Вадим КУЛИНЧЕНКО. КОНЕЦ БЕЛОГО ГОСПОДСТВА. Промышленный мир и национальный вопрос

Автор: Вадим КУЛИНЧЕНКО | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 648 | Дата: 2016-02-04 | Комментариев: 1

 

Вадим КУЛИНЧЕНКО

КОНЕЦ БЕЛОГО ГОСПОДСТВА

Промышленный мир и национальный вопрос

 

Среди многообразнейших и сложнейших аспектов национальной проблемы есть один, над которым, к сожалению, сегодня человечество мало задумывается. Но этот аспект уже в ближайшее время, возможно даже в 21 веке, будет играть основную роль в угасании индустриального человечества или же сыграет роль в ином его развитии. Этот аспект будет связан с тем, что можно будет назвать крушением ГОСПОДСТВА БЕЛОГО ЧЕЛОВЕКА и передачей многих функций, ранее присущих этому господству, ЖЁЛТОЙ РАСЕ из Великой Восточной Азии.

Мир, создавший индустриальную цивилизацию, на протяжении столетий приучал себя к мысли, что центр цивилизации находится в Европе, что белое общество несёт ответственность за мировое развитие. Евроцентризм, вечная подспудная мысль о превосходстве белой расы, об особом положении белого человека пронизали всё сознание и мироощущение индустриальной эпохи.

Противостояние нескольких белых империй всегда составляло существо развития индустриальной цивилизации. Англия и Испания, Испания и США, Германия и Англия, Германия и США, глобальное противостояние всех «развитых» индустриальных стран с Россией – вот краткий перечень этапов развития белой индустриальной цивилизации. Наконец, всё свелось к противоборству двух чудовищных сверхимперий – США и России.

Если взглянуть на это противостояяние, то оно сводится к тому, что белая индустриальная цивилизация раскололась на две части. И победа в споре одной из частей неминуемо приведёт к разрушению другой, а это явится началом крушения белой цивилизации в целом.

Процесс развития европезированной цивилизации (чётко разделившейся на атлантическую и русскую ветви), помимо разрушающей борьбы этих двух ветвей, осложняется ещё и появлением у европейского индустриализма могущественного конкурента, которого Европа взрастила сама. Об этом ниже, а пока о противоборстве двух ветвей цивилизации.

Антлантисты, двигая свой индустриализм во все, даже самые отдалённые точки планеты, неизбежно внедрили его и на Азиатский континент.

 И если нации Африки и Ближнего Востока, рано подмятые агрессивным антлантизмом, были «европеизированы» в очень короткие сроки, то в Великой Азии ситуация складывалась совершенно иначе.

Атлантизм нанёс по Азии мощный удар: опиумные войны, грабёж Индокитая, отчаянная попытка европеизировать древние культуры Великой Азии, внедрение индустриализма в Японии, британское владычество в Индии и голландское на Яве и Суматре – это лишь небольшой перечень колоссальной картины «антлантизации» Азиатского континента.

С другой стороны в Великую Азию внедрялась «русская ветвь».

В отличие от антлантизма русское продвижение в Азию было наиболее мощным и основательным. Особенностью этого проникновения было ешё и то, что русские несли господство белого человека не как колониальное ярмо, призванное изменить саму национальную суть азиатских народов, «европеизировать» их, но осваивали Азию, занимая громадные территории, и, что здесь принципиально важно – территории, населённые нациями, не знавшими государственности или не имевшими сколько-нибудь длительной государственной традиции. В силу этих причин процесс освоения русскими Западной и Восточной Сибири протекал в очень короткие сроки и сравнительно мирно. Процесс переселения русских за Урал сделал это освоение чрезвычайно прочным – сегодня при всех вариантах развития представляется достаточно невероятным, чтобы кто-либо смог вытеснить русских из Сибири.

В остальной же части Азии события развивались совершенно иначе. Сначала атлантисты пыталсь отсечь от тела Великой Азии какие-то мельчайшие фрагменты типа Макао, Сингапура или Гонконга и создать там некое подобие островков атлантизированной цивилизации, которые должны были стать источником проведения постоянного индустриального влияния на весь Азиатский континент. На какой-то промежуток времени им это удалось.

Помимо этих точек воздействия, призванных медленно, но верно преобразовывать Великую Азию на европейский манер, на этапе конца 19 – начале 20 веков атлантизм оказал очень мощное воздействие на древние национальные культуры Великой Азии.

Обладая высокой степенью индустриализации, атлантизм подмял под себя древние культуры, везде и всюду демонстрируя техническое превосходство винтовки над самурайским мечом. Если разобраться, то в данном случае речь шла о превосходстве индустриальной интернациональной псевдокультуры над более древними и более богатыми, но менее развитыми индустриально культурами. Миф об этом превосходстве, миф, в котором национальное подменяется интернациональным, а духовное – материальным, вбивается в головы как самих атлантистов, так и в головы представителей великих азиатских народов. Не миновала сия чаша и «русской ветви» цивилизации. Вместе с этим мифом в Великую Азию пришёл воинственный атлантизм, жадно осваивавший её природные и человеческие ресурсы.

