Владимир ЕВДОКИМОВ. КАК ГАЙДАР ВАГОНЫ РАЗГРУЖАЛ. О книге воспоминаний Егора Гайдара «Дни поражений и побед».

Автор: Владимир ЕВДОКИМОВ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 779 | Дата: 2016-03-22 | Комментариев: 4

 

Владимир ЕВДОКИМОВ

КАК ГАЙДАР ВАГОНЫ РАЗГРУЖАЛ  

                                                                    

СИЛЬНЫЙ АБЗАЦ

Случайно наткнулся на воспоминания Егора Гайдара «Дни поражений и побед». А он учился на экономическом факультете МГУ с 1973 по 1978 год.  В то же время и я там учился, но на другом факультете. И стало мне интересно – а как жили тогда студенты-экономисты? Чему их учили? Как там учился будущий реформатор, который фактически заменил в нашей стране социализм на капитализм? Что он сам о себе думал? Чего хотел?

И я был просто поражён, когда, просматривая его воспоминания, обнаружил там о студенческом житье-бытье всего-навсего следующее:

«Остро не хватает практических знаний. Хотя с жизнью на практике знаком совсем неплохо. Я рано женился. Наверное, потому, что с детства вёл семейный бюджет, не мог себе позволить брать у родителей деньги. Наша молодая студенческая семья жила скромно. С друзьями Аркадием Вилитенко, Сергеем Богдановым, Рубеном Саакяном, Сашей Пагониным ходили разгружать вагоны. Потом начал переводить с английского для ИНИОНа».

Это куцый, но сильный абзац – ведь он подводит базу под действия Гайдара. Получается, что они были результатом скрупулёзного анализа состояния страны и её граждан, с заботой о них проведённого человеком, который ещё в студенческие времена умел зарабатывать и считать деньги, соблюдал бюджет и хорошо понимал соотношение между трудовыми затратами и материальным вознаграждением. В общем – знал, что к чему.

Сначала я подумал, что Гайдар дал «литературному негру» план-проспект с необходимой информацией (назвал студенческих друзей), но нет. «Сейчас, летом 1996-го, после победы Ельцина на выборах, перечитав рукопись, решил всё-таки её опубликовать» – эти слова Гайдара есть его подпись, и ответственность за них несёт именно он, а ответственности, как известно, Гайдар не боялся.

Его воспоминания являются скорее историей становления мыслителя, отчего деталей, по которым можно сверить изложение с действительностью, практически нет. Но оказалось, что К.Ю. Рогов для биографии Гайдара собрал свидетельства его сокурсников и коллег, посвящённые периоду учения в МГУ и опубликовал их на сайте Фонда Егора Гайдара  (www.gaidarfund.ru). А М.О. Чудакова написала и издала в 2012 г. книжку «Егор: Биографический роман. Книжка для смышленых людей от десяти до шестнадцати лет», где уже использовала эти свидетельства.

Это что же, набирает обороты процесс создания мифа о Гайдаре?

Почему бы и мне не использовать эти открытые свидетельства с тем, чтобы определить, как формировался в студенческие годы человек, олицетворяющий то, что иначе, как с проклятиями не вспоминает большинство трудящихся граждан нашей страны. Может быть, он заслужил этот миф? Может, надо не проклинать его, а памятник поставить?

 

ЖИТЬ СКРОМНО

Жил Гайдар и сам по себе, и женившись, сначала с родителями. Стипендия студента МГУ – 40 рублей, отличника – 50. Жена-студентка – столько же. Жить у родителей, это значит: квартплата – 0, питание – 0, экипировка – 0 (а простой костюм – 70-90 руб., а Гайдар носил костюм («Ходил очень скромно одетым. Но при этом – всегда в костюме». (О.В. Григорьева (Швыркова). А сорочка 6-7 руб., туфли – 15-20, носки – 1,2-1,4 руб., плюс верхняя одежда. Бельё: трусы – 1,4 руб., майка – 3 руб. И т.д.).

А.Г. Вилитенко пишет, что «два раза в неделю после занятий к Егору ходили или к Сергею [Богданову]». Ходили в родительскую квартиру, где жил Гайдар, и уж ребят там угощали хотя бы чаем и к чаю что-то подавали? Или вспоминает О.В. Григорьева (Швыркова): «Мы время от времени потом собирались у Егора. Спрашивали: «Что принести из продуктов?» Он говорил: «Ничего не надо». И не то, чтобы на столе крабы, икра, нет, нормальная еда: квашеная капуста, вареная картошка, сосиски, какая-то колбаска. Спиртное, конечно, приволакивали». Спиртное стоит денег.

