не может стать мудрее.

 Что возомнил он о себе?

 Мне говорить: зайди попозже…

 Идти наперекор судьбе…

 Господь, позволь мне быть с ним строже».

 В разрыве туч пронёсся свет,

 Прогрохотало сто орудий.

 И с неба донеслось в ответ:

 «Оставь его. Он неподсуден».

 Взметнулись тучи как свеча,

 Чьё пламя в миг последний бьётся.

 И Смерть ушла, под нос бурча,

 Что всё-таки она вернётся.

 

 * * *

 Жизнь уходила в Никуда,

 А нам казалось,

 Что все прошедшие года –

 Такая малость.

 Что впереди – огромный путь,

 И только к свету.

 И не придётся нам свернуть

 С него в кюветы.

 А между тем наш светлый путь

 Предстал вдруг тёмным.

 И робко бьёт тревога в грудь:

 Туда идём ли?

 

 * * *

 Так хочется порой сойти с ума…

 Но трап убрали церберы рассудка.

 Не может ум – плавучая тюрьма –

 К чужой земле пристать ни на минутку.

 Плывём по воле ветра и судьбы

 Навстречу нескончаемым рассветам.

 Хоть горько сознавать, но мы рабы

 Не нами сотворённого сюжета.

 

* * *

 Жизнь завершается не вдруг.

 Она стократно намекает,

 Что завершился этот круг

 И наше время истекает.

 Казалось бы, о чём грустить,

 Ведь новый путь ещё неясен.

 О нём ещё нельзя судить,

 Вдруг он окажется прекрасен.

 Но так устроен человек,

 Что вечно перемен страшится.

 А ведь по сути жизнь – разбег,

 И нужно на прыжок решиться.

 

* * *

 Опаздывать у мудрости в крови,

 Поскольку жизнь всегда нетерпелива.

 Когда поют ночами соловьи,

 Нам некогда внимать их переливам.

 Когда уткнёмся в жизненный тупик

 И кажется – вот время для раздумий,

 Застынет жизнь растерянно на миг

 И вновь швырнёт нас в череду безумий.

 И лишь под вечер жизненный закат,

 Окутав время красными волнами,

 Вернёт нас вдруг на много лет назад

 Туда, где мудрость тащится за нами.

 И встретимся мы с ней глаза в глаза,

 И вспыхнут благоглупости пожаром.

 И жизнь как виноградная лоза

 Наполнится живительным нектаром.

 

 * * *

 Бывает, мысль так ослепит,

 Что мрак становится лишь гуще.

 И вхолостую мозг кипит

 Среди сомнений, душу рвущих.

 И время утекает прочь

 Без цели, смысла и желаний,

 И расправляет крылья ночь

 Безрадостных воспоминаний.

 Одна лишь мысль! – И целый мир

 Рассыпется аморфной грудой,

 И страхи тайные на пир

 Неспешно собираться будут.

 А ослепительная мысль,

 Не став последствий дожидаться,

 Уже давно умчалась ввысь,

 Куда вовек нам не добраться.

 

 * * *

 По чёрному стеклу пруда

 Скользит лимонный лист берёзы.

 Из ниоткуда в никуда.

 Что ищет он? Какие грёзы

 В его опавшей голове?

 И почему ему неймётся

 И не лежится на траве?

 Зачем он в путь последний рвётся?

 Загадок полон этот мир,

 И в каждой капле плещут тайны.

 Для разума здесь вечный пир.

 Как это может быть случайным?

 

 * * *

 Свет звёзд далёких бил в лицо.

 Господь не внял моим молитвам

 Избавить мир от подлецов

 И не пустил меня на битву.

 Блажен, кто верует! Ему

 Всё ясно даже без вопросов.

 Он дальше собственного носа

 Смотреть не думает. К чему?

 А я совсем испортил зренье,

 Смотря через века вперёд.

 Но что мне принесло прозренье?

 Хоть око видит – зуб неймёт.

 

 * * *

 Нисходя по ступеням Судьбы

 С каждым годом ясней понимаем,

 Жизнь – фрагмент непрерывной борьбы,

 Но кого с кем – увы – мы не знаем.

