Александр ЛЮЛИН. ПРОСТИ, МИРОВАЯ ГАРМОНИЯ… Из книги стихов «Азбука славян»

Автор: Александр ЛЮЛИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 582 | Дата: 2016-03-28 | Комментариев: 1

 

Александр ЛЮЛИН

ПРОСТИ, МИРОВАЯ ГАРМОНИЯ…

Из книги стихов «Азбука славян»

 

* * *

Ты меня угощала грустникой,
Царской ягодой ваших лесов,
И к тебе, изумительноликой,
сердцем я прилепился, присох.
То ли утро уже, то ли вечер
У природы на хмуром лице...
О смешная неправильность речи,
Чушь прелестная, милый акцент!
Пусть вороны кричали, с азартом
Раскрывая вольтеровы рты, –
Ты ввела во владение царством
Финских сосен, карельской воды.
Я один. Телефонную книгу
Прочитал. Всё в дожде, как в дыму.
Эту ягоду, эту грустнику
Не советую есть никому.

МОЛЕНИЕ О ЧАШЕ
Плыли из черного мрака
Звезды, молчанья полны.
Петр, Иоанн, Иаков
Спали, утомлены.
В грозном безмолвии ночи
в смертной тоске попросил
По-человечески: Отче!
Чашу сию – пронеси!..
Он подошел ко спавшим:
Бодрствуйте! Стражу ведёт
От Нашего тела отпавший
Иуда Искариот.

* * *
Так скажу этой Божьей рабе,
Что несет добровольные гири:
Не суди о других по себе,
Потому что другие – другие.
Чтоб не стали вериги твои
Надувными, из черной резины, –
Где-нибудь в Сыктывкаре, в Твери
Или в дохлых столицах России, –
Солнце истины вновь украдут,
Натянув на мордарии лица,
И на мир в наступленье пойдут
Все кощунники, воры, мздоимцы.
Ты умрешь, он умрёт, я умру –
Жениха в полуночи кто встретит?
Все же девы на брачном пиру
Пять светильников чистых засветят!
Не целуйте Иуду в уста.
Кто б ты ни был – писатель, десантник –
Не берите чужого креста,
Главное, своего не бросайте.
Не суди, говорю, не суди:
Что поделаешь – люди есть люди.
Будь всегда наготове: следи,
Чтобы масло не горкло в сосуде.

* * *
На берегу пустого рая
Стою. Всё камни да вода...
Два раза я не повторяю
Одно и то же, господа.
Эх, люди, люди! Люди, люди...
Не плачьте! Солнышко взойдёт.
Как я скажу, всё так и будет:
Исполнится, произойдёт.
Картины предо мной земные:
Река. Дорога. Облака.
Как избежать соблазнов змия,
Соблазнов змия-языка?
Смотрю открытыми очами
И небеса благодарю
За дар умелого молчанья:
Не всё, что знаю, говорю.

ЗАВЕЩАНИЕ
Идоложертвенник обмана
Падёт под громом и огнём.
На брачный праздник много званых,
Но мало избранных на нём.
И за церковною оградой
До часа смертного живи,
И душу зябкую обрадуй
Смиренным подвигом любви.
Незлобив будь, а особливо –
Когда душа твоя скорбит;
Сноси, как столпник, терпеливо
Несправедливость злых обид.
Люби отечество земное,
Его величье, кровь и дым,
Пока не обретёшь иное –
Небесный Иерусалим.
 
* * *
Слова не мучу, не калечу
Затем, что с детских лет знаком
С естественным теченьем речи,
С нормальным русским языком.
Татарским тернием увита
Лесная азбука славян;
И всё же буквы алфавита
Верны отеческим словам.
И в речи письменной, и в устной
Народа, рода и семьи
Встаёт с тоскою безыскусной
История родной земли.
Как воины в разгаре битвы,
Идут на штурм, за рядом ряд,
Слова для клятвы, для молитвы,
И те, что ночью говорят.
Слова же – существа живые:
Их нужно миловать, беречь,
Чтобы звучала, как впервые,
Славянская святая речь.

ИГРАЕТ МАМА НА ГАРМОНИ
Крестьянина и гегемона
К труду приученная дочь,
Играет мама на гармони,
А за окном – луна и ночь.
Играет мама на гармони,
Ведёт низы, берёт верха...
Словно резиновые волны,
Растягиваются меха.
И выплывают из гармони
Амбары, мельница, река;
Бегут встревоженные кони,
Махая гривами, в луга...
Желаю вслушаться, вглядеться
Я в звуков басовитый рой...
Вон Богородица с Младенцем
Твоей заслушалась игрой!
У сына сердце замирает,
Заплакать, кажется, готов!
Она играет всё, играет...
А маме семьдесят годов.
Мы северяне, мы живучи,
Мы вологжане, наконец!
Неволей тяжкою замучен,
Лежит в сырой земле отец.
Сгорела мельница, а кони
Все ускакали в конский рай.
Играет мама на гармони...
Играй, пожалуйста, играй!