Так, на что же «не мог себе позволить брать у родителей деньги» Гайдар? Конечно, 3 рубля на месячный билет на метро (Гайдар жил в районе метро «Аэропорт», а факультет располагался возле метро «Университет»). Ещё на обеды в МГУ. Стоило это 50 копеек обед. Заранее собирались деньги и выдавались талоны. 3 рубля в неделю, 12 в месяц. К обедам бесплатно была свежая капуста, хлеб – на столах. Итого – 15, это минимум. Студенты-москвичи обедали обычно самостоятельно, на большую сумму. Ну, пусть будет итого 20 на месяц, и остаются 20-30 рублей. Куда шли эти деньги?

«Потом была эта традиция – ходить в бани. Егор по этому поводу обычно говорил: ну где ещё можно получить столько удовольствия за 50 копеек?! Иногда после Сандуновских бань могли себе позволить зайти в ресторан «Узбекистан» (В.И. Походун). Сандуны в то время были доступны. 50 копеек первый разряд, только надо было приезжать пораньше или потом в очереди стоять. В Сандунах мы с сокурсниками бывали, но никому и в голову не приходило идти в ресторан – брали с собой пиво иногда, а чаще чай и парились так, без ресторана. Чтобы скромно посидеть в ресторане, надо было скидываться от 5 рублей, а спиртное проносить с собой и незаметно разливать под столом.

Был и другой вариант – «После бани мы заходили в гастроном и, несмотря на «страшные» советские времена, покупали совершенно спокойно пару банок оливок, сыр, белый хлеб, типа современных французских багетов, и к этому, не могу сказать точно сколько, бутылок сухого вина» (С.П. Богданов). «Скинуться больше чем по три рубля мы себе позволить не могли» (А.Г. Вилитенко). Вообще же Гайдар «не был пай мальчиком. Он был веселым, любил выпить, подурачиться» (И.Б. Назарова). «Наша компания пьянством не отличалась, могли выпить, но меньше, чем по бутылке вина на человека» (С.П. Богданов). Гайдар, в целом, получается, был нормальным студентом. Бутылка сухого вина – 1,5-2 руб.

Читал Гайдар много – и свою библиотеку имел (и любил её), и брал почитать. А тогда существовал Самиздат, книги которого распространялись подпольно. Это были машинописные копии. Гайдар в этом процессе был свой человек. Кто-то платил деньги надёжной машинистке? Плюс за бумагу и копирку? А втихаря переплести в «надёжной» институтской типографии стоило 1 руб.

А ещё Гайдар книги покупал. В магазине дорогой научной книгой считалась та, которая стоила больше рубля, но переводные, особенно, издательств «Мир», «Прогресс», да ещё и по экономике, были дороже.

Лекции записывались авторучками, в тетрадях, и надо их было много, всё это тоже стоило денег.

Не совсем ясна история с новой квартирой Гайдара. Вот что написал об этом его преподаватель В.И. Кошкин: «Отношения у нас сложились товарищеские, несмотря на то, что он студент, а я доцент. Вот он, например, переезжал на новую квартиру, в Строгино. Тимур Аркадьевич – отец его, не был по своей сути организатором, он был вдохновителем, так сказать. Егор тоже не знал, как это все устроить. Мы с моим армейским другом Володей Пашиным поехали Егору помогать. Весь день таскали мебель, потом положили доску на чемодан, Тимур Аркадьевич подъехал, выпили». В те времена снять однокомнатную квартиру в Москве стоило очень дорого, порядка 80-100 рублей/мес., комнату – 30-40. Судя же по тому, что «весь день таскали мебель», переезжали не на съёмную квартиру, а на новую свою. Наиболее вероятно получение Гайдаром кооперативной квартиры – например, для улучшения его родителям жилищных условий, его отец, Т.А. Гайдар, мог отселить взрослого сына с женой. Вступительный взнос на однокомнатную квартиру – от 2 тыс. руб., а потом регулярные платежи, пока не выплатишь всё.

Нет сомнений, что Гайдар «не мог себе позволить брать у родителей деньги». Он и не брал. Однако! «Помню, готовились к экзаменам у них на даче в Серебряном Бору… Один раз его батюшка позвонил каким-то знакомым, мы ездили ловить [рыбу] на Ветлугу, это в Вологодской области… А второй раз мы ездили во время олимпиады на Великие Луки, на озера. Это тоже позвонил Тимур Аркадьевич своим знакомым, чтобы нас устроили» (В.И. Походун).

«Он женился на втором курсе» (В.А. Васильев). «А потом они уехали с Ириной, прямо со свадьбы в свадебное путешествие, им отец сделал в Эстонии гостиницу «Виру» (В.И. Походун). Тоже, наверное, позвонил.

Таллин был популярен у московских студентов, но гостиница «Виру» недостижима. Место там в скромном 2-местном номере стоило 2,5 руб. и по великому блату. Весёлой компанией мы как-то ездили в Таллин на Октябрьские праздники и жили в общежитии Таллинского политехнического института в 4-х местных комнатах без удобств, 80 коп. койко-место: была тогда у ТПИ такая форма заработка.

