Геннадий ВЕРЕЩАГИН. ЦАРЬ СПАРТУ ОБЕЩАЛ ИЗЖИТЬ… Из книги стихов «Не отрекусь!»

Автор: Геннадий ВЕРЕЩАГИН | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 759 | Дата: 2016-02-24 | Комментариев: 1

  

Геннадий  ВЕРЕЩАГИН

ЦАРЬ СПАРТУ ОБЕЩАЛ ИЗЖИТЬ…

Из книги стихов «Не отрекусь!»

 

                                  Даже сейчас, ведь это стало проще,

                                  Когда, кому не лень, пинают Русь,

                                  Я обращаюсь к высшим силам: «Отче!

                                  Прости меня, но я не отрекусь!»

 

* * *

Всё, что приемлет Мать-Россия,

И я приемлю. Как судить

Её изломы роковые

Или преемственную нить?

 

Кто я такой в её судьбине?

Я – из заблудших сыновей!

Но Мать-Россию не отрину:

И я, и Русь – одних кровей.

 

И пусть мне шепчет мир убогий,

Что Русь имеет не своё,

Я тоже русские итоги!

Я тоже будущность её!

 

* * *

Жён у друзей не отбивал,

Честь смолоду храня,

И Родину не предавал,

Скорей она меня.

 

Я – православный, Бога чту

В делах, а не в псалмах.

Я воплотил свою мечту

О вечности в стихах.

 

Жалею больше тех, кто слаб,

Люблю родную Русь.

Её я пасынок и раб,

Но я – не отрекусь!

 

А праведность моя пуста –

Я не прощал врагов.

Мне не хватило до Христа

Каких-то двух шагов.

 

* * *

К войне Европа не готова,

Война возьмёт её врасплох.

В ней нет терпения Иова

И арсенал до боли плох.

 

Глумится пятая колонна

Над мироточием икон,

ЛГБТ её икона,

А деньги на счету – закон.

 

Спецслужбы – власть, донос – метода,

Никто Европою не горд,

Она слабеет год от года

Для южных загорелых орд.

 

И держат Брэйвика для часа

Открытых и кровавых битв,

И обучают свинопасов

Искусству ставит всем на вид.

 

Свели с ума хохлов печеньем,

И в русский дом пришла беда.

Плывёт Европа по теченью

К исчезновенью в никуда...

 

* * *

Выждать ложный шаг врага,

Подтолкнув его в паденье.

Разум холоден – снега,

Чувства цельны, нет сомненья.

 

Враг в азарте, это плюс,

У него вся воля – рана,

Пусть несёт ненужный груз

Ненависти окаянной.

 

Концентрация – бросок!

По победе – сразу милость.

Русь даёт борьбы урок:

Мудрость, сила, справедливость.

 

* * *

Империя крушит судьбу,

Судьба – империю!

Прости мне, Твоему рабу,

Господь, неверие!

 

Не всякому поднять топор

На тьму двуглавую,

Не всякому принять укор

Державою.

 

Но оправданья позади,

Днесь – покаяние!

В грядущем, Господи, прими

Со мной свидание!

 

Глаза в упор не отведу,

Приму возмездие!

По совести Твоей взойду

В своё созвездие!

 

И буду в адовом огне,

В державном пении

Страны на розовом коне:

Кумач и белое...

 

* * *

Гладкошёрстные снега

Белизны невыносимой

Убаюкали луга

Моей Родины – России.

 

Спи, Отчизна, милый край,

Царство светлого простора!

Солнце – теплый каравай –

Принесёт весна не скоро.

 

Отдохни от тяжких нош,

Тишина – веселья выше.

А меня забудешь, что ж…

Моё счастье – что ты дышишь.

 

* * *

Еврейству – да, жидовству – нет!

Да будет корень наш нетленным!

Вот окончательный ответ

На основной вопрос вселенной.

 

И русский тот, кто любит Русь,

Не ставя ей условий пошлых,

И тащит неподъёмный груз

Её грядущих бед и прошлых.

 

А в нынешних живёт страной,

Её величию достоин,

И Русь за ним – как за стеной,

И отвечает всем: «Я – воин!».

 

И кто не с нами – тот наш враг,

И если враг тот не сдаётся,

Его кончают – только так!

И выстрел в небе отзовётся...

 

* * *

Мы сами себя победили,

Мы сами себя и спасём!

