Маро САЙРЯН. ЛЮБИМОЕ ШОУ. Рассказ

Автор: Маро САЙРЯН | Рубрика: ПРОЗА | Просмотров: 177 | Дата: 2016-09-06 | Коментариев: 2

 

Маро САЙРЯН

ЛЮБИМОЕ ШОУ

Рассказ                                                  

                                                                     So you think you can dance

 

«Значит ты думаешь, что умеешь танцевать». Это моё самое любимое телевизионное шоу. Мне нравится в нём всё, включая название, которое выражает определённое сомнение в способностях к танцам у каждого, кто желает принять участие в конкурсе. Это на мой взгляд подстёгивает в участниках ещё больший азарт и желание выиграть.

Людей, которые думают, что умеют танцевать, много. А счастливчиков, которым удалось убедить в этом жюри, в конце остается только двадцать. Но прежде чем осчастливить их, судьи любят немного помучить. Вызывают по одному и объявляют о своём решении следующим образом. Смотрят сурово на умирающего от страха конкурсанта, потом один из них говорит с сожалением в голосе:

– Во всяком случае, ты старался, не так ли?

Тот кивает головой и дрожит всем телом.

– И вроде бы сделал всё, что было в силах?

 Тот снова кивает и прощается с жизнью.

Наступает жуткая пауза, несчастный уже еле дышит.

– Вот поэтому ты и входишь в двадцатку! – кричат ему судьи, довольные своим розыгрышем.

А тот падает на колени от эмоционального перенапряжения и начинает лить слёзы, заламывая руки и твердя: «Спасибо, спасибо, спасибо!». Некоторые теряют разум и начинают выть, катаясь по полу, пока их не вынесут за кулисы. Сплошное удовольствие для судей и зрителей наблюдать подобные сцены.

Но самое интересное начинается после, когда участники конкурса, вернувшись в нормальное состояние, начинают танцевать парами. Перед тем как выступить, они рассказывают о своей жизни в двух словах, объясняя почему они мечтают выиграть в конкурсе.

Чаще всего мечтают выиграть ради любимой бабушки или мамы, реже – папы, дедушки, тети, дяди или других родственников, которые верили в них с детства, несмотря ни на что и, умирая, выражали надежду, что их любимое чадо достигнет танцевальных вершин и победит в конкурсе. Или ещё живы, но очень больны и мечтают о том же. Эти истории неизменно вызывают сочувствие в сердцах зрителей и судей и те конкурсанты, у которых все родственники живы и здоровы, оказываются в невыгодном положении. Им приходится пораскинуть мозгами, чтобы не ударить лицом в грязь. И они вспоминают тяжёлое детство и родителей-алкоголиков, которые били их, чтобы вытравить любовь к танцам, но они между побоями продолжали танцевать и мечтать о том, как выиграют в конкурсе. Или рассказывают об увечье: сломанной ноге, руке, позвоночнике и т.д., которое могло бы их остановить, но не остановило, так как любовь к танцам и желание выиграть в конкурсе взяли верх, несмотря на дикую боль.

Один конкурсант, у которого всё было в безнадежном порядке, включая безоблачное детство, рассказал о своей собаке, которая потеряла зрение и к тому же страдала диабетом. Он надеялся победить в конкурсе и заработать приз $250.000, чтобы оплатить операцию по восстановлению зрения у несчастного животного. Эффект превзошёл  ожидания. Он даже вызвал больше сочувствия, чем конкурсант с умирающей бабушкой.

И вот наконец пары приступают к танцам. Это такое изумительное зрелище: вальс, танго, пасадобль, сальса, хип-хоп, и все другие мыслимые и немыслимые жанры, и музыка, и костюмы, и головокружительные пируэты и па. Каждый танец – это целая история, своего рода мини-роман. Смотришь и удивляешься таланту хореографов, умеющих изобразить танец на любую злободневную тему дня. Очень популярна тема влюбленных, которых раздирают сложные противоречивые чувства. Он, к примеру, законченный наркоман, от которого отказались врачи. Она продолжает любить его и старается спасти всеми силами. Он любит её и в то же время ненавидит, так как она прячет от него наркотики. В конце она, намучившись с ним и изведясь до предела, даёт ему пощёчину, но тут же раскаивается и вновь обнимает.

Другая тема – новобрачные, которых разлучила война. Он, хотя и остался жив, но потерял память и, вернувшись домой, не узнает жену, как она ни старается воскресить в нём воспоминания о свадьбе и танцует, протягивая ему свадебный альбом. Или вернулся домой калекой, а жена беременна, причём от его же друга. И всё это так прекрасно передаётся в танце, со всеми соответствующими нюансами и обоюдными переживаниями. Конечно, ведущая предварительно сообщает зрителям краткое содержание, чтобы было понятно, что собственно происходит на сцене. Иначе ведь можно вообразить совсем не то, что следует. Например, потерявшего память мужа принять за мерзавца, добивающегося развода. Легко ошибиться, если не знать заранее.

Очень актуальны танцы на тему o разных хронических и трудноизлечимых заболеваниях. Один из танцующих изображает, к примеру, больного со злокачественной опухолью в последней стадии развития, после химиотерапии, в результате которой выпали волосы, и поэтому танцует лысым. Другой утешает его и пытается обнадёжить. Также неплохо смотрятся двусторонний туберкулёз лёгких, врождённая слепота, цереброспинальный менингит, клещевой энцефалит и болезнь Альцгеймера. В каждом случае танец удивительно точно выражает клинический диагноз, но всё же без помощи ведущей обычному зрителю, не имеющему медицинского образования, не так-то легко  разобраться. Особенно нелегко уловить разницу между цереброспинальным менингитом и клещевым энцефалитом. И в том и в другом случае наблюдается сильная головная боль и ригидность затылочных мышц. Поэтому танцующий старается не двигать шеей.