 Кто вдруг бросит нас в яростный бой

 Иль заставит в резерве томиться?

 Мы не властны ни в чём над собой,

 Даже сами не можем родиться.

 

 * * *

 Смысл жизни человека спрятан так,

 Что поиски его не всем под силу.

 И многие, приняв за смысл пустяк,

 Ползут себе бессмысленно по миру.

 Смысл жизни человека – стать собой

 И до конца пройти свою дорогу.

 Преодолеть сомнений тяжкий рой

 И вдруг в себе себя увидеть – Бога.

 

 * * *

 Когда остались позади

 Прижимы и шальные бочки,

 Когда в ликующей груди

 Вдруг стали распускаться строчки,

 Как пела каждая строка,

 Сияя чистотой кристалла!

 И присмиревшая река

 Родной и близкой сразу стала.

 И снова вспыхнул мир вокруг –

 И ослепителен и ярок.

 И даже дрожь усталых рук

 Воспринималась как подарок.

 

 * * *

 Мудрость любит стиль иносказаний,

 Так как и сама вариативна.

 Чёткость псевдомудрых указаний

 Кажется смешною и наивной

 Тем, кто может видеть дальше носа;

 Тем, кто понимает смысл событий;

 Тем, кто не чурается вопросов

 И не опасается наитий.

 В чёрно-белом мире нет распутий

 И всего одна дорога к цели.

 Только вот дойти по ней до сути

 Путники пока что не сумели.

 

* * *

 На дороге жизни то сплошные пробки,

 То кругом распутья и неясен путь.

 И сгорают жизни во вселенской топке,

 Не успев и капли истины глотнуть.

 Но в огне познанья спит вселенский разум,

 Набирая силу, споря с кутерьмой.

 А когда наступит пробужденья фаза,

 Трасса жизни станет чистой и прямой.

 И помчат по трассе молодые жизни,

 Отшвырнув со смехом старое враньё,

 Книгу вечных истин сжав до афоризма:

 «Тот, кто знает меру – превзойдёт её».

 

* * *

 На шахматной доске вскипают в битве страсти.

 Конь вражеский горяч – аж пар идёт из пасти.

 Ладьи ведут дуэль с проворной королевой,

 И мечутся слоны направо и налево.

 Скрывается король за частоколом пешек:

 Пора за всё платить, а он ведь не безгрешен.

 Ошибки и зевки. Расчёты и просчёты.

 Сообщества фигур как люди сводят счёты.

 И вряд ли сознают участники сраженья,

 Что воплощают в жизнь совсем не их решенья.

 

* * *

 Всё будет хорошо.

 Иного быть не может.

 Страх перемен смешон.

 И пусть озноб по коже,

 Пусть чувств переполох,

 Пусть разума смятенье –

 Мир не настолько плох –

 Мелькнёт надежда тенью.

 Пусть новых бед мешок

 Судьба несёт с усмешкой.

 Всё будет хорошо –

 Судьба всего лишь пешка.

 

* * *

 Обман и ложь синонимы? Отнюдь.

 Ложь – это враг, отраву внесший в грудь.

 Обман порою это лишь туман,

 Что вызывает мысленный дурман.

 Во лжи обманы топчутся гурьбой.

 В обмане ложь всего одной ногой.

 Обман, по сути, не дорос до лжи.

 Но для неё он держит рубежи.

 

 * * *

 Позабыты полёты во сне.

 На приколе мой старый биплан.

 И не манит уже по весне

 Ветер странствий в солёный туман.

 В суете повседневных забот,

 Нескончаемых мелочных дел

 Паутиной зарос самолёт,

 И бессменный пилот поседел.

 Но порою в прошедшем мелькнёт

 Не свершившихся замыслов вал.

 Он отбросит и возраста гнёт,

 И никчемных занятий завал.

 И когда налетит этот вал,

 И отступит на миг суета,

 Вдруг захочется сесть за штурвал

 И опять закричать: «От винта!».

 

 * * *

 Ещё есть время. Сердца стук

 Ещё в груди твоей грохочет.