Что в итоге? Фраза Гайдара «не мог себе позволить брать у родителей деньги», чтобы быть понятой, явно должна дополняться словами на карманные расходы.

Надо также понимать, что родительские материальные блага Гайдар за деньги не считал, а принимал их за естественный фон своей скромной жизни. Дано: фраза «Наша молодая студенческая семья жила скромно». Означает: что лишнего ни Гайдар, ни его супруга на карманные расходы не позволяли – только в пределах стипендии и подработки. «Вёл семейный бюджет» – значит, контролировал трату карманных денег.

Не более того.

 

 ВАГОНЫ

 Сочетание слов Гайдар и вагоны звучит сильно и удивительно. Сильно потому, что если студент разгружал вагоны, то это, конечно, настоящий мужчина, и Гайдар такой, стало быть, и есть. А удивительно потому, что я-то как раз разгружал вагоны и знаю, что это такое. Делал я это для того, чтобы заработать денег, так как жил довольно скромно. А именно вот так.

В августе, перед третьим курсом я поехал на Курский вокзал и день положил на поиски вагонов, которые разгружают. В итоге оказался на Калининской плодоовощной базе среди чего-то ждущих мужиков.  Анекдот послушал-рассказал, с одним покурил, с другим поговорил, познакомился и уже на следующий день начал разгружать вагон с арбузами. Был огромный, огороженный двор, в который подгонялись три вагона. На каждый – бригада из четырёх человек. Во двор въезжали грузовики-фургоны от магазинов, туда и грузились арбузы. Рабочий день получался с 10 до 17 часов. Бригадира отпускали раньше, чтобы оформил получение денег в тот же день.

В первую машину грузили всё подряд, освобождали проход у двери, а уже со второй начиналась серьёзная работа. Фургон ставили в стык с вагоном, клали на соединение соломенные маты и катали в машину арбузы. Накладывали машину, торопили следующую, знали – в обед начнутся перебои, окажемся без дела.

Сопровождавшие фургоны продавцы иногда давали нам деньги (1-3 рубля). Тогда называлось «клиент», и надо было постараться, грузить арбузы крупнее и быть строже с укладкой.

Работали так. Один в машине – он принимает арбузы и укладывает их. Один распределяет – он в вагоне перед машиной перехватывает арбузы справа-слева и закатывает в фургон. Двое – в разных концах вагона. Они берут арбузы и катят их в центр. Пол для мягкости устлан соломенными матами. Шевелиться надо быстро, но по-разному, поэтому периодически менялись местами. Когда  машина отъезжала, можно было и отдышаться (в вагоне жарко, душно и грязно), но в виде перемены деятельности – отвозился на тележке арбузный бой (он отправлялся в подмосковные колхозы на корм свиньям) и привозились пустые тележки, переукладывались маты, подметалась площадка, да надо же было и клиента завлекать и в конторе показаться: вдруг появится возможность разгрузить вагон, положим, с апельсинами? Так мы его за час, с укладкой, и разгрузим. А это – деньги.

Основной заработок складывался так: разгрузка вагона, уборка, клиент и личный арбуз (килограммов на 8. Его прятали за забором, потом доставали и продавали на улице за два рубля). Дополнительный, если дадут: фура (загрузить мусором), вагон с апельсинами-лимонами разгрузить и т.п. Получалось 10-20 рублей в день, если было что разгружать в этот день.

 Кто работал? Борода. Бригадир, аспирант по холодильным установкам. Летом с женой хорошо отдохнул в Юрмале, оброс долгами и зарабатывал, чтобы расплатиться. На нём были спецовочные штаны, драные на заду, продавщицы умилялись и давали денежку. Витёк. Добился желаемого места на приличном, режимном заводе, оформлялся и отдыхал на арбузах. Он работал с удовольствием и пел себе разные песенки. Толян. Он представлялся агентом КГБ, и вечерами разыскивал опасного преступника в окрестных забегаловках, на которые тот базировался. Толян играл роль забулдыги, много пил, поэтому, разгружая арбузы, ел их неограниченно, промывал желудок.  

Витёк скоро ушел на завод, мы тогда брали замену. Был инженер из Сургута – никак из Крыма до дома доехать не мог, был Шурик – арбузы воровал и продавал, его поймали, а мы осуждали. Был Сева – он нас втягивал в авантюры,  мы перестали его брать. И т.д.

И был студент-экономист! Его звали Геннадий, я его как-то и затащил на базу. Заработок его не очень вдохновлял – грязная работа, маргинальная публика, но то, что он поймёт соотношение между трудовыми затратами и материальным вознаграждением, – вдохновляло. Он учился в МИНХ им. Г.В. Плеханова, и должно быть, чувствовал, что ему «остро не хватает практических знаний».

