Валерий КУЗНЕЦОВ. СВЕТ, ВСЮДУ СВЕТ! Стихи (к 75-летию)

Автор: Валерий КУЗНЕЦОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 29 | Дата: 2016-08-22 | Коментариев: 0

 

Валерий КУЗНЕЦОВ

СВЕТ, ВСЮДУ СВЕТ!

 

ИДЁТ ПОДЁНКА*

Парною полночью светла

И фантастична, как позёмка,

По-над водой метёт метла –

По всей реке идёт подёнка!..

Бросает материнский ил 
И вылетает на закате, –
И роем эфемерных крыл
Шумит река на перекате!

Как страсть подёнки горяча! 
Как тьме родительской не верит, 
Когда слепящих два луча
Другой высвечивают берег!

В лучах – призыв, в лучах – привет,
И слепо верящие в это,
Летят на вероломный свет
Ещё не видевшие света!

И упираются в предел,
Чтоб никогда уже – оттуда.
И долгим содроганьем тел
Кипит сверкающая груда!..

Водитель наш, лукавый бог,
Хохочет, радуясь удаче
(Он пьян с утра):
               – Улов неплох! 
Теперь на славу порыбачим!..

 

---------------------------------------------------------------------------------------------
*Подёнка – насекомое с прозрачными крыльями, живущее около одного дня. Обитает в реках средней и южной полос России. Подёнкой охотно питается рыба.

                         

* * *

Казачья, уральская родина предков:

Полынь, порубежная крепь…

Здесь Азия ходит в раскосых соседках,

Рыжеет увалами степь.

 

Здесь холм-соглядатай зализан ветрами,

Под маревом знойно  дрожит,

Здесь коршун темно осеняет кругами –

Дремотную тишь сторожит…

 

У дома гагачет гусиное стадо,

Ещё не отпел соловей.

А всё же как мало единственно надо

Душе  одинокой  твоей!..

 

А тополь кипит и шумит у опушки…

Привет, невозможный покой,

Где вместо железной

           живая кукушка

Кукует всю ночь за стеной!

       

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕЧАЛЬ

                                Есть бытие; но именем каким

                                Его назвать? Ни сон оно, ни бденье…

                                                            Евгений Баратынский

Брошусь навзничь на поле, на воле

На просвистанном ветром холме.

Пережившему радость и горе,

Море света откроется мне.

 

И кузнечик, гуляка-кудесник,

Всё узнавший о звёздных мирах,

Запоёт мне ковыльные песни,

На скрипице своей заиграв.

 

Всё развеять, что было дороже,

До конца по волнам ковыля –

И подняться над правдой и ложью,

Смысл последний понять бытия,

 

Чтоб не думать о жизни отныне

И вот так, до скончанья веков,

Видеть жёсткие стебли полыни,

Слушать медленный гул облаков…

 

ВЕСЕННЕЕ

Что кому отмерено:

Радость ли,

                    печаль –

Всё ручьями времени

Устремилось вдаль!

 

Ты гуляй, весенняя

Сила  через край!

Что зимой посеяно,

Солнцем убирай!

 

Радость без названия –

Не припомнишь, где…

Тень воспоминания

Бликов на воде!

 

* * *

Да что же это было,

Что как подарок мне –

Былинки чернобыла

На снежной целине?..

 

Кизячный запах дыма

С простором заодно.

Всё так неуловимо

И родиной полно!

 

* * *

И грянет гром, и явит день,

Что почкой полнился несмело –

И дерзко расцветёт сирень,

И заалеет гроздью белой!

 

Ей надо всю себя отдать,

Внушить всю дрожь очарованья,

Чтоб дрожью этой оправдать

Свой краткий миг существованья…

 

* * *

Заварю подорожник –

Надо зелье попить…

Хорошо б осторожней,

Поумеренней жить!

Здоровело бы тело,

Не  томилась душа,

Да и дни не летели -

Шли б себе, не спеша…

Но о том бестревожном,

Том надёжном пути -
Говорит подорожник,

Что его не найти!

 

ЕЩЁ ЛЮБЛЮ

                              Владиславу Тетерину

В душе, как на листе фотобумаги,

Ты, время, проявляешь без конца

Дороги, буераки и овраги,

Черты Вселенной и черты лица.

 

Направленной на мир живой антенной

Добро и зло, как свет и тень, ловлю.

Пусть с веком я старею постепенно,

Но я живу – живу, пока люблю…

 

Люблю всегда ночные половодья –
За то, что, слава Богу, не пойму,

Когда они в весенний сад заходят,

Когда подходят к сердцу моему…

 

Ещё люблю средь сосен подышать я,

Где на земле, опрятной от хвои,

Не суетясь, живут себе, как братья,

Кузнечики и муравьи…

 

Своей тропой шагаю понемногу –

Со всех сторон – и стук, и свист, и щёлк.

Поосторожней нужно ставить ногу:
Наступишь на кого-нибудь ещё!..

 

И ты, мой друг…

                        Твоя извечна ноша,

Ты добротою светел и во мгле.

