Княз ГОЧАГ. ДРУЗЬЯ, НА ОДНОЙ МЫ ЖИВЁМ ЗЕМЛЕ… Стихи в переводах Владимира Топорова и Александра Кердана

Автор: Княз ГОЧАГ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 743 | Дата: 2016-02-23 | Комментариев: 2

 

Княз ГОЧАГ

ДРУЗЬЯ, НА ОДНОЙ МЫ ЖИВЁМ ЗЕМЛЕ…

 

НАУКА ДОБРОТЫ

Горная безмолвна панорама,

К ней бегут селения, сады.

Не забуду детство своё, мама,

И твою науку доброты.

 

Мне внушала: «Мир устроен сложно,

Горы в нём друг с другом говорят –

Камень бросишь здесь неосторожно,

Где-то отзовется камнепад.

 

Даже к скалам добрыми руками

Прикасайся, чтоб не оскорбить.

Если не бесчувственны и камни,

Что уж там о людях говорить?!

 

Отвечай за каждую минуту,

Потому что если, второпях,

Зло, сынок, ты сделаешь кому-то,

Отзовётся боль в его друзьях.

 

В матери и в брате отзовётся,

И на свете зло умножишь ты,

А оно – бедой к тебе вернётся.

Полюби науку доброты!

 

Светлые поступки за собою

Оставляй на жизненной тропе,

Ведь добро, творимое тобою,

Эхом возвращается к тебе».

 

КЛЯТВА ХЛЕБОМ

Друзья, на одной мы живём земле,

Пусть дни наши долго длятся!

Нет клятвы священней в моём селе,

Чем хлеба куском поклясться.

 

Кто хлебом клянётся, тому поверь

И с верой подумай снова:

Да может ли там пробудиться зверь,

Где связаны хлеб и слово?

 

Болотам назло, назло комарью

Под северным низким небом

Земле этой русской шепчу: «Люблю!» –

И в этом клянусь вам хлебом!

 

ХЛЕБ РОССИИ

Азербайджан – ты с детства яркий свет!

Да норов у судьбы и голос – веский.

И не Бакинский университет,

А вышло так, закончил я – Тюменский,

Немало мне досталось на веку.

И добываю, беды пересиля,

Насущный хлеб не в солнечном Баку –

Мне стала хлебным деревом Россия.

Ни от кого на Север не бежал,

Судьба к нему сама собой припала...

Не обижайся, мой Азербайджан,

Но Мать-Россия Родиной мне стала!

 

И мама седовласая моя

В родном селенье –

Что ничуть не странно! –

За хлеб да соль, вскормившие меня,

За мой удел

России благодарна.

 

                                                         Переводы Владимира Топорова

 

ЖЕСТОКОСЕРДИЕ

Когда печаль мой посетила дом,

Подруга та, в которую влюблён,

Украдкой в ванной увлажнила щёки.

Чтобы доверчиво поверил я:

Меня жалеет милая моя,

И я в своей беде – не одинокий.

 

Жестокосердная! Меня не обмануть!

И если вновь увижу как-нибудь,

Что сделались мокры твои глаза,

То я готов поклясться на Коране,

Блестит в них не сочувствия слеза,

А только влага, влага из-под крана

 

О ДРУЖБЕ

В огне оказавшись вне воли своей,

Сырые поленья сгорели...

Мы, в жизни себе выбирая друзей,

Ах, если бы только умели

Хранить независимость нашу от них,

Чтоб дружба не стала неволей

И участь сгоревших поленьев сырых

Не сделалась нашею долей.

 

К МАТЕРИ

Права ты, мама, говоря,

Что я с тобой жить должен рядом.

А я уехал за моря –

Снега меж нами как преграда.

Когда покинул отчий дом,

Познал я многое в разлуке:

Тоску по матери с отцом

И совести бессонной муки.

Когда отец мой умирал,

Не смог я с ним проститься даже.

Он к сердцу фото прижимал –

Об этом, мама, ты мне скажешь.

Когда сама хворала ты,

Когда беда стучалась к близким,

Я был в объятьях мерзлоты

И лишь по почте слал записки,

Ссылаясь, что дела, дела,

Что вновь зовут меня дороги...

А ты всегда меня ждала,

Ждала у отчего порога.

И в утешенье лишь одно

Я оправдание придумал:

Я не с тобою рядом, но

Я о тебе так часто думал.

И знал: на краешке земли

Жизнь эта всё же плюс имеет –

Сын, что от матери вдали,

Он для неё всегда милее.

 

БЕДОЛАГА

Мечтал увидеть целый мир,

Всю жизнь об этом грезил...

Растил и хлопок, и инжир,

В колхозе сто потов пролил

И – никуда не съездил!

Он дальше улицы родной

Не сделал даже шага.

И в книгах встретиться с мечтой

Не смог, не знавший ни одной

Ни буковки, ни запятой, –

Отец мой – бедолага.

 

                                          Перевод с азербайджанского Александра Кердана