Нам столько другие вредили,

А мы всё живём, и живём!

 

Мы Ваньки, которые Встаньки,

Мы точно бессмертный народ,

И в гости приедем на танке,

Коль враг нас к себе призовёт.

 

Своих не бросаем и снова

На пост заступаем служить.

Россия под Божьим покровом,

Её никому не сломить!

 

Россия добра и незряча

К чужому – богата сама,

Не может быть, знаю, иначе,

Любимая наша страна.

 

И мы долготерпим обиды,

Как долго – вот это вопрос!

Весь западный бог есть либидо,

А наш – лишь распятый Христос.

 

* * *

Моя страна – излом, изгиб, крученье,

Разрыв, как взрыв, а пропасти пустот

Собою заполняют в те мгновенья

Людские судьбы – родины оплот.

 

Поэтому мне каждый очень дорог

На росстанях одной шестой земли,

Поэтому не может её ворог

Ни покорить, ни просто извести.

 

Здесь прочностью живущий – крепче стали,

Хотя для внешних – русские странны,

И будет Русь, пока не перестали

Мы верить, что прекрасней нет страны.

 

* * *

Нет ничего, что было б неподвластно

Всем существам с названьем «человек»,

Но власть та утверждается всечасно,

Так присно, ныне и в грядущий век.

 

Никто за нас не разрешит проблемы!

Никто за нас не понесёт креста!

У каждого свои мифологемы,

Своя трактовка мира и Христа.

 

Но как ужиться без пролитья крови,

Надломленную трость не доломать,

И не ослепнуть от блестящей нови,

Вновь научившись жить, любить, страдать?

 

Страна моя и есть моя судьбина,

Где и покой как вечная борьба.

Я от себя не отдал половину,

Отдал всего и в том моя судьба!

 

А внешние всё душу рвут на части,

Она не рвётся, это внешних злит...

Продавший душу отречён от власти

Народной мудрости и святости элит.

 

* * *

Игра в разгаре, ставки высоки,

Все игроки хотят лишь всё и сразу.

Дрожит ладонь как белый куст руки,

Застёгнутый на запонку с алмазом.

 

Что интересно – шансы всех равны,

Поэтому исключены ошибки.

Здесь битва воль, и в звоне тишины

На лицах проявляются улыбки.

 

Это от нервов... Ватикан рулит,

Он знает прикуп и готов к атаке,

Но дядя Сэм весь мир испепелит,

Если в конце концов дойдёт до драки.

 

Китай копит все козыри к концу,

Пока он тих, азартно не играет,

Его лицо, подобное свинцу,

Неутолённость мощи выражает.

 

Вот  сделал ход суетный фининтерн,

Его станок печатный полон пара!

Он заменил собою Коминтерн,

Оставив клерков – еврокомиссаров.

 

ЕС гундит – шестёрки на руках,

Тут видно Сэм при сдаче постарался!

Его фундамент – извращённый страх

Пред сорок пятым: там он проигрался.

 

Вот, карта бита... Русь взяла своё...

Ей не впервой с интригами бороться,

И жаль ей тех, кто долг не отдаёт,

Но Русь спокойна – всё равно придётся...

 

* * *

Не бывает чужого горя,

Свет над всеми! – учил Отец,

Но не надо с врагами спорить,

Враг хорош, когда он мертвец.

 

Ну, а как же завет от Бога,

Он врага повелел любить?

Нам дано в этом мире много,

Даже то, что пора забыть.

 

* * *

Когда вокруг кричат «Свобода!»,

Я спрашиваю – от чего?

От мира, денег, огорода

Или от счастья своего?

 

Свободы нет у нас с рожденья,

И со свободой не шути!

Она как камень преткновенья

Обетованного пути.

 

Есть совесть – смысл воспитанья,

В нас окормляющий зверьё

До вынужденного признанья

Что в мире Божье, что моё.

 

В миру свобода – проститутка:

Кто больше платит – тем даёт,

Святое превращая в шутку,

А Родину в свой огород.

 

Свобода – это совесть с Вестью,

Любовь, в которой – Божий Храм,

Где места нет безумью мести:

«Мне отомщенье! Аз воздам!».

 

* * *

Здесь бредят Западом, но пьют по-русски,

Закусывая килькой бутербродной,

Здесь распорядок, шведский или прусский,

Почётно называется свободой.