Люблю тебя, мой честный, мой хороший,

За трудный крест на сумрачной земле.

 

РАБОТА

В моём саду весь день снуют скворцы –

Нелёгкая досталась им забота:

Чуть свет уже спешат во все концы –

Вершится бесконечная работа!

 

За кругом обегают новый круг,

Волнуются, страдают от промашек,

Но чёрный веер вспыхивает вдруг –

Держи, птенец, личинок и букашек!..

 

И стыдно мне, что мужеством добра

Я с птахами поспорить не умею.

А мысль новорождённая с утра

Зовёт:

      «Взрасти! Ты так меня лелеял!

Ты отдал мне в один-единый миг

Все лучшие и помыслы, и чувства.

Тоскуй о совершенстве!

                                         Подними

Огонь души до пламени искусства!..»

 

И строчкою измучен наконец,

Я в сад иду –

             там в солнечной оправе

Без устали работает скворец,

Не думая о долге и о славе.

 

* * *

                      …По бесфонарной улице,

                     В конце которой лес.

                                    Глеб Горбовский

Вот избы деревянные,

Наличники в смоле –

Края обетованные

В безлесной стороне!

 

И сердце разволнуется

И станет ждать чудес,

Когда пройдёшься улицей,

В конце которой лес.

 

В конце которой кочеты

В зарю загомонят,

И – хочешь

            иль не хочешь ты –

Зарей заполонят.

 

Поманят дали чистые

Под свой зелёный кров,

Когда дымки смолистые

Потянут со дворов.

 

Здесь время начинается –

Его река полна.

И дни летят, срываются

Песчинками со дна.

 

За всё оно расплатится, –

И унесёт река

Тебя в открытом платьице,

И бор, и облака;

 

Песок, поляны с шишками –

Нехитрый весь улов,

Где солнечными вспышками

День гаснет меж стволов;

 

И где вдали, за соснами –

Так слышно по ночам –

Составы тяжкой поступью

Проходят, грохоча.

 

* * *

Как после дождика смолист

Рассвет…

           И нет ни в чём обузы.

Вот шевельнулся сонный лист –

Не вынес дождевого груза.

 

Сильнее молодого сна

Петуший гам разноголосый.

Смотри: уже поделена

Дорога тенями от сосен!

 

Пусть в дебри заведет свои,

В сверканье струй, цветов

                                   и листьев,

Где обучают соловьи

Волнению и бескорыстью…

 

Душа не может без любви!

Освободи её от хлада

Прошедших лет –

                       и так живи.

И больше ничего не надо.

 

* * *

В моём краю с утра и до утра

Бушуют казахстанские ветра.

Они ревут – что стоит им сорваться!

Они свистят – что может быть сильней!

Они несутся с яростью сарматской

По всем просторам пашен и полей!

Гонимые по этой дикой воле,

Как зайцы,

              скачут перекати-поле…

Сама стихия ветра здесь живёт,

Здесь тучи рыщут конницей Мамая,

Столбами смерчи пыльные вздымая, –

И так из века в век,

                            из года в год!..

Трещать в мороз,

                 в жару сгорать от зноя,

Копить пласты наречий и имен,

Служить в веках трубою вытяжною

Степных пространств

И кочевых племён! –

Вот родина моя…

 

НА СТЕПНОМ РАЗЪЕЗДЕ

Глухой разъезд. Весенняя пора.

Дымится путь,

            что был вчера завьюжен,

Двоится сад в прозрачно-жёлтых лужах…

Куриный бред со всех концов двора…

 

Какая даль!

           Как сердцу не забыться,

Как не смешать с весенней явью сон!

На горизонте – медленные птицы,

Громадные… с походкою ворон…

 

Свет, всюду свет!

               Душа в тиши устала,

И целый день в немую даль зашит,

Пока на миг обвальный гул состава,

Как сон во сне,

                      твой слух не оглушит.

 

* * *

Всё, что томило и жгло,

Гнуло и душу ломало,

Бешеным ветром прогнало,

Дикой пургой замело.

 

Не было вечера злей –

Что же за утро такое:

Белым извечным покоем

Дышит сиянье полей!

 

Резкой не видно черты,

Женственны синие долы.

Мир – молодой и весёлый,

Мысли – тихи и чисты…

 

Остановись и свяжи

Оттепели и морозы,

Жизни улыбку сквозь слезы,

Цельность снегов и души.

 

* * *

                          Диму Даминову

Я вздрогнул впотьмах:

                      за окошком,

В предутренней гулкой дали

Татарские звуки гармошки

С гулянья кого-то вели.

 

Одна музыкальная фраза,

Казалось, томила певца –

И он начинал и ни разу

Не доводил до конца.

 

Восторг обрывался на всхлипе,

Как будто в предутренней мгле

Открылось:

                в единое слиты

Рожденье и смерть на земле.

 

И бездна конца и начала

Заполнила душу его,

И вот, кроме сладкой печали,

Не нужно ему ничего…