Екатерина ГУЛЬЦЕВА. СОЛО СОЛОВЬЁВА. Эссе

Автор: Екатерина ГУЛЬЦЕВА | Рубрика: ДЕБЮТ | Просмотров: 261 | Дата: 2016-07-05 | Коментариев: 2

 

Екатерина ГУЛЬЦЕВА

СОЛО СОЛОВЬЁВА

 

Свой творческий вечер в Краснодаре журналист и телеведущий Владимир Соловьев начал со слов соболезнования семьям погибших в ростовской авиакатастрофе. "Нет смысла бояться смерти. Когда мы её увидим, нас уже не будет", – произнёс он, настраивая слушателей на философский монолог. И, потряхивая эксцентричными рукавами с кисточками, почти погрузил публику в гипнотический транс. Вдруг моя соседка зашептала: "Катя, а вы знаете, что у Владимира Рудольфовича очень дорогие пиджаки?.."

 

Мы – русские! какой восторг?

"Мы народ, который живёт с постоянным ощущением дерьма" – грубо заявляет Соловьев. Понятно, что он говорит о русских, хотя себя относит к евреям, но объединяет местоимением "мы" два разных народа в единое целое. "Проходя через всю историю человечества, с самого её начала и до наших дней (чего нельзя сказать ни об одной другой нации), еврейство представляет собой как бы ось всемирной истории", – горделиво заявил однажды Владимир Рудольфович в книге с названием "Мы – русские! С нами Бог!", которое смотрится несколько нелогично, если подумать о национальном происхождении автора. Стоило бы объяснить известному журналисту разницу между словами "россиянин" и "русский", но никто за это не берётся.

"Поднимите руку, кто гордится тем, что он россиянин", – просит Соловьев. Синхронно ладони с подлокотников подлетают вверх. "Это же смешно! Нельзя гордиться тем, что дано тебе по праву рождения. Ведь не кичимся же мы тем, что появились на свет мужчинами, – возмущённо произносит телеведущий, – это предмет не гордости, а обязательства". Народ не спорит, молча соглашается. А ведь чувство гордости за то, что достигнул сам, называется высокомерием, перерастающим в гордыню. Иудею Владимиру Соловьеву бояться нечего, а вот для православных это первый грех. Только либералы-интернационалисты могут внушать нам, что гордость за свое происхождение – плохо. Гордиться своей Родиной – значит уважать её историю и достижения предков, оберегать землю и работать над собой так, чтобы потомки могли гордиться. И это ни в коей мере не может быть постыдным.

 

«Вот красавчик, вот жжёт!»

Владимир Рудольфович продолжал говорить долго, сдабривая свою речь сальными шуточками. "У одного доктора спросили: "Как вы объясните тот факт, что в вашей семье уже целая династия гинекологов: и дед, и отец, и вы?" – "А мы все никак наглядеться не можем!" – То же самое у нас с любовью к Родине". Печально осознавать, что известный журналист сравнивает Россию с причинным местом. Да, дела сейчас обстоят не очень хорошо, но... Не до такой же степени!

"Однажды я услышал, как по центральному телевидению министр, описывая футбольную игру, употребил слова "пох" и "нах". И в тот момент я понял: жизнь в России налаживается". Непонятно, почему господин Соловьев связывает факт откровенной пошлости чиновника с развитием страны. Неужели введение свободы слова можно объединять с нецензурщиной? По данным прошлогоднего опроса "Левада-Центра", более половины россиян (59%) используют мат в своей речи. И даже если политик или народный артист загнёт трехэтажным, то это вызовет только смешок и одобрение: "О, наш человек!" (сужу по публике, собравшейся послушать Соловьева).

Темы про три весёлых буквы, министра "с лицом какающей белочки" и талантливого доктора, которого вдруг чего накормят грудью, очень веселили слушателей. Вероятно, Владимир Рудольфович хотел разнообразить монолог юмором, дабы кресла под зрителями не превратились в импровизированные кровати. И потому моя соседка весь вечер похрюкивала: "Вот красавчик, вот жжёт! Да, Кать?".

 

Как обрести былое величие?

Разговор на политические темы был менее грубым, но, как говорится, попсовым. Из уст Соловьева сарказм звучал разъедающе: "Перед вступлением в должность наших чиновников как будто сажают на цепь, там они дичают и голодают. А как дорвутся до власти, своруют всё подчистую. Знают, что их посадят, но азарт лишь крепчает от этого знания". Но пока Васильевы будут распевать песни про тапочки под домашним арестом, о борьбе с коррупцией смысла говорить нет.

Соловьев считает, что над нашей страной ставят эксперимент: выдержим ли? Выдержим, "ведь корень русской культуры пробивается через чиновничью глупость". Но как бороться с ней, Владимир Соловьев знает. Он часто задавал вопрос президенту, сколько, мол, терпеть таких чиновников будем? На что в ответ его успокаивали: не эти двадцать идиотов останутся, так другие придут. "Но можно же найти умного", – возмущался Владимир Рудольфович. "Только если по ошибке", – возражали ему. Тогда Соловьев предложил себя на должность начальника СМЕРШа, но Владимир Владимирович, по всей вероятности, до сих пор раздумывает над этой идеей. Хотя кардинальные меры для борьбы с чиновничьим казнокрадством провести пора бы. А "богатый перец" Соловьев, как он сам себя назвал в ходе беседы, наверняка знаком с хитрыми ходами коррупционеров. Может, помимо некачественных товаров стоило бы перенять из Китая качественные меры по борьбе с коррупцией: смертную казнь или отрубание руки.

Нельзя не отметить, что Владимир Соловьев приехал на встречу подготовленным. Вспомнил дело Цапков, продажные суды края и, конечно же, нового министра сельского хозяйства Александра Николаевича Ткачева: "А этот неплох оказался! Нам ему всего лишь с пятого раза удалось объяснить, что колбаса не на дереве растёт".

 

Генетический код народа-победителя

Несмотря на чиновничью глупость и коррупцию "Россией управляет Бог", и даже сейчас, в духовно тяжелое время, когда проще служить злу, Владимир Соловьев видит в русском народе силу, которую он именует "генетический код народа-победителя". Народ самоорганизовывается, если государственные деятели не вводят инновации, считает Владимир Рудольфович. "Наша страна нараспашку, мы дружим со всеми: накормим сирийскую девочку, отправим гуманитарные колонны на Донбасс. Но при этом к своему населению относимся мерзопакостно и потребительски".

А потому народ очень часто обращается к теме божественной силы. Женщина из зала, прилетевшая из другой страны, утверждала, будто бы все проблемы в России из-за того, что люди перестали верить в Бога, и поэтому Владимир Рудольфович должен пропагандировать православие с голубых экранов. Телеведущий улыбнулся и ответил: "Минуточку, я всё-таки иудей! То, что вы предлагаете, уже вещают на телеканале Спас. А когда светский журналист говорит о Боге, то это приводит лишь к отторжению". Да и нелепо говорить о Всевышнем в передаче, пропитанной гневом – смертным грехом в христианской традиции.

Замечу, что большинство размышлений Соловьева были тем не менее удачными, они находили отклик у публики: и "эрозия" знаний молодежи, и патриотические речи о Родине – всё было одобрено. А слова о жизни в России могли бы стать крылатым выражением: "Будет ли в России хорошо? – Да. Доживем? – Нет. И всегда будет казаться, что хорошо уже было раньше".