В тот день нам повезло. Мы разгрузили вагон с калифорнийскими лимонами, почистили грязнейший вагон после яблок, разгрузили вагон с арбузами, собрали мусор, загрузили им фуру, ещё одну фуру загрузили деревянной тарой. Заработали мы по 27 рублей. Это был хороший день, но больше на базу Геннадий не поехал.

Вот, я мысленно подставляю Гайдара вместо себя, и не получается. Чтобы он нашёл место в Москве, где разгружают арбузы, внедрился и начал «разгружать вагоны»? Помятые мужики, запах перегара, ненормативная речь, политый водой тёплый асфальт, пакгаузы, замусоренный двор, бочки, пахнущие гнилью, и всё это не экзотика, а дня три-четыре в неделю – ну, какой там Гайдар? Какие вагоны?

Не могу его представить и на месте Геннадия – это кто же из знакомых Гайдара разгружал вагоны и привёл его для получения «практических знаний»? В августе тоже – это же каникулы, Гайдар должен навестить родственников, отдохнуть на даче в Серебряном Бору, а, главное, читать умные книги.

К тому же «Егор был не очень координированным. Он совершенно не умел маршировать. Он, когда шагал – правая нога вперед и правая рука вперед. Из-за плохой координации он и машину, кстати, не водил. Потом отшучивался: «Я машину водить не умею, я БМП умею водить». (Это на военных сборах они БМП водили.) ... На физкультуре он тоже всегда был в группе «освобожденных» (В.И. Походун). «В стройотряды не ездил. И, по-моему, на картошку не ездил тоже» (О.В. Григорьева (Швыркова). Это умение, ходить строевым шагом иноходью, чрезвычайно ценится в армии, потому что даёт возможность насладиться зрелищем, которое в обычных условиях недоступно. На физических действиях оно не отражалось, если производить их размеренно, без суеты, но как он мог выполнять разнообразные, часто неожиданные, да непрерывно в течение нескольких часов, физические движения, требующие не столько усилий, сколько координации, необходимые при разгрузке вагона с арбузами? Никак.

Тогда – зачем же он написал, что разгружал вагоны?

Это важный вопрос, но, чтобы понять, откуда в биографии Гайдара взялись вагоны, необходимо ввести поправку, связанную с его одарённостью, происхождением, фамильным окружением, наивной книжностью и мыслями о будущей его оценке потомками (а зачем ещё пишут воспоминания?). Поправка эта фиксирует соотношение действительности и её словесного обозначения. Она сейчас в большом ходу, это – «типа». Тогда: имеем словосочетание «разгружать вагоны», вводим поправку «типа» и получаем «типа разгружать вагоны».

Я думаю, что пару вагонов Гайдар вместе с сокурсниками «типа разгрузил». На овощные базы он ходил, как отмечали О.В. Григорьева (Швыркова) и В.И. Походун Мы на 1 курсе работали на Киевской овощной базе, где-то на Мосфильмовской улице»), но, как добавил А.Г. Вилитенко: «Гайдар пишет, что мы вагоны разгружали; это случалось, но я бы не стал говорить, что это было важным источником дохода». Видимо, что-то вроде того, как и я сам «типа разгружал» много позже, когда работал в НИИ и в обязательном порядке со всеми ходил на овощную базу: пятнадцать человек на вагон, допустим, с апельсинами и – на весь день, с 11 до 15. Одни апельсины едят, другие за жизнь беседуют, третьи за водкой побежали. А за это платили! Ну, выпишут, к примеру, 1 руб. 03 коп, через месяц заплатят. Так, видимо, на Киевской овощной базе и трудился Гайдар и, в итоге, выдал этот балаган за разгрузку вагонов.

Итак – почему?

Потому, что мышление книжное. Поверхностное.

Такое мышление не редкость. Вот пример. Мой сокурсник Александр (много позже это было окончания университета), в бытовом разговоре вдруг заявил:

– Я, например, сам мебель делаю.

Как? Рафинированный интеллигент, сын генерала, окончил московскую физматшколу, знаток французского языка, специалист по Африке, руки из дупы растут – сам делает мебель?! Не может быть! Это я делаю мебель! И денег не хватает, и магазинная мебель не вписывается в малые мои квартирные объёмы, и умею я!

Справившись с волнением, я спросил:

– А в чём заключается процесс изготовления тобою мебели? Какую именно мебель ты сделал?

– Сейчас народ-то ленивый, – снисходительно разъяснил Александр, – покупают мебель, а собирать её нанимают рабочих. А я сам собираю! Недавно шкаф собрал…

Вот оно в чём дело! В его понимании собрать мебель из готовых деталей, оказывается, и есть «делать мебель»! И он сказал это искренне, с чувством собственного достоинства! Действительно, из соображений транспортировки удобно продавать мебель в разобранном виде, а собирать по инструкции или вызывать сборщика. Вот, Александр, стало быть, и собирал: «типа делал».

