Александр БОБРОВ. УКРАИНСКИЙ НАРКОТИК. Вторая годовщина переворота

Автор: Александр БОБРОВ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 888 | Дата: 2016-02-03 | Комментариев: 1

 

Александр БОБРОВ

УКРАИНСКИЙ НАРКОТИК

Вторая годовщина переворота

 

Январь во многих славянских странах зовётся сечень – месяц как бы сечёт зиму пополам. На Украине это образное название имеет особый смысл: и само начало государственного переворота два года назад, и все нынешние действия политических заправил рассекают Украину исторически, идейно, геополитически. Крым и непризнанные республики Новороссии – плоды украинского сiчня.

Надо вспомнить, что 22 января 2014 года пролилась в так называемый День соборности первая кровь на улице Грушевского с гибелью трёх человек, а 25 января президент Янукович дрогнул и во время переговоров с лидерами украинской оппозиции согласился изменить конституцию страны и предложил пост премьер-министра Арсению Яценюку, а пост вице-премьера Виталию Кличко. И западные окормители майдана, и его лидеры поняли: час пробил! Конечно, это же послужило и сигналом Петру Порошенке, который вкладывал деньги, но оставался не у дел…

В России проведена операция «Кайман» (рифмуется с чадящим и окровавленным понятием «майдан»). Глава пресс-службы Госнаркоконтроля Владимир Синельщиков рассказал, что анализ ситуации с наркотиками в Центральном, Южном и Крымском федеральных округах выявил, как на территории Украины действуют профессиональные вербовщики наркомафии, которые активно набирают рекрутов в свои ряды. Были установлены каналы поставок и география сбыта наркотиков на территории России, финансовая структура действующего наркобизнеса, а также алгоритм вербовки и обучения участников сетевого наркосбыта. Но ведь и наркотик идеологический распространяется из гнилого нутра Украины через социальные сети, различные СМИ, через слюну киселевых-гонопольских, которые получают гроши на незалежной, а отравляют эфир ярой русофобией и в России.

Например, меня начинает колотить, когда у Владимира Соловьёва появляется за барьером, как за прилавком на Привозе, Татьяна Воронина с титром «журналистка, эксперт по стратегическим коммуникациям». Коммуникация – от слова соединять, сотрудничать – более гадкой раскольницы и предательницы Русского мира, поливающей на русском, трудно сыскать. А лысый Ковтун или лупоглазая Яхно – пародии на политологов? Где их откопали, зачем они на нашем ТВ, играющем в толерантность и в базарную драматургию? А уж американец Майкл Бом и чех Иржи Юст в бабочке просто не вылезают из всех студий, словно ночуют там. Последний договорился до того, что в Киеве чувствует себя комфортнее, чем в Москве. Мол, в России люди становятся более закрытыми, не идут на контакт… А что он хотел после своих гнусных выступлений на всю Россию? И попробовал бы он свои «разоблачающие суждения» высказать в украинском эфире! Просто убили бы на выходе, как Олесю Бузину. А нам впаривают этот наркотик под видом альтернативных точек зрения.

 

ПО-БАНДЕРОВСКИ

Вспомнил, что в январе исполнился всего год, как Олесь Бузина стал шеф-редактором газеты «Сегодня». Сразу после убийства писателя некто Юрий Романенко, тоже называющий себя политологом, цинично «вычислил», что это подстроили Кремль и ФСБ. Логика примитивная и типична для нынешних «экспертов» – мы ведь таких и на ток-шоу Владимира Соловьёва почему-то слушаем… По словам автора материала, решение назначить Олеся Бузину шеф-редактором газеты «Сегодня» вызвало не только бурю возмущения, но и удивления. Мол, газета «Сегодня», «не вдаваясь в её содержание, это давно отлаженный и неплохо работающий механизм, поэтому появление там Бузины в роли шеф-редактора точно не было продиктовано управленческими целями», – пишет политолог-конспиролог. Самая очевидная версия появления Бузины на руководящем посту в газете «Сегодня» – политическая. Тем не менее, добавляет политолог, вряд ли был самостоятельный политический ход самого олигарха Ахметова: «Тогда знающие люди рассказывали, что Ахметов вообще толком даже не понимал, кто такой Бузина, но некоторые «товарищи» из Москвы через других «некоторых людей» в Украине настоятельно попросили Рината Леонидовича сделать такой своеобразный жест вежливости, который, ко всему прочему, ничего особого ему не стоил», – пишет фантаст, который подозревает ФСБ в тончайшей игре, о которой они и не догадываются, тоже, вернее всего, не зная Бузину. Но, по мнению Романенко, психотип Бузины организаторами его убийства был рассчитан точно – они знали, что он будет нарываться на посту шеф-редактора одной из крупнейших газет Украины и наверняка попытается завоевать имидж главного оппозиционного журналиста страны. То есть станет «готовым экземпляром для ритуального политического убийства». Провалился план по скучной причине: Бузина вылетел из «Сегодня» слишком быстро, тотальная цензура не дала развернуться – тогда подождали ещё нескольких громких выступлений, поприглашали в Москву на программу Соловьёва, ещё раскрутили и – убрали. Так получается?