 И жизнь проносится вокруг

 Круговоротом многоточий.

 Стремится разум удержать

 Мелькнувшее на миг виденье.

 Но от судьбы не убежать.

 Не превратить в полёт паденье.

 Дно вырастает на глазах.

 Страх мир сжимает как тисками.

 И одинокая слеза,

 Как брошенный судьбою камень.

 

* * *

 Краснел от злости солнца луч.

 Пытались в небо взвиться волны.

 А в небе средь багровых туч

 Сверкали зажигалки молний.

 Метался ветер как больной

 И тучи рвал бездумно в клочья.

 О чём стонал он предо мной?

 И чем же мог ему помочь я?

 Я сам как ветер день и ночь

 Мечусь по жизни бестолково.

 Чем я могу ему помочь,

 Когда к одной цепи прикован?

 К цепи бесчисленных забот,

 Чужих желаний, слёз, амбиций.

 Я, как и ветер, рвусь в полёт,

 А вынужден лишь суетиться.

 

 * * *

 Что говорить о человеке,

 Когда меняются и реки.

 Где был глубокий омут – ныне

 Лишь ряд баклушек, скрытых в тине.

 Родник, спасающий от зноя,

 Бесследно скрылся под землёю.

 Проток хрустальных переливы

 Сменились зарослями ивы.

 В сыпучих волнах мир купая,

 Песок победно наступает.

 С людьми похожая картина:

 Прорвалась глупость сквозь плотины

 И, заполняя мир собою,

 Мозги людей берёт без боя.

 Да, видимо, грядёт эпоха

 Засилия чертополоха.

 

 * * *

 Бог создал Землю, люди – Бога.

 В твореньях каждый преуспел.

 Не следует судить их строго:

 Всё создавалось между дел.

 Устав от основной работы,

 Смотали в шар фантазий нить,

 Вплели в него свои заботы

 И приказали долго жить.

 Приказ был принят к исполненью.

 И хоть прошло немало лет,

 Отмены приказаний нет.

 И продолжаются мученья.

 

* * *

 Законы пишут между строк

 На вид полезных деклараций,

 Но буквы пулями в висок

 Летят из подзаконных акций.

 Усердно защищая тех,

 Кто не нуждается в защите,

 Закон лишь вызывает смех

 У всех, кто не в придворной свите.

 Закон что флюгер: ветру дуть

 Он разрешает милостиво,

 Но стоит ветру повернуть –

 Закон меняется учтиво.

 Законы пишут между строк

 Благих намерений и планов.

 Но сыпется из строк песок

 Седого, словно мир, обмана.

 

 * * *

 Чувств догоревших пепел

 Время уносит прочь.

 Солнце пока что светит,

 Но на подходе ночь!

 Варятся перемены

 В старом котле зари.

 В небе плывут степенно

 Звёздные фонари.

 Круговоротом скован,

 Движется мир во мрак.

 Всё повторится снова,

 Только уже не так.

 

* * *

 Время стирает камни в песок,

 В мысли стирает чувства.

 Времени ветер щекочет висок:

 Где, мол, твоё искусство?

 Всё мы сотрём во вселенскую пыль.

 Всё в серый цвет окрасим.

 На бесконечность опустится штиль,

 Мир будет прост и ясен.

 Нам нет преград, и соперников нет.

 Всё в мире нам подвластно.

 Так что смирись с нашей властью, поэт,

 И не ропщи напрасно.

 Но равнодушно внимает поэт

 Старым как мир советам,

 Зная, что власти у времени нет

 Над Разума вечным светом.

 

 * * *

 Гремел литаврами закат.

 Сквозь тучи молнии блистали.

 Они разили всё подряд

 Клинками из небесной стали.

 Как было весело следить

 За разгулявшейся стихией

 И с ней на равных говорить,

 Бросая гордые стихи ей.

 С восторгом слушать сердца дрожь,

 Забыв про скуку и усталость.

 И ощущать, что ты живёшь.

 И видеть жизни мощь и ярость.