«ПИСЬМА СВЯТЫХ

ЦАРСТВЕННЫХ МУЧЕНИКОВ

ИЗ ЗАТОЧЕНИЯ»
Печальней нет в России книги.
Рассматриваю в книге сей
Фотографические снимки:
На них царевич Алексей.
На яхте, в парке ли, в квартире...
А с ним, улыбчиво-нежны,
Стоят красивые четыре
Сестры – великие княжны.
И научился без труда я
На каждом снимке различать
Приметы взрослого страданья
И мученичества печать.
Невыцветающие кадры!
Забыть, кто видел их, нельзя:
Императрицы Александры –
Жены и матери – глаза.
Под дулом фотоаппарата
В сибирской дальней стороне
Сидит российский император –
Как бедный родственник – на пне.
Вот Ольга, в юбке и тужурке,
В Тобольске зимнем и сыром:
Княжна березовые чурки
По-бабьи колет топором.
Сверяю подписи и числа,
Пленённый строгой красотой.
Их фотографии, их письма
Святою дышит простотой.
Присяга, совесть, чувство долга,
К России чуткая любовь...
И пролилась, во славу Бога,
Высокожертвенная кровь.
Не от германца, не от турка,
Не от болезней и годов –
В подвале Екатеринбурга
Умученные от жидов.

СЛАВЯНСКИЙ МАРШ
За Отчизну плененную нашу
Разгорается сердце огнем:
Мы поднимем военные марши,
Мы знамёна свои развернем.
Молодые, суровые лица...
Ты, мамаша, не плачь, не тужи:
Восстановим святые границы,
Государственные рубежи.
Нет, ещё не погибла Россия!
Сыновей, дочерей соберёт
Нерушимая грозная сила –
Называется Русский народ.
В небесах не устанут молиться
За Россию святые мужи:
Восстановим святые границы,
Государственные рубежи.
Мы вернёмся домой непременно,
Если мы не погибнем в бою
За гвардейские наши знамена,
За любимую землю свою.
А над павшими в битве кровавой
Встанет Русь безутешной вдовой:
Все равны перед смертью и славой –
Генерал и солдат рядовой.

К МУЗЕ
Я не раненый и не убитый:
Пуля дура, кулак – не обрез!
Вы при жизни меня полюбите:
Буду мертвый – какой интерес?
Я не очень, но всё же красивый –
Посмотрите на фото мои;
Полюбите крестьянского сына:
Пропадёт человек без любви!
Полюбите поэта за муки,
Не за деньги и не за чины:
Гармонически-цельные звуки
Из страдания извлечены.
Я ж не кенарь и не фортепьяно:
Кушнеровствующим не чета!
Даже со Стремяковым Иваном
Я не рвал винных ягод с куста.
Не штыком, не серебряной пулей –
В колдунах не имею родни! –
Что вам стоит? – красивой пилюлей
Подсластите остатние дни.

* * *

Жили – как жили. С ошибками.
Не интересно без них.
Не подменяйте фальшивками
Ни биографий, ни книг!
Скромен до высокомерия
Праведник – просто беда!
Грешному больше доверия
В русском народе всегда.
Рад проявлению каждому
Сил чудотворных, благих:
Ведь понимаете, граждане,
Я же не хуже других!
Тоже из этих, которые
Пишут, играют, поют;
Ржавые мины истории
Обеззараживают.
Есть и талант и умение,
Дёготь найдётся и мёд…
То есть, всё более-менее!
Разве что жить не даёт
Власть – некультурная дура;
Ну, а с другой стороны,
Русская литература –
Всё-таки, совесть страны…
 

* * *
Люблю оттаивать, как розу,
Вмороженную в глыбу льда,
Печальную речную прозу,
Рассказанную в холода.
Болящим сопереживая,
Жалея всех, кто одинок,
Душа очнётся, оживая,
И ангелы сплетут венок
Из розовых, из ароматных,
Колючками покрытых слов –
Чистейших, невесомо-ватных
От мира горнего послов.
И не сгорит в бесовской печи
Под визг и хохот мультзверья
Благопристойность русской речи,
Добропорядочность ея.

* * *
Мы рухнем однажды – так молния
Ломает и рушит дубы…
Прости, мировая гармония,
Трагедия частной судьбы!
Лирическое сумасшествие –
Оплакивать свечку, когда
Сгорает в пожаре торжественном,
Как бабочка ночи, звезда.
Жалею не массу телесную,
А малую искру огня –
То невыразимо-чудесное,
Что ввысь устремляло меня.
Вы знаете, всё-таки верится,
Что люди – не пища костру;
Что мир на мгновенье изменится,
Споткнётся, когда я умру.