Это и есть поверхностное мышление: обозначение явления, подчас, вульгарное, воспринимается как само явление.

А разгрузка вагонов есть классический миф студенческой жизни, о нем много говорится в книжках. С 1930-х годов он живёт, когда в результате пятилеток появились и вагоны, и грузы, а студенты были бедные, и разгрузка вагонов давала приличный заработок – на еду и одеться. В книжках об этом писали с уважением, гордо, Гайдар прочёл и запомнил. Студенты 1970-х подрабатывать предпочитали уже чисто и спокойно. А уважительный миф остался. Вот и вставил его Гайдар в воспоминания, прекрасно понимая, чтобы старый миф работал на создание нового. Очень ему, видимо, хотелось выглядеть настоящим мужчиной – крепким, решительным, таким, который не только был мальчиком из хорошей семьи, но и простым, компанейским парнем – вагоны разгружал!

Это круто!

 

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ЗАРАБОТКИ

Гайдар начал работать для ИНИОНа: тексты переводил, аннотации делал для реферативных журналов – чистая работа и делать её можно в удобное время, в удобном месте. «Хорошо, что В.И. Кошкин нас к себе лаборантами взял на полставки, заработок какой-то был… Подрабатывали у Кошкина мы так: рефераты делали, компиляции по куче книжек каких-то, бывало, что расчеты. Но времени это занимало не очень много» (А.Г. Вилитенко). «Где-то на четвертом курсе у нас появились хозрасчетные работы. Егор спросил: «Может заработать? сколько можно рубль от метро и обеда отрывать на наши мероприятия?» А там – по сорок рублей в месяц, сумасшедшие деньги, вторая стипендия» (С.П. Богданов). Сорок рублей в то время были «сумасшедшие деньги» для студента, живущего с папой и мамой. Если автономно жить, то «сумасшедшие деньги» – это минимум двести рублей, но за них надо вкалывать, а когда же развивать интеллект?

Таким образом, дополнительные заработки – это увеличение количества карманных денег: баня, книги, вино и т.п.

 

СОСТАВНЫЕ ЧАСТИ

Вот так в результате беглого, но предметного анализа свидетельств очевидцев сами собой стали вдруг очевидными и составные части высокого интеллекта Гайдара, поразившего Россию в 1992 году.

Книги. Гайдар был мальчиком одарённым, обладал феноменальной памятью и умением использовать её.  Он любил книги – ведь там так много сведений для запоминания! Книга была для Гайдара всем. «В принципе, он был романтиком. Самая его любимая книга – «Три мушкетера», он ее постоянно перечитывал» (И.Б. Назарова). Литературу он знал, но экономическую лучше всех. «Прихожу я к нему и говорю: Канторович Нобелевскую премию получил, мы с тобой вдвоем неужели хуже? Давай тоже что-нибудь сделаем, например – по экономике. Он говорит: попробуй. Вот тебе список: Самуэльсон, Кейнс, Ланкастер и Чемберлен. Где хочешь, там бери. Сам Егор это уже прочел, это для него были азы» (В.А. Васильев). «Он давал мне читать книжки. «В круге первом», экономические книги. Была нашумевшая книга Лисичкина «План и рынок», её было не достать» (А.Г. Вилитенко).

Конечно, Гайдар любил читать, а читать-то можно по-разному! Гуманитарии особенно любят читать подпольно, читать и бояться. Так интереснее. Как вспоминал С.П. Богданов, как-то Гайдар «приходит на занятия и говорит, что принес продолжение [книги бр. А. и Б. Стругацких «Понедельник начинается в субботу»]: «Тройка», в ксерокопии. Был какой-то семинар, но поскольку группы достаточно большие, столы были длинные, человек на шесть-семь, вот мы все уселись, и под столом начали читать. С дикой скоростью, все время подгоняя друг друга. Мы все впятером это произведение за один семинар прочитали. Тогда это сильное впечатление произвело. Недавно я купил книжку – уже было скучно». Или В.И. Походун: «…по ночам с фонариком сидел, ведь давалось на ночь – пришла твоя очередь, а дальше там еще люди есть. За ночь все это проглатывалось, со слипающимися красными глазами шел на лекции, передавал либо Егору, либо он говорил, кому отдать».

Чтение – это страсть, с которой сладу нет! Ведь есть разные способы прочтения книг, квалифицированный читатель ими владеет, благодаря чему умеет читать книги толстые и тонкие, умные и глупые, по своей специальности и по чужой, по диагонали и в строку (и между строк), с заду наперёд и с переду назад, десять книг в час или одну книгу за день.

Гайдар был очень квалифицированный читатель.