 

Мой друг-писатель, зная суть народа

Живущего здесь скучно и давно,

Сказал: «Поверь, им не нужна свобода,

Нужны лишь деньги, больше – ничего!».

 

* * *

Всё будет вам: и толерантность,

И демократия всех прав,

Всё огребёте: и галантность,

И томный дым заморских трав.

 

Только вначале – поле боя,

Где лоб врага – прицельный лоб,

Где каждый сам себе отроет

Могилу в полный рост – окоп.

 

Это не песни петь с Кончитой,

Живя в финансовой дыре,

Или в берлоге нарочито

Будить медведя в январе.

 

Европа на цепи как шавка,

Её хозяин янки-шпик,

Тут нужен лишь укол булавкой

И еврошарик лопнет вмиг.

 

Стена «от можа и до можа»

Здесь не поможет: «Искандер»

Всю эту глупость подытожит

В разряде самых крайних мер.

 

И вы поймёте, что Украйна

Есть край российского двора,

И что давно уж эту тайну

Постигла даже детвора.

 

Порой мне кажется – умишко

Не посещал вас никогда,

Вам надо только золотишко,

Всё остальное – ерунда.

 

Всё будет вам: металл и камни,

Только дружите с головой!

А спор племён славянских давний

Решит Россия булавой.

 

КНЯГИНЯ ОЛЬГА

                                     Ольге Верещагиной

На ком стоишь ты, Русь Святая?

Кто же, в раденье за народ,

Взял веру Цареграда, зная,

Что только вера Русь спасёт?

 

Как имя князя? Имя – свято!

На именах стоит земля!

Всё безымянное изъято

Из светлой сути бытия.

 

Кто там, в духовном бездорожье,

В тенётах родовой крови,

Искал тропу единобожья,

Тропу спасенья и любви?

 

В ком Савл русский был неистов,

Зазубривая древний стих,

Чей меч был и остёр, и быстр

В расчётах мести за своих?

 

Кому же Русь Господь доверит

И в ликованьях, и в беде?

Кому рус-воин мог поверить,

Как верят самому себе?

 

Не подходил тут облик мужа,

Иное для Руси дано,

Стране был образ женский нужен,

В ком мать, жена, сестра – одно.

 

Чьё имя первым и последним

Прошепчут на земле уста,

Кому до гроба будешь верным,

И до кровавого креста?

 

И наш Господь, взглянув на Матерь,

Почуял: Русь для матерей!

Он знал, как им придётся плакать

И утешать в любви своей!

 

И Божья Мать, окинув взглядом

Весь русский мир, в просторах долгий,

Нашла в лесах свою отраду:

Простую приснодеву Ольгу.

 

Она весь путь её узрела:

Убитый Игорь, трижды месть,

И боль за Русь, и как посмела

В Царьграде постоять за честь.

 

И как добром боролась с ложью,

И как о сыне – вся в слезах,

Как три луча, три лика Божьих,

Вели её во всех делах.

 

О, Ольга, русская святыня!

Зови на подвиг Русь, зови!

Здесь в каждой женщине – княгиня

И сердце полное любви.

 

* * *

«Много званных – мало избранных!» –

Может в этом боль Христа?

О, Россия, – ты как истина,

Сорванная со креста!

 

Ты – бредущая по росстаням

Освящать всех добротой,

Мы с тобой, Россия, посланы

Звать всех в дали, за собой.

 

Ты не сетуй на Всевышнего.

Кто познал Его пути?

Ведь у Господа нет лишнего

Избранного – потерпи…

 

* * *

России нужен Внедорожник,

Кто за собой ведёт людей.

Хорош был Ленин, но безбожник,

Хорош был Сталин, но злодей.

 

А нужен тот, кто знает меру,

Чья совесть пред людьми чиста,

И всё пронизывает верой

Во Вседержителя – Христа.

 

Тогда он людям будет пастырь,

Готовый за овец на всё,

Хороший царь стране как счастье:

Пасёт спасающе, спасёт...

 

* * *

Сердце моё, доверчивое,

Поклевали вороны.

Я же не гуттаперчевый,

Не тяните в стороны!

 

Люди, вы чем озабочены?!

Не надоели серии?

Ваши сердца заколочены

Досками из неверия.

 

А моё – птица вольная

И очень ранимая,

О, судьба моя сольная,

Неповторимая!