К концу 19 века атлантизм, казалось, торжествовал по всей Великой Азии. Господство Белого Человека успешно шествовало по всей планете. Но, стремительно продвигаясь в глубь большой Азии, атлантисты столкнулись на её севере с могущественным движением России, о несокрушимую мощь которой они уже разбились в Европе в первой половине 19 века.

«Русская преграда» непреодолимым рубежом встала перед атлантизмом теперь уже и в Азии.

Если атлантисты оказались способны лишь только вырвать из тела Великой Азии отдельные куски, в остальном ограничиваясь грабежом и попранием национальных культур, то русские осваивали север Великой Азии с 17 века, шаг за шагом продвигаясь к побережью Тихого океана.

Вскоре процесс расширения России соприкоснулся с продвижением атлантистов. Последовало прямое соприкосновение их с Россией в Средней Азии и на Дальнем Востоке. «Всемирная миссия» атлантизма завершилась. Она вновь натолкнулась на российскую преграду.

Более того: Россия не собиралась ограничиваться освоением севера Великой Азии, она активно проникала на территорию Китая и Кореи, влияние её здесь возрастало с неизмеримой быстротой. Для атлантистов это означало наличие реальной преграды мировому господству их индустриализма.

Антанта явилась тем союзом, который и должен был восприпятствовать русскому влиянию в Азии, об этом уже в 1902 году предупреждал русский основоположник геополитики А.Е. Снесарев. А уже в 1908 г. его выступление в Копенгагене на 15-м Международном конгрессе востоковедов шокировало общество выводами об антиколониальном движении в Азии. Уже тогда он сделал выводы: первое – Россия в отличие от Британии империя не электическая (механически насильственно соединённая) и антогонистическая, а естественно-органическая (общий котёл без титульных наций); второе – Россия не имеет западных колониальных интересов и поэтому в переделе мира не заинтересована; третье, пожалуй, главное – Россия занимает в центре Евразии наивыгоднейшее геополитическое положение и, оставаясь нейтральной, может быть мировым арбитром. «Сильная нейтральная держава в своей политике независима». Трудно представить, как бы развивалась Россия, не вступив в первую мировую войну, но атлантизм свою задачу выполнил – втянул Россию в мясорубку и надолго ослабил её.

Не имея возможности остановить продвижение России самостоятельно (во всех серьёзных столкновениях с Россией в 19 веке Европа потерпела поражение, исключая только Крымскую войну, которая для России была лишь неприятностями на границах империи и не угрожала её существованию), атлантисты были вынуждены лихорадочно начать создание той силы, которая стала бы преградой для России в Великой Азии. Величайшая держава антлантистов – США – в те годы ещё не достигла той мощи, которую имеет ныне в противоборстве с Россией. Мировые войны сделали её сверхдержавой и опять на пути стоит Россия.

Такой силой тогда, по мысли атлантистов, должна была стать Япония.

И не задумываясь над долговременными последствиями американский и европейский атлантизм принялся накачивать индустриальные бицепсы Японии. Англичане и американцы в течение считанных десятилетий создали из Страны Восходящего Солнца военно-индустриального монстра.

Первоначально воздействие атлантизма в Великой Восточной Азии было связано с возможностью получить всю мощь индустриализма и соединить его с чувством ущемлённого национального достоинства, достоинства, опирающегося на многотысячелетнюю древнюю культуру и колоссальный опыт борьбы за собственное выживание и захват господства на континенте. Что должно было последовать за этим? На какой дальнейший сценарий рассчитывали атлантисты? Естественно, вытеснить Россию вначале из Дальнего Востока…

Япония, опираясь на всю индустриальную мощь атлантистов, сумела-таки приостановить продвижение России в ходе русско-японской войны 1904-1905 гг., но преодолеть «русскую преграду» в Азии для неё оказалось задачей непосильной. За сомнительный успех 1905 года атлантистам пришлось заплатить дорогую цену. Потом был Пёрл-Харбор. Но об этом в последующих публикациях.

А пока сегодня ясно одно – жёлтая раса превосходит белую не только численностью, но и техническим прогрессом. И опять, как тысячелетия назад перед изнеженной Европой защитной стеной стоит Россия, но этого не хотят понять на Западе. Это большая их ошибка – уничтожать своего зашитника!

 

Р.S. Как белая раса раскололась на атлантическую (англо-саксы) и русскую ветви, так и жёлтая раса раскалывается на восточную и арабскую ветви. Вечная междуусобица. И ради чего?