Но тогда пусть Романенко объяснит, что за игры творятся сейчас вокруг подозреваемых в убийстве Олеся: то арестуют, то под напором митингующих бандеровцев выпустят, то снова за решётку. Это всё ФСБ придумывает? Нас, ждущих справедливого возмездия, потрясла новость: 31 декабря 2015 года был отпущен из под стражи Медведько – главный подозреваемый в убийстве Олеся Бузины – с Новогодьем! Есть вероятность, что и Медведько, и подручный Полищук (ещё один подозреваемый, ранее выпущенный на свободу) вскорости исчезнут. Их объявят в розыск, и дело тут же превратится в «висяк». Нет подозреваемых – значит, расследование остановилось. И уж тем более никто не сможет выйти на заказчиков преступления. Люди, которые знали Медведько и Полищука, говорят, что оба – всего лишь рядовые националистического движения, а не самостоятельные боевые единицы. Без приказа они ни при каких обстоятельствах не пошли бы на демонстративное убийство средь бела дня. Им кто-то железно авторитетный дал приказ. И этот «кто-то», собственно, и получил заказ на убийство. Теперь распутывание всей цепочки под угрозой… А ведь у следствия (кстати, почему-то уволился один из ключевых сотрудников) появились доказательства того, что подозреваемые в день убийства были в Киеве, а не в зоне АТО, как убеждает защита. И вот – такой нонсенс. Или это подлость, или уж слишком тонкие игры ФСБ? А может, просто заигрывания власти с националистами?

Как бы там ни было, книги Бузины и память о нём продолжают жить. В пятницу, 22 января, именно в придуманный день соборности Украины, прошла церемония вручения Премии имени Юлиана Семёнова в области экстремальной геополитической журналистики. В этом году одним из лауреатов премии стал украинский журналист, писатель, историк Олесь Бузина, который был убит 16 апреля минувшего года в центре Киева у дома, в котором жил. Диплом за подписью председателя Культурного фонда Юлиана Семёнова и председателя Союза журналистов Москвы и денежную премию получила мать убитого журналиста – Валентина Павловна Бузина. За несколько дней до этого в интервью изданию «Украина.ру» один из сопредседателей Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Ольга Зиновьева прокомментировала инициативу членов этой экспертной исследовательской площадки об открытии памятника убитому украинскому журналисту Олесю Бузине: «Этот проект реализуется на народные деньги. Сейчас мы встречаемся со скульптором Андреем Ковальчуком, которому предложили создать проект этого памятника. Статуя будет установлена неподалеку от Киевского вокзала в Москве», – сообщила Ольга Зиновьева. – Мать Олеся Бузины, естественно, горячо поддержала идею установки памятника. Я боюсь, что к годовщине смерти Олеся нам навряд ли удастся его установить», – посетовала Ольга Зиновьева.

Как поклонник творчества яркого писателя и историка, автор книги «Олесь Бузина. Расстрелянная правда» боюсь накаркать, но хочу всё-таки выразить сомнение в пользе столь поспешной акции – это будет похоже на требование срочно установить памятник Борису Немцову. Куда мы несёмся на крыльях благодарности или конъюнктуры? – неважно... Памятник недалеко от Киевского вокзала (и памятника Леси Украинки, кстати, тоже) мог бы появиться, но он должен символизировать память обо всех, кто остался верен нашему братству и русскому единству. На нём и облик Олеся был бы вполне уместен. Да ведь и закон есть, который попрали, когда устанавливали памятник Окуджаве, называли улицу именем Солженицына. Зачем нам нахрапистости либералов уподобляться?