 

Всё печалюсь о Родине

Больше, чем о Мессии.

Без неё столько пройдено!

Мне бы шаг – по России…

 

* * *

Мы не забудем: это вы сожгли

Людей в Одессе, вы – детоубийцы!

Вы стать убийцами смогли,

Вы, порошенковцы и коломийцы!

 

Да будет проклят на века ваш род!

Вы ядовиты как степные змеи,

Прозреет оболваненный народ

И на гиляках вам сломает шеи.

 

Конечно, жаль мне молодых солдат,

Но ещё больше жаль солдат Донбасса,

Где убивает брата прежний брат,

А жидовня подсчитывает кассу.

 

Мы не забудем! Ждите, мы придём!

Ответят Киев, Львов, бандеророта!

На ваших трупах душу отведём

И помянём всех жертв переворота.

 

Европа вновь вся в факельных огнях!

Она опять забыла сорок пятый!

Все ценности её сошли на прах,

Моя Украйна есть Христос распятый!

 

Но ей воскреснуть в новорусских днях,

И в покаянье быть в Господнем лете!

Россия-мать излечивает страх,

Честь ставя выше всех смертей на свете.

 

Мы не забудем! Память наш булат!

Мы правы: это – русское столетье!

И вновь обнимет брата новый брат,

Вернувшийся к Отцу из лихолетья.

 

* * *

Звёздный ветер вам в паруса,

Обитатели яви нетленной!

Я мечтаю проплыть полчаса

По волнам океана вселенной!

 

Видеть то, что не видел никто,

Слышать звуки бессмертного века,

И не спрашивать Бога – за что

Он соделал меня человеком...

 

* * *

Заткнись, масонская Европа!

Твоя судьба как казино,

Твой облик – облик мизантропов,

В чьих душах всё искажено.

 

Ты строишь башню Вавилона,

Но твой фундамент на песке,

Тебя раздавят по закону

Висящих всех на волоске.

 

И Русь не трогай, Русь святая,

Спасай теперь себя сама!

Вся твоя праведность пустая,

Словно бесснежная зима.

 

Ты выстарилась, ты бессильна,

Ты – узница своих оков,

Твои детёныши субтильны

И неспособны для боёв.

 

Не за горами час расплаты

У вырытых тобою ям.

Твои правители – Пилаты,

Христа отдавшие жидам.

 

Заткнись и внемли гласу Бога:

Пришла нагой – уйдёшь нагой!

Стоит у твоего порога

Старуха с острою косой...

 

* * *

Я не хочу, чтобы на мне стояли

Ни сёстры, ни меня призвавший брат.

Я не хочу, чтобы меня разъяли

На тысячи полезнейших цитат.

 

Чего ж хочу? – Звучащей русской речи,

Пусть с крепким словом, пусть и сгоряча!

И чтоб в дому у незнакомой речки

Не гасла бы лампадная свеча....

 

ГРИГОРИЙ МЕЛЕХОВ

Григорий Мелехов – судьба Руси,

Тяжёло-безысходная, и всё же –

Средь ночи разбуди меня, спроси,

Я вам отвечу: «Нет судьбы дороже!».

 

Он вынес тяжести большой войны

И ею порождённых революций,

Он принял на себя весь груз вины

Декретов и кремлёвских резолюций.

 

И это он сквозь чад колымских нар

Россию видел всю без декораций,

А в сорок первом принял вновь удар,

Невыносимый для обычных наций.

 

И победил, и выковал мечи:

Их до сих пор нет на земле сильнее!

И до сих пор за морем палачи

Дрожат пред тем оружьем и робеют.

 

Нам за судьбу его держать ответ,

Ведь в час, когда придет Армагеддон,

На чаше будут, где добро и свет –

Григорий Мелехов и русский «Тихий Дон».

 

* * *

О, дайте срок: и между строк

Проявится вся суть событий!

О, сколько сделают открытий

Пришедшие на тот урок!

 

Сейчас мы знаем о войне

Не из архивов, а от деда,

И горько от того вдвойне,

И от того вдвойне победа!

 

* * *

Как будто кровь стекает на страницу,

А не чернила... Вышел миру срок,

И сердце рвётся на Донбасс как птица,

Попавшая в поставленный силок.