 

* * *

 Сонного царства замызганных лет

 Тянется серая лента.

 Жизни трясущейся вечный сюжет

 В жидких аплодисментах.

 Всем очевидно: сюжет слабоват,

 Да и актёры не блещут.

 Но в обиходе пустые слова

 За неимением вещих.

 Тянется действо с названием «Жизнь»

 В полузаполненном зале.

 И антураж – личных дел стеллажи –

 Словно намёк пред глазами.

 

 * * *

 Тихо за кулисами Судьбы.

 Замыслов несбывшихся завалы.

 Между ними стройные ряды

 Сундуков для старых идеалов.

 Запах занесённых пылью лет

 Будит очертания былого.

 И дрожит в туманной дымке свет

 Пляшущей по сцене Жизни новой.

 Тихо за кулисами Судьбы.

 Место для раздумий и печали.

 Годы протянулись как столбы,

 Жизни путь пунктиром отмечая.

 

 * * *

 Уходя в трясину размышлений

 От насущных жизненных забот,

 Вдруг поймёшь, что ты совсем не гений,

 А скорей всего, наоборот.

 И тоска возьмёт в ладони сердце,

 Охладив горячечную дрожь.

 И со скрипом затворится дверца

 В прошлое, которым ты живёшь.

 Мысли нескончаемо закружат,

 Шевелясь комком незримых змей.

 От застывших чувств потянет стужей

 Снегом запорошенных земель.

 Жизнь предстанет глупой каруселью.

 Планы – отражением афиш.

 Лишь одна надежда на спасенье –

 Мысль: а может быть, ты просто спишь?

 

 * * *

 Всё возвращается под видом перемен.

 Но перемен в природе не бывает.

 Калейдоскоп бесчисленных замен

 Одну и ту же суть лишь прикрывает.

 Одна и та же карусель кружит

 За кругом – круг, а значит, век – за веком.

 Вокруг одни и те же миражи –

 Капкан, настроенный на человека.

 Аттракцион запущен так давно,

 Что, кажется: пора придти к финалу.

 И карусель скрипит натужно, но

 Упорно начинает круг сначала.

 

 * * *

 Живущих в безочарованьи

 Мне жалко: тускл их серый мир,

 Забитый скукой, пошлой бранью –

 Мир хамов, болтунов, задир.

 Когда же предочарованье

 Неслышно проскользит в душе,

 Рой чувств, которым нет названья,

 Заменит серое клише.

 Очарованием согрета,

 Душа вдруг вспыхнет добротой,

 И звуки солнечного лета

 Ворвутся шумною гурьбой.

 В порыве сверхочарованья

 Исчезнет груз былых обид,

 И засияет мирозданье,

 Пока наш разум сладко спит.

 Когда же посточарованье

 Окрасит всё в осенний цвет,

 Закружатся воспоминанья

 Под музыку текущих лет.

 Покуда разочарованье

 Холодным слякотным дождём

 Не предречёт нам расставанье

 Со всем, чего так долго ждём.

 

 * * *

 В хрустальном сумраке синеющего льда

 По спящим беспробудным сном колоннам

 Стекают искры капель сквозь года

 Рассеянно и целеустремлённо.

 

 Здесь в тишине таинственных пещер

 Струится запах вечности и тлена.

 Здесь скрыта суть непознанных вещей,

 В которых тихо зреют перемены.

 

 Но время продолжает свой отсчёт,

 И близок час, сокрытый за туманом.

 За каплей капля – и ручей течёт

 К далёкому пока что океану.

 

* * *

 Двадцать первый век. Очко.

 Дальше – перебор.

 Ненавязчиво. Бочком.

 Крадучись как вор

 В этот век проник дурман

 В головах глупцов.

 Плещет ложь как океан,

 Мир беря в кольцо.

 Рой пустых трескучих фраз

 Над землёй висит.

 Лозунг «Мы живём лишь раз»

 Всем руководит.

 Потребительский подход

 Заменил мечты.

 От мечты какой доход

 Кроме маяты?

 Голос правды перестал

 Волновать умы.

 Дух наживы правит бал

 Посреди чумы.