На Крещатике зашёл в книжный, спросил у пожилой продавщицы, есть ли последняя книга Олеся Бузины, вышедшая в издательстве «Арий»? Она мне демонстративно ответила «Нет. И последней, и всех других книг Бузины у нас нет!». Как по заученному, по веленому о запрещённом авторе… Поехал на огромный книжный рынок у станции метро «Петровка». Там на лотках полно книг Бузины – прямо стопками лежат все издания, а последнее – «Моя философия» смотрит портретом на покупателей. Купил за 55 гривен – 180 рублей примерно. Начал листать, сразу натолкнулся на рассуждение с цитатой из Вольтера: «Любые догматы на просторах Украины теряют твёрдость. «Это земля запорожцев, – писал Вольтер, – самого странного народа на свете. Это шайка русских, поляков и татар, исповедующих нечто вроде христианства и занимающихся разбойничеством; они похожи на флибустьеров». Вольтер был прав. Вся наша история это доказывает. Владимир пытался христианизировать страну, а получил полуязыческий народ, который до сих не догадывается о существовании Библии, зато верит в то, что Христос был галичанином». Оба едко пишут, но Вольтер-то был уже неуязвим, а Бузина – рядом. Так что никаких хитросплетений ФСБ с тончайшим расчётом «через Ахметова» и не требовалось: всё грубо, даже не по-флибустьерски, а по-бандеровски. Нет никакого единства и соборности на Украине, сколько праздников ни объявляй.

 

БЕЗ ОСЛИНОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ

Спрашиваю у знакомых вменяемых киевлян: «Ну, как же так? – после «революции гидности» вы стали жить в два раза хуже – вот официальные статданные, соцопросы, графики наглядные даже в «КП в Украине», которая, оказывается, тоже принадлежит Коломойскому, а новым майданом – не пахнет!». Мрачно отвечают: «Так часто майданы не спонсируют, значит, пока всё устраивает. А потом, вы поглядите, как охраняются эти улицы, прославленные майданом. Ну-ка суньтесь с коктейлем Молотова! И всё остальное зачищено-схвачено». Да-а, побывал я на знаменитой улице Банковой, где был прежде ЦК, а теперь – Администрация президента, перекрыта она с двух сторон постоянно – проход строго по паспортам… А кто тогда у приезжих западенцев-майдановцев документы спрашивал?

Итак, официальный праздник с рабочим днём 22 января – День Соборности я встретил в заснеженном и плохо убранном Киеве. Поехал в центр города, сначала от станции метро Крещатик прошёл в Спилку письменников Украины мимо разбросанного и какого-то самодеятельного памятника Небесной сотне без свежих цветов на чистом снегу. Так уж, по привычке отправился на Банковую, 2 – ни командировку отмечать не надо, ни разговоров профессиональных заводить. И не о чем да и не с кем – нового председателя НСПУ Михайло Сидоржевского я совсем не знаю, ни строчки его не читал. Посмотрел в интернете, что он из-под Бердичева, всплыли строчки: «Завывает Эренбург, Инбер ловит клич его: ни Москва, ни Петербург не заменят им Бердичева». Но эти слова давно устарели: революция черту оседлости уничтожила. Кстати, вспомнил, что предыдущего больного председателя добили молодчики, представившиеся "самообороной". В тот мартовский день 63-летний Виктор Баранов находился на рабочем месте – в кабинете Национального союза писателей Украины. Уже собирался идти домой, но, переступив порог, оказался перед группой вооружённых людей в форме. Они отрекомендовались "членами Самообороны Майдана" затолкали писателя в кабинет, заявили, что он должен подписать заявление о сложении с себя полномочий председателя Союза… Ему «демократично» сообщили, что это согласовано с Андреем Парубием… А Александр Турчинов вот-вот назначит нового председателя НСПУ. Баранова визитёры назвали "прислужником Януковича", попрекнули орденом, заявили, что якобы лично Баранов приказал закрыть дверь Союза в ходе кровавых событий на Майдане. Кстати, для СМИ поэтесса Любовь Голота опровергла обвинение о "закрытых дверях": «Идея создать именно здесь штаб была, – говорила моя давняя знакомая. – От нашего секретариата ходили в штаб Майдана, предлагали создать в Доме писателей международный пресс-центр для дипломатов и иностранных журналистов. Но нам деликатно отказали, объяснив, что это опасно и лучше делать всё на месте, то есть на Майдане». Конечно, не дай бог закидали бы молодчики этот пресс-центр с иностранцами коктейлями Молотова. Ну вот, а Баранова они с инфарктом добили в не великом возрасте, предыдущие-то председатели – Владимир Яворивский и Юрий Мушкетик – живы-здоровы, открестились от коммунистического прошлого, вовсю выступают в СМИ… Кстати, и Люба Голота вступила в КПСС в 1979 году, когда уверенно входила в украинскую поэзию и журналистику. Её первая книга стихов называлась «Народжена в степах» и вызвала живой интерес читателей и критиков. Она поехала в Киев повышать квалификацию и встретила Павло Мовчана – постоянного автора ЛГ, участника многих Дней советской литературы. Он зимой, помню, в Малеевку приезжал и всё жаловался, что в Киеве по-украински только дворники из села да письменники размовляют. А ещё хвастался, что от Спилки до метро на Крещатике – 9 точек, где можно выпить. Вот однажды они с Любой повстречались в книжном (ныне закрытом), ну и прошлись по ним, пообщались за кофе. Кончилось поэтической семьёй. Правда, Павло ринулся в политику.