 

Накрыть бы градом этих укрогадов

И крикнуть нашим в этот тяжкий час:

Держитесь, мальчики: я тоже с вами рядом,

Победа будет – русский мир за вас!

 

Подонок Запад множит ложь как баксы,

Святыни превращая в пошлый фарс.

Хохлов мобилизуют англосаксы

Для перемолки в человечий фарш.

 

А мы за Русь, родную и святую,

За третий Рим – державу всех держав,

Где стар и млад, великий час почуяв, –

Плечом к плечу, в руках булат зажав.

 

* * *

Один в деревьях видит душу,

Сушёные дрова – другой,

Моряк на море бредит сушей,

На берегу большой волной.

 

Избыток сердца наши речи,

В молчанье человек изгой.

Противники идут навстречу,

Любимые идут с тобой.

 

А большинство ютится сбоку,

Чтоб просто на тебя глазеть.

Всему – отмеренные сроки,

И даже смерть имеет смерть.

 

Есть геометрия Эйнштейна,

Где параллель – исток креста,

Но и она, увы, линейна

Пред геометрией Христа.

 

* * *

Будем таять в бедах наших…

Только больше я боюсь,

Что Россия станет «Раша»,

Позабыв Святую Русь.

 

Как возрадуются бесы,

Что последний пал оплот

Православия – невесты,

От которой Русь идёт!

 

Разделились?! Если б тело

Разделили – полбеды:

Душу выставили смело

На заморские суды!

 

Как она тогда взывала!

Как молила нас с креста!

Только нам всё было мало

Бичевания Христа.

 

И тогда залились водкой

И засыпались деньгой,

А душа стонала кротко

И просилась на покой.

 

Милосердный Бог услышал,

Душу русскую забрал,

Прах отряс, из дома вышел,

Не найдя, что Он искал.

 

Всё гуляем, но однажды,

Превратив себя в руду,

Спросит в удивленье каждый:

«Кто же я, куда иду?!».

 

* * *

Не радости, а грусти больше

В том, что народы подросли:

Нас люто ненавидит Польша,

За то, что мы её спасли.

 

Нас тупо ненавидит Таллин,

Как варвары – Великий Рим...

Не всё учёл товарищ Сталин,

Когда освобождал Берлин.

 

Великие народы рады

Россию с карты извести,

И бьют медведя из засады

Все шавки, чей удел – в горсти.

 

Но зверь уже привык к укусам,

По силе вымеряя спор,

И Божья Мать поможет русам,

Как помогала до сих пор.

 

А кто поможет вам, соседи?

Не те ли, кто кричат: «Распни!»?

Мы терпеливы, как медведи,

И вероломны, как они.

 

Ваши хребты – для нашей лапы,

А шкуры – вовсе для столба,

Лучше б кормились тихой сапой

С общероссийского стола.

 

А вы туда ж: в князья народов,

Не в дух, а в денежную высь!

В семье, конечно, без уродов,

Как ни крути – не обойтись.

 

Что ж, ваш черёд исчезнуть вовсе

В тот мир, где лаять нет нужды,

Где с вас за все поступки спросят,

За каждый сребреник вражды.

 

А Русь уйдёт к небесным далям

Отдать свой долг Царю царей!

Её Победу не украли

Ни царь земли, ни царь морей...

 

* * *

Ну как тут не сойти с ума:

Мать городов под властью наци!

Украйна как одна тюрьма,

Что воспевают папарацци.

 

И всем рулит заморский чёрт

С приманкой ближнего союза,

Под лицедейство юдоморд

И дым из дома профсоюзов.

 

А оболваненный народ,

Глотая сок из инфомака,

В отключке разума орёт,

Чтоб «москаляку – на гыляку!».

 

Потомки галицийских банд,

В крови стоявших по колено!

Их духовник – философ Кант,

Сравнивший род людской с поленом.

Их надо просто извести,

На крайний шаг – сажать в кутузки,

И благодать приобрести

Чрез очищенье мира русских...

 

* * *

Будь лаконичен, слово – жизнь

И слово смерть, и слово песня.

Царь Спарту обещал изжить,

Если войдёт. В ответе: если...

 

Смыслы по сердцу и уму,

Начало слова – междометье.

Мы должники лишь Одному,

Кто смертью приобрёл бессмертье.

 

Земные обретенья прах,

Вы их нетленностью измерьте!

Велик – кто пересилил страх,

Найдя приобретенье в смерти.