 

* * *

 Снежный пух укрыл поля,

 Завалил овраги.

 Вдоль дороги тополя,

 Словно из бумаги.

 

 Мы идём, и снег скрипит

 В такт шагам упругим.

 Мир под снегом сладко спит –

 Мы его разбудим.

 

 Ждут великие дела –

 Сбросьте сна оковы!

 То, что вьюга замела,

 Возродится снова.

 

 Столько нужно совершить!

 Сна откиньте бремя!

 Просыпайтесь, чтобы жить –

 Хватит тратить время!

 

 И сквозь стужу января,

 Солидарна с нами,

 Улыбается заря

 Алыми губами.

 

* * *

 Звезды мерцающий полуночный магнит

 И мысли притянул к себе и взоры.

 Вселенная наполовину спит,

 Наполовину занята раздором.

 И разум не желает отставать,

 Ведя сквозь сон невидимые битвы.

 То принимаясь лжи забор ломать,

 То прячась под накидкою молитвы.

 В тех битвах гибнут целые миры

 И вспыхивают звёзды откровений.

 А результат мыслительной игры –

 Неясные бесформенные тени.

 

 * * *

 Берег жизни времени река

 Подмывает всё сильнее с каждым годом.

 Истины, стоявшие века,

 В одночасье вдруг сползают в воду.

 Половодье чувств смывает хлам

 Обступивших разум предрассудков

 И в душе возводит новый храм,

 Позабыв, что жизнь – всего лишь шутка.

 

* * *

 Жизнь снова вносит коррективы.

 А выносить их должен я.

 Опять изобретать мотивы,

 Менять основы бытия.

 Жизнь снова вносит коррективы.

 И где их только достаёт?

 Но, коррективам всем на диво,

 Я всё-таки иду вперёд.

 А жизнь за мной бежит вдогонку,

 Крича: «Постой, не уходи!».

 Что с жизни взять? – Она девчонка,

 И у неё всё впереди.

 А я иду вперёд, но знаю:

 Что здесь уже когда-то был.

 От корректив изнемогая,

 По тем же тропам я бродил.

 И так же слепо верил в чудо

 И в разума круговорот.

 Я всё забыл. И вновь забуду.

 Но всё-таки иду вперёд.

 

* * *

 Она за мной ходила по пятам.

 Свистела, рожи корчила, смеялась.

 И всё ждала, что истину предам.

 Но истина со мною оставалась.

 

 Она пыталась истиной предстать

 И изводила тонны макияжа.

 Ей удавалось средь толпы блистать,

 По миру с помпой совершать вояжи.

 

 Дурачить целые народы много лет.

 Порою даже время вспять направить.

 Но истины моей неяркий свет

 Погаснуть не могла она заставить.

 

 Бегут года неспешно и привычно,

 Проходят друг за другом рубежи.

 И также бродит в поисках добычи

 Людская глупость в камуфляже лжи.

 

* * *

 Из бухты Надежды к проливу Потерь

 Мы вышли, гружёные юным задором.

 И в прошлое сами захлопнули дверь,

 Не зная, что там уже шастают воры.

 

 По морю Судьбы мы стремились вперёд,

 Неистово веря, что пункт назначенья

 Приход наш давно с нетерпением ждёт

 И явится новым большим приключеньем.

 

 Нас буря настигла в районе Бермуд.

 Из Прошлого взрывы всплеснулись волнами.

 И мысль, что, вообще-то, нигде нас не ждут,

 Как молния небо пронзила над нами.

 

 И волны прижали нас к рифам Невзгод,

 Покрыв разъедающей пеной Смиренья.

 Но где-то на смену нам новый народ

 Готовится в путь за большим Приключеньем.

 

* * *

 В толпе слепых быть зрячим – хуже нет:

 Проклятье зрения вмиг сделает изгоем.

 Ты будешь без дорог брести на свет,

 Пока другие маршируют строем.

 

 И даже, если сможешь ты дойти

 Туда, где истина сияет нестерпимо,

 Ты осознаешь вдруг в конце пути,

 Что лучше было бы пройти со всеми мимо.