Убитый Олесь Бузина утверждал, что это Мовчан с Голотой организовали «оппозицию» бывшему соратнику Яворивскому: «А недовольных в Союзе писателей много! Аж две тысячи человек числятся в Украине членами этой организации, воображая себя жрецами искусства. И каждому хочется быть классиком. Запестрели страницы «Литературной Украины» разоблачительными статьями, обличающими проделки Яворивского и его ближайшего окружения.

Единственное, в чём так толком и не оправдался Яворивский, это, действительно ли он собирался продать ещё и здание писательской штаб-квартиры на Банковой, 2 – тот самый бывший особняк киевского купца Либермана, который достался Спилке, благодаря большевистским реквизициям при советской власти. Зато ответный удар пан Яворивский своим врагам нанёс вполне в советском стиле – не словом, а делом. Жену Мовчана – Любовь Голоту вывел из состава Президиума Спилки (обиженный Мовчан в знак протеста против «жестокого обращения» со своей супругой вышел из этого органа сам). А главного редактора «Литературной Украины» Михаила Сидоржевского уволил с должности».

Последний после смерти Баранова и возглавил в ноябре 2014 года НСПУ. В минувшем году прославился тем, что горячо одобрил запрет СБУ по факту распространения на территории Украины литературы, которая составляет угрозу национальной безопасности: «Наконец-то спецслужбы начинают работать профессионально и патриотично в обороне государственных интересов. По крайней мере, мы на это надеемся, привыкнув до сих пор жить в государстве, которое было преимущественно врагом, или, по крайней мере, абсолютно безразличным для свободных, мыслящих граждан» – так коряво выразился Сидоржевский – автор книги «Тоска по свободе». Ну что ж, видно, по его мнению, долгожданная свобода приходит через запреты и списки СБУ… Не знаю, какой он поэт, а публицист – примитивный: «Если говорить о конкретном факте возбуждения уголовного производства против сепаратистских книг, то, понятно, что он касается не только Львовской области. Враг действует против Украины на нескольких фронтах, вбрасывая в войну бешеные деньги. Действует не только танками, но и через провокаторов в политике и на площадях, действует возможностями влияния через продажные СМИ. Чтобы победить в этом смертельном поединке, мы должны забыть об ослиной «толерантности» к недругам, должны научиться быть категоричными в отстаивании наших ценностей и концентрировать силы в борьбе против врага», – распалялся председатель НСПУ и припечатывал толерантность, с которой у нас носятся как с писаной торбой и даже уроки в школах проводят. Но Сидоржевский, который поработал в системе ОУН (зловещая аббревиатура), знает ей цену в нынешней информационной схватке. Вообще все сопливые мероприятия в свирепеющей Украине забыты – даже в праздник Соборности ничего не происходило в центре: тихо и буднично. В Доме писателей висело объявление о фестивале 7 февраля с припиской «Для людей с корнями». С одной стороны, я тоже ценю таких людей, с другой, мне такое уточнение в Доме писателей показалось недемократичным. А главное, смущает двусмысленность: без каких корней – украинских или вообще национальных? Ведь русский или еврейский киевлянин тоже ощущают свои корни.

Думал-гадал, подняться ли пообщаться, но поставил ногу на лестницу и услышал оклик дюжего охранника «До кого?». А и впрямь – до кого? Развернулся и пошёл подальше от охранников и полицейских на Банковой…

 

РУССКИЕ – НЕ СЛАВЯНЕ?