Семейное окружение. Если ребёнок в 12 лет анализирует ввод войск стран Варшавского договора в Чехословакию в 1968 году как взрослый аналитик, а в студенческие годы не понимает, что страна,  в которой он живёт, полной мерой дала ему всё, то объяснить это можно только внушением извне. Внушать было кому – относительно общения с интересными людьми Гайдар жил роскошно: «У нас открытый дом, много гостей, приходят друзья отца: писатели, поэты, журналисты, военные. Часто бывают Ярослав Смеляков, Даниил Гранин, Юрий Левитанский, Давид Самойлов, Егор Яковлев, Григорий Поженян, Яков Аким, Лен Карпинский. Мне разрешают оставаться в комнате, слушать взрослый разговор, но ни в коем случае в него не встревать».

Какая-то в этом перечислении имён известных людей видна нескромность. Вообще, такое хвастовство свойственно интеллектуалам и часто используется ими для демонстрации себя. Кроме того, избавляет от подробностей – так, ни одного слова для своих друзей по учёбе на факультете Гайдар в воспоминаниях не нашёл, просто перечислил.

 Гайдар – внук писателя А.Гайдара и сказочника П.Бажова, впоследствии зять писателя А.Стругацкого. Соответственно и семейный круг сложился у него большой, представительный, интересный, отчасти богемный, поговорить любили. «Егор, поскольку вырос в писательской семье и, как потом сам рассказывал, с какого-то возраста ему не возбранялось присутствовать в компаниях отца, знал, конечно, несравненно больше нас. И по истории нашей страны, и по политике» (С.П. Богданов). Запоминал он, конечно, готовые обозначения, услышанные в этих компаниях. Принесённые затем в студенческую среду, они производили впечатление взрослостью формулировок. Но практическими знаниями в гуманитарных компаниях как не владеют сейчас, так не владели и тогда. Анекдоты, байки «из сфер», вскользь брошенные фразы, пересказы чужих мыслей, резкие, красочные характеристики исторических лиц и событий – вот воспитательная среда молодого Гайдара: в ней он варился, ею и пропитался. Вот – «…зашел разговор о Сталине, о Хрущеве. Егор произнес фразу (теперь я думаю, конечно, он её услышал от кого-то): «Хрущеву спасибо хотя бы за то, что прекратил эту кровавую баню». Воспроизвожу практически дословно. Тогда она произвела очень сильное впечатление» (С.П. Богданов).

 «Один из его постоянных тезисов был, что лагерь на 250 млн., который огорожен тремя рядами колючей проволоки, это не большая разница от того лагеря, который огорожен на пятачке двух квадратных километров. Это были его слова, которые он повторял не раз» (В.И. Походун).

И это говорилось в 1970-е годы – самые благополучные в тысячелетней истории России! Это говорилось в высших слоях советского общества! Люди «из низов» изо всех сил стремились к знаниям, росли, поднимались – куда? А вот куда! Удивительно, но до сих пор некоторые граждане нашей страны гадают – кто же развалил СССР?

Следствием этого влияния была и история с листовками о нехорошей советской власти в начале 2 курса. Сочинили, напечатали на машинке, сфотографировали и отпечатали 2000 экземпляров. 2000 листов фотобумаги, химикаты – это тогда большие деньги, а в начале второго курса ещё не было хозрасчётных работ, получается, отрывали от стипендии? Карманных денег не жалели? Бесплатное образование, да в МГУ, так было ненавистно? Правда, перед распространением одумались и сожгли.

Для таких, едва не воплотившихся в жизнь идей, надо очень жёсткий настрой иметь! Откуда этот настрой? От наивного, инфантильного, жадного до запоминания отношения к высказанным в виде готовых формул мнениям авторитетных для Гайдара людей. Тех, которых он знал.

Других – он не знал? И что они есть – тоже не знал? И даже не предполагал, что они есть? Похоже, что так.

Экономическая наука. Экономический факультет в студенческой среде МГУ считался тогда, говоря нынешним языком, отстойным. Полагали, что там собираются дети советской номенклатуры, у которых интересов нет, а престижное высшее образование получать надо. На факультете «…нам говорили С.С. Шаталин, А.Г. Аганбегян, профессора Г.Х. Попов, Г.Г. Водолазов, Г.А. Егиазарян» (А.Г. Вилитенко). Это известные люди, они, вроде бы, разные, но есть, оказывается, общая особенность наших учёных-экономистов, и она озадачивает. У них тяга к практическим знаниям реализуется с помощью математики.

Математика не наука, а метод, и она оперирует тем, чего в природе нет – числом. В экономической же науке математика играет серьёзную роль и даже является неким фундаментом исследований. «У нас была теоретическая и математическая статистика» (О.В. Григорьева (Швыркова). «Он [Гайдар] сам очень ругался, когда рассказывал, как преподавали математику на экономфаке. Им преподавали какое-то жуткое количество интегралов. Что это за искусство брать огромное количество интегралов и зачем это нужно экономистам? С преподаванием был, видимо, какой-то провал» (В.А. Васильев). «У нас ведь помимо нашей политэкономии были еще мат-экономисты, которые занимались СОФЭ – системой оптимального функционирования экономики» (В.И. Походун).