 

* * *

 Трепещут страницы сокрытых миров

 От взрыва вселенского смеха.

 С божественных тайн сорван вечный покров.

 Потеха!

 Свой пульс ускоряют зрачки чёрных дыр,

 Сминая пространство и время.

 И Хаос сзывает на траурный пир

 Своё многоликое племя.

 Сознания искры уносятся прочь,

 Теряясь средь звёздной пустыни.

 Но Мысль – своенравная Разума дочь –

 Не сыщет покоя отныне.

 

* * *

 По зелёному лугу наивной мечты,

 По колено в росе мы шагали вперёд.

 И по нашим следам распускались цветы,

 Буйством красок приветствуя солнца восход.

 

 По степи ожиданий и дерзких идей

 Мы прошли, торопясь и сжигая сердца.

 Не заметив, что в этой шальной суете

 Позволяем примазаться к нам подлецам.

 

 По засохшему полю утраченных грёз

 Мы бредём, собирая репейника цвет.

 Шорох трав и круженье последних стрекоз –

 Словно эхо в театре промчавшихся лет.

 

* * *

 Из упавшего в землю семени

 Может вырасти целый лес.

 Мысль, затерянная во времени,

 Вдруг предстанет как дар небес.

 Всё случайное – преднамеренно,

 Просто скрыт его тайный знак.

 И струится жизнь вдаль уверенно.

 Как клинок, рассекая мрак.

 

* * *

 Вначале были голоса.

 Потом записанные строки.

 Их возносили к небесам

 Заброшенные в мир пророки.

 

 Как кровь по лезвию меча

 Стихи по разуму струились.

 Язык поэзии звучал,

 И чувства в нём сердцами бились.

 

 Дрожа, словно огонь свечи,

 В забытых уголках планеты

 Он и теперь ещё звучит,

 Зовя людей к добру и свету.

 

 Но люди ко всему глухи

 В своих скорлупках одиночеств.

 Читаю старые стихи

 И вижу в них ростки пророчеств.

 

* * *

 Прочь, надежда на спасенье!

 Здравствуй, роковой исход!

 Вслед за смертью – воскресенье?

 Это больше не пройдёт.

 Кончен бал. Погасли свечи.

 Окончательно. Навек.

 В никуда, расправив плечи,

 Исчезает человек.

 

* * *

 Отзвенело комарами лето.

 Тянет вновь в неведомые страны.

 Паруса уснувшего корвета

 По утрам наполнены туманом.

 

 И клубятся призрачные виды

 Скал на позабытом побережье,

 И всплывают старые обиды

 На судьбу, что рушила надежды.

 

 Кажется, что всё на свете было,

 Только в результате оказалось:

 Жизнь, что за кормою вдаль уплыла,

 Уплывать совсем не собиралась.

 

 А казалось, дует свежий ветер

 И грядут большие перемены.

 Ах, как жизнь кипела на корвете

 В мире, полном белоснежной пены!

 

 Проносились ураганы, рифы.

 Острова, закаты, полнолунья.

 Таяли под ясным солнцем мифы,

 Порождая странные раздумья.

 

 Всё промчалось яркой тонкой лентой

 В памяти уснувшего корвета.

 Как глоток туманного абсента

 Отзвенело комарами лето.

 

* * *

 Вращение зеркал в смещении времён.

 Закручена в спираль пространственная нить.

 Угольями секунд рассудок воспалён,

 И льдом былых страстей его не остудить.

 

 Но жизни карусель запущена не зря:

 Всё лишнее сорвёт кружащийся поток.

 Как огонёк в ночи, мелькнёт твоя стезя.

 Стезя, сойти с которой ты не смог.

 

 Калейдоскоп цветов. Рождение и смерть.

 Стремительный полёт в лавине мыслеформ.

 Как мало можно знать, как много нужно сметь,

 Чтобы принять душой Вселенную как дом.

 

 В сплетении времён трепещет куст миров.

 Космическая пыль кружит как мошкара.

 И в этой чехарде ты обретаешь кров

 Одним небрежным росчерком пера.