Всё, что происходит на сцене, находит живой отклик в сердцах членов жюри, напоминая им о родных и близких, страдавших такими же заболеваниями и прошедших через такие же жизненные драмы и перипетии. Обычно судьи поначалу крепятся, рассказывая о любимом родственнике или друге, потом голоса их начинают дрожать и под конец они уже рыдают. Танцоры, изображавшие на сцене ту или иную историю, постепенно выходят из образа, слабо улыбаясь аплодирующим зрителям. Но, увидев безутешных судей, обуреваемых мрачными воспоминаниями, перестают улыбаться и вновь входят в образ, проливая сочувственные слёзы. В результате все переживают, объединённые общим горем, что производит хорошее впечатление на зрителей.

Танец больного Альцгеймером и его возлюбленной вызвал наибольшее число воспоминаний. У всех членов жюри нашлось по крайней мере по одному, а то и по два-три родственника с этим заболеванием, вызывающим в конечном итоге слабоумие. На втором месте оказались булимия с анорексией. Эпилепсия наблюдалась в двух случаях, почечные камни в четырех. ВИЧ, слава богу, обошёл судей и их родню, но поразил одноклассников. Танец о любви между гомосексуалистами вызвал глубокую грусть у одного из судей. Он рассказал о своём брате с нестандартной ориентацией, который уехал со своим бойфрендом в Папуа, где у них образовался любовный треугольник с одним папуасом. В результате последний, одолеваемый ревностью, съел бойфренда, а брат члена жюри сдвинулся на этой почве и женился на папуаске.

Вообще надо отметить, что в жюри собрались люди с довольно тяжёлыми судьбами, нежными, легкоранимыми душами и неумолимой памятью, что на мой взгляд следовало бы учесть хореографам, ставящим тот или иной, чреватый ассоциациями, танец. Но вдохновенные хореографы, впадая в творческий раж, забывают об этом, подкидывая всё новые и новые клинические диагнозы и психологические драмы измотанным воспоминаниями членам жюри. И вот один хореограф, творчество которого отличается наиболее выраженным новаторским уклоном, превзошёл себя и поставил танец о сиамских близнецах.

Танец произвел на меня сильное впечатление. Сиамские близнецы кувыркались на сцене, отбивали чечётку и даже вальсировали, оставаясь сцепленными по позвоночнику. Танцоров, вероятно, связали прозрачными лентами, чтобы они не отцепились во время сложных прыжков. Но меня больше интересовало другое. Я уставилась в телевизор, затаив дыхание, ожидая, что скажут судьи. Найдётся ли среди них хотя бы один, в жизни которого было нечто подобное.

Вначале судьи какое-то время молчали, копаясь в своей памяти. И я уже начала подумывать, что в первый раз за всю историю шоу им ничего не приходит на ум. Но вот один из них торжественно заявил: «Затронутая в танце тема... вызывает во мне сильные переживания, так как...», – здесь он умолк от избытка чувств и начал медленно разворачиваться на своём крутящемся стуле. И вдруг – о боже! – из-за разворота выплыл точно такой же судья, сидящий на том же стуле! Все зрители в зале и я перед телевизором ахнули и повскакали с мест. А сиамские близнецы, довольные произведённым эффектом, помахали руками, приветствуя зрителей, и вкратце рассказали о себе.

Они поведали о том, как им, с одной стороны, нелегко исполнять обязанности единообразного члена жюри, так как у них нередко возникают серьёзные разногласия в оценке выступающих, а с другой стороны, они имеют явное преимущество по сравнению с другими судьями, так как могут заменять друг друга. Пока один судит, второй отдыхает и ест попкорн.

И вдруг остальные судьи, переглянувшись между собой, один за другим крутанули стулья и вывели на обозрение зрителей своих двойников, все как один оказавшись сиамскими близнецами. Что тут началось! Танцоры, изображавшие сиамских близнецов и успевшие разъединиться, вновь соединились и, обнявшись, затряслись от страха. Публика выла и бесновалась, камера скакала в руках ошалевших операторов и поэтому изображение стало  отрывистым и нечётким. Голос ведущей, которая пыталась призвать всех к порядку и надрываясь вопила: «Шоу маст го он!» – терялся в общем гаме. И тут, будто мало было сюрпризов и потрясений, ведущая, перестав кричать, вышла на середину сцены, заявив, что раз уж такое пошло кругом, то и ей нет смысла скрывать. И повернулась ко всем спиной. Нечего и говорить, что вконец потрясённым зрителям предстала точно такая же ведущая, в таком же шикарном платье, только другого оттенка. Обе ведущие приветливо улыбались и посылали воздушные поцелуи тремя руками, а четвертая показывала кукиш...

Последнее, однако, показалось мне чересчур подозрительным и вызвало сильную тревогу. Движимая безотчётным страхом, я занесла руку за спину и, к своему ужасу, нащупала там вторую голову! Я хотела крикнуть и позвать на помощь, но не могла выдавить ни звука. Сердце мое сильно колотилось, я рванулась вперёд и... проснулась. За окном была ночь. За моей спиной храпела голова мужа.

 

А танец с сиамскими близнецами, выходит, что мне приснился. Или танец на самом деле был, а все остальное приснилось. Хотя вряд ли... Я решила, однако, не увлекаться шоу и меньше сидеть перед телевизором. А сиамские близнецы, между прочим, неплохая находка. Может подкинуть её хореографам за какое-нибудь скромное вознаграждение, пока другие не успели додуматься?