Сами же математические методы порождают в экономической науке забавные вещи, да порой такие, что оторопь берёт. Вот, любопытное свидетельство: «Аганбегян очень просто и доходчиво говорил об экономике капитализма и социализма, точнее – о плановой и рыночной экономике. Он рисовал мелом на доске горизонтальную линию и обозначал крайние точки справа и слева: крайняя справа (план) – Камбоджа, Северная Корея, слева (рынок) – Штаты. Вот здесь, объяснял, посередине – Швеция, Финляндия, здесь – Венгрия, здесь – Югославия» (А.Г. Вилитенко). Такого рода объяснения уносят воображение очень далеко от истинного, куда проще показать названные страны на глобусе. Но такой показ, во-первых, вовсе не будет означать, что они там, на глобусе и находятся, а во-вторых, Аганбегян показывал страны на некоей горизонтальной линии – так это даже не на глобусе, а где? Сначала, как шашлык на шампур, нанизал на эту самую «горизонтальную линию» некие страны, а потом «очень просто и доходчиво» объяснил, что они там делают. Это что?

Раньше это подавалось по-другому, изящнее. Вот, например, в середине XIX века в Петербурге прославился аттракцион «Казанский собор в натуральную величину». Напротив Казанского собора, на противоположной стороне Невского проспекта стоял большой шатёр, тёмный внутри. Купив за пятак билет, клиент входил в него со стороны, противоположной Невскому проспекту. Служитель брал его под руку и подводил к противоположной стенке. Потом «очень просто и доходчиво» открывал в стенке глазок, прильнув к которому изумлённый клиент видел прямо перед собой... Казанский собор в натуральную величину!

Такого рода штукарей и фокусников на Руси всегда хватало, но только во второй половине XX века их, оказывается, специально стали готовить в вузах, в том числе и в МГУ.

 

ИТОГИ

Так чего же хотел добиться в студенческие годы Гайдар? Какие цели перед собой ставил? Что он искренне любил?

«Я больше всего любил заниматься одним делом: сидеть за своим рабочим столом, читать книжки или их писать. Всё остальное я воспринимаю как нечто, что я делаю по чувству долга» (Е.Т. Гайдар).

Цели он достиг, но попутно, во время своего пребывания в Правительстве России в начале 1990-х годов он «по чувству долга» принимал ответственные решения, чем и прославился.

И я помню, как после 2 января 1992 года все как-то очень уж глупо улыбались. Мы ведь ждали чего-то трудного, и чтобы вместе, дружно пережить тяжёлое время… Мы же не предполагали, что из нас просто-напросто сделают дураков. В новинку это было.

Что же он сделал? Если образно, то, наверное, вот что. Есть у голландцев легенда о мальчике, который, обнаружив в дамбе, отгораживающей страну от моря, маленькую дырочку, заткнул её пальцем и стоял так, пока не появились взрослые, ведь мальчик понимал, что из этой дырочки может образоваться громадная дыра, в которую хлынет вода и затопит Голландию. Так были отцами страны воспитаны все голландцы, даже дети, – ведь их страна лежит ниже уровня моря, от которого и защищают её дамбы. Гайдар представляется таким же мальчиком, только наоборот. Он был воспитан для того, чтобы искать маленькие дырочки в стене, отгораживающей нашу страну от капиталистического кошмара, радоваться им и стремиться к тому, чтобы сделать их большими. Учитывая это обстоятельство, его подвели к такой дырочке, которую от превращения в дыру закрывал мощный пластырь плана, твёрдых цен и гарантий соблюдения конституционных прав граждан СССР. И он сделал то, к чему его готовили и чего от него ждали – сорвал этот пластырь. И хлынул в нашу страну грязный поток вседозволенности, с плавучими островами беспризорности, бедности, уголовщины, наркомании, бездомности, тупости, безработицы и морального уродства, и стала задачей каждого не строить новое общество справедливости и добра, а – выживать.

А если практически? Тут надо обратиться к книге Чудаковой, в которой она приводит замечательный эпизод: «Двадцать лет спустя Е.Г. Ясин вспоминал, как в 1990 году они с Гайдаром были на семинаре в Венгрии. «Собралось почти всё будущее российское правительство – Гайдар, Чубайс, Шохин, Авен. Обсуждаем с авторитетными западными экономистами планы реформ в России. Как-то после дискуссий сидим в ресторанчике, и моя жена спрашивает Егора: «Ты говоришь, что нужно освободить цены и тогда в магазинах появятся товары. Но откуда они возьмутся, если их нет? И тогда Егор ответил: «Лидия Алексеевна, я не знаю, откуда это всё возьмётся. Но то, что всё это будет, вы увидите». Так и произошло».

То есть, оба по простоте душевной рассказывают всему свету о том, что, освобождая цены, запуская гиперинфляцию, не знал, оказывается, Гайдар, откуда что берётся! Так прямо и откровенно говорил: «я не знаю». Скажи на милость, массу книг прочёл, университет окончил, две диссертации защитил, а не знал! Получается, что действия Гайдара вовсе не были результатом скрупулёзного анализа состояния страны и её граждан, с заботой о них проведённого этим человеком, что в студенческие времена умел он считать только карманные деньги, и соотношения между трудовыми затратами и материальным вознаграждением не понимал. Не знал он, оказывается, что к чему!

А что же он тогда знал? А вот что: о теории горизонтальной линии, кровавой бане, Чемберлене и Ланкастере и т.п. Он, правда, немножко чувствовал, что «остро не хватает практических знаний», можно было бы, конечно, их и приобрести, да, помилуйте, на это же время уйдёт, силы...

С другой стороны – а зачем? Ведь «сидеть за своим рабочим столом, читать книжки или их писать» вполне можно и без них.

 

МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ

В марте 2016 года исполняется 60 лет со дня рождения Е.Т. Гайдара, дело за пышным юбилеем и памятником. Но памятник стоит только тогда, когда есть миф. Вот, соратники и последователи и создают миф о Гайдаре. Они прославляют своего героя, старательно комментируют его действия, называют его спасителем отечества и утверждают, что, если бы не он, то неисчислимые, страшные, ужасные беды обрушились бы на Россию! Регулярно проводятся Гайдаровские форумы, издаётся собрание сочинений. В Высшей школе экономики уже установлен бронзовый бюст Е.Т. Гайдара. При его открытии Е.Г. Ясин сравнил Гайдара с Дэн Сяопином и даже с «самим» Лешеком Бальцеровичем! Интенсивно работает Фонд Гайдара, написала книгу М.О. Чудакова, пишет К.Ю. Рогов…

Но мифа не будет.

Дело в том, что в мифотворчестве вагоны более важны, чем реформы. Ведь для мифа неважно, что именно человек сделал. Важно – каким он был! А был он таким, каким люди будут его понимать. А люди понимают только то, что им понятно. Людям непонятны Ланкастеры, горизонтальные линии и прочие СОФЭ, но вагоны – понятны.

 Гайдар это знал, потому о вагонах в мемуарах и упомянул. Что-то же надо было сказать о себе, студенте, такое, чтобы не выглядеть бледно, чтобы доходчиво и просто показать, как скромно и понятно начинался корифей отечественной экономической науки. Что рано женился, узнал цену деньгам, понял, что к чему и, поддерживая семью, подрабатывал на разгрузке вагонов, одновременно с блеском учился и закончил университет с красным дипломом. Это впечатляет! Но тут надо было, конечно, упоминать как-то определённее, чётче. Проще надо было, понятнее. Если иметь в виду будущий миф, то надо было на самом деле вагоны разгружать, а не «типа разгружать». Надо было подрядиться грузчиком: на базе, на складе, в речном порту, в магазине и разгружать, а не читать книжки на даче в Серебряном бору. И в рассказе об этом празднике труда несколько понятных деталей привести. Для убедительности.

А если этого не было, то тогда тему разгрузки вагонов лучше было бы вообще не поднимать.    

Что в сухом остатке? В результате сопоставления реальных обстоятельств времени и места, привлечения свидетельств, уточнения понятий и привлечения здравого смысла адаптированный перевод на понятный язык абзаца воспоминаний Гайдара, посвящённого его учению на экономическом факультете МГУ, прочитывается следующим образом:

Остро не хватает практических знаний. С жизнью на практике знаком плохо. Я рано женился. Наверное, потому, что с детства вел семейный бюджет, не мог себе позволить брать у родителей деньги на карманные расходы. Наша молодая студенческая семья жила скромно. С друзьями Аркадием Вилитенко, Сергеем Богдановым, Рубеном Саакяном, Сашей Пагониным ходили в баню. Потом начал переводить с английского для ИНИОНа.

Как видно из приведённого выше анализа абзаца, содержание его перевода, в целом, уже соответствует действительности. Примерно то же могут сказать о себе тысячи простых выпускников отечественных вузов, скромно ушедших работать в народное хозяйство страны и не претендующих ни на памятник, ни на миф.

Оставшись без ключевого словосочетания «ходили разгружать вагоны», абзац заметно потускнел. Но тут уж ничего не поделаешь – как ни мечтай, как ни старайся, сколько денег ни вкладывай, сколько слов ни говори, а никакого мифа не получится: не разгружал Гайдар вагонов, а, значит, мифа не заслужил.

Стало быть, и памятника не будет.

Не за что.