В прихожей у моего армейского друга прикреплено к двери высказывание Марка Твена: «Одурачить человека легче, чем доказать ему, что он одурачен». А для противоядия и стойкости постоянно включена «точка» – Украинское радио на кухне. Это я вам доложу… Лучшего подтверждения, что может сделать пропаганда – не сыскать. По УР очень много программ, где дают почти без комментариев слово радиослушателям, как убеждён мой друг-киношник, с тщательным отбором-отсевом: «Ну не могут же люди массово сойти с ума!». Когда я пил чай с мороза, одна женщина – как выяснилось, пенсионерка – кричала… по-русски: «Пепел города Батурина стучит в моё сердце. Я на генном уровне чувствую, что русские – не братья и не славяне. Очень хорошо об этом написано в книге «Страна Моксель или Московия». У меня с пенсии нет денег на книги, но я у подруг читать беру». Что из того, что многие другие просто не знают про давний штурм Батурина войсками Меньшикова, – главное в день Соборности разорвать нашу общую историю на кровавые куски, на трагические страницы нестыковки интересов правящих классов, на естественную разницу в мировосприятии. Другая дама Янина вторила: «Я тоже никогда не считала русских братьями, хотя работала в дельфинарии Севастополя. У меня были товарищи из русских, но я никогда не позволяли им садиться мне на голову только потому, что я хохлушка». Не знаю, как там мужики города моряков, но я чутьём московского лирика всегда опасался, как бы наоборот какая-нибудь хохлушка на голову не села – их ведь у нас пруд пруди от соседки Оксаны до Валентины Матвиенко. И когда на Украине мне твердят с упоением, что «русские не славяне», причём авторы ну явно не славянской внешности (кстати, вы гляньте на нынешнюю правящую элиту!), я вообще теряюсь, о ком речь: да, и на улицах родной столицы, и на экранах я сам вижу много нерусских лиц, но при чём тут угро-финны? Только что был в Финляндии, а потом в Венгрии, на Угорщине – никакого портретного сходства и родства с ними не нахожу, да и они, наверное, откровений украинских авторов не разделяют. Чертовщина какая-то! Владимир Белинский – автор упомянутой в эфире книги «Страна Моксель, или Московия» – убежден: предки современных русских – это угро-финны, которыми потомки киевских князей только правили. Ну, и кто правил? Андрей Боголюбский, сын половчанки – посмотрите на бюст реставрации Герасимова – какой он славянин? Спикер Гройсман и то больше на славянина похож! Свою книгу новый Белинский вымучивал более трёх десятилетий – и вот ура! – Госкомтелерадио вручил автору премию имени Ивана Франко, который называл себя русином, а не украинцем, за… «лучшую научную работу». Чего вы там с наукой-то творите? Но как прокомментировала этот прискорбный факт Анна Герман? – тогдашний советник президента по гуманитарным вопросам: «История, исторические личности – они какие есть, такими и будут всегда. Пройдет 100 лет, 200 лет, а люди всё равно будут знать правду». Что хотела сказать бывшая советница, в которой, представляю, сколько намешено кровей? – совершенно не понятно, если она так же «внятно» консультировала Януковича и его правящую партию, то плачевные итоги – объяснимы.

 

И ПОЭТЫ – НЕ БРАТЬЯ?

Погрузился в безумное информационное поле Украины и вспомнил, что накануне натолкнулся на зимнее выступление во Львове упомянутой поэтессы Любови Голоты в цикле вечеров бывшего депутата-русофоба Ирины Фарион со странным названием «Книга и мета», то есть «Книга и цель», хотя для настоящего писателя иной цели и быть не может – ну, не политическая или интернетовская трибуна же вместо книги! Люба в холодном, полупустом зале (даже Фарион не выдержала и белый шикарный пуховик накинула!) назвала телефон своего эфира на радио «Культура». Ну, я и позвонил из Киева. Редактор объяснила: Голота будет в эфире в 16 часов на своей программе «Серебряная пора» с гостем – тоже недавним депутатом Иваном Зайцем. Я послушал начало – про историю Дня соборности, который отмечается 22 января – в день провозглашения в 1919 году акта воссоединения Украинской народной республики (УНР) и Западно-Украинской народной республики (ЗУНР) в единое украинское государство: «Отныне сливаются в одно веками отделены друг от друга части Украины – Галичина, Буковина, Закарпатье и приднепровская Украина – в одну Большую Украину. Наполнились исконные мечты, для которых жили и за которые умирали лучшие сыны Украины. Отныне есть только одна независимая Украинская Народная Республика». После этого она столько раз распадалась, перекраивалась, но беспрерывно прирастала усилиями Ленина, Сталина, Хрущёва и сделалась к развалу СССР небывало большим государством. Официальный государственный статус «День соборности Украины» получил в 1999 году, при президенте Кучме. Иван Заяц начал вспоминать в эфире, как Рух в январе 1990 года провёл Живой мост от Киева до Львова по примеру прибалтийских стран, как секретарь ЦК по идеологии Леонид Кравчук проехал на машине вдоль него и многое понял. И дальше – политика голая, как будто продолжение дневных программ на Украинском радио. Не выдержал – позвонил. Надо отдать должное – сразу в прямой эфир вывели без пытаний, кто да о чём спрошу? Люба была поражена этим звонком:

 – О, видомый российский поэт, мой давний знакомый! Дни литературы в Днепропетровской области – 1981 год, Александр был с гитарой. Он утверждал свои национальные корни, обращался к фольклору, помню «Теребили бабы лён»!

– В дом к твоим родителям заезжали. Гарно жили!

– Да! Руководитель нашей группы – партизан и писатель Юрий Збанацкий, замечательный человек (Герой Советского Союза, – А.Б.) сказал: мимо твоей Софиевки по Криворожской трассе поедем после выступления, давай в родное гнездо свернём хоть на несколько минут. Семь писателей – и каких! – у нас в хате были.

– Да, родители расстарались, стол накрыли, угощали, а мы – после банкета…  Но я хочу два вопроса задать тебе и гостю. Первый: передача называется «Серебряная пора». Не кажется ли тебе, что те времена расцвета Ивана Драча и Павло Мовчана, которых переводили их талантливые ровесники, врывающиеся молодые Микола Лукив и Люба Голота, которых переводили наши ровесники, – и стали Серебряным веком украинской поэзии. Разве не жалко утрат? Ну, и Ивану Зайцу вопрос: вы в Соборность только политическую составляющую вкладываете, а христианскую, культурную? Я проехал Ужгород, Львов, вот в Киеве с дочкой Кривого Рога говорю – разные Украины-то, неужели диктатом только соедините? А как же духовные скрепы? Был в Финляндии – жил напротив шведского театра, узнал, что саамский язык на севере стал третьим государственным. А что же в такой многообразной Украине творится?

И ответы меня после сентиментальных воспоминаний в эфире – повергли в уныние. Друг мой свидетель – врубил динамики, аппаратура в студии хорошая. Любовь вдруг вспомнила ещё, что я работал в «Литературной России», но отрезала: Рубикон перейден! Вы печатаетесь там, где украинских патриотов, дескать, начали клеймить, обзывать хохлами, учить жить. «Вот тогда мы и поняли: все братские узы разорваны!». Хотел крикнуть: почему хохлы, какие поучения – о чём ты? Но я уже не в эфире, да и Заяц свою порцию демагогии выдал: «Если бы страна была бы такая разная, как говорит Бобров, то мы бы не смогли так сплотиться перед российской агрессией и столько подвигов в зоне АТО совершить». Ну и ещё что-то привычное, чего мы в программах Соловьёва наслушались до оскомины. А ведь работал главным экономистом колхоза в селе Горошкив на Киевщине – знал, что такое подлинная соборность и дружба народов. Что ж с людьми сталось? Пошли другие звонки – о низких пенсиях и голодоморе («Сталин 30 миллионов украинцев с 29-го по 39-й год погубил»), о самом Зайце и выборах («когда же настоящая украинская власть придёт?) – ни словечка о культуре, литературе, нравственности… Заяц гнул, что без вступления в НАТО Украина пропадёт, и он возглавил общественный комитет «За НАТО», а Голота вновь вспомнила про меня и даже сказала: «Знала бы, что Бобров в Киеве – на эфир бы пригласила поспорить». Не думаю: телефон-то городской на пульте высветился-записался, но она после эфира не позвонила. Я бы в аналогичной ситуации сразу из редакторской набрал: мы ведь так принципиально человеческие связи не рвём – по-русски или по-финноугорски – не знаю… Знаю, что Соборность на крови и безлюбости не построить!

 

РУССКАЯ СИЛА

Любовь Голота закончила радиопрограмму «Серебряная пора» записью песни в стиле рэп-пропаганды:

Слава Україні! Героям слава!

Ми поповняєм гвардійськії лави.

Плечима в плечі душі і серця,

Будемо стояти ми до кінця!

 

Для нас Україна – понад усе!

Гвардійська сила свободу несе.

Без сумніву станемо до бою, до бою

Козацька слава ллється волною.

 

Но ведь это слабо, топорно, лозунгово – разве такие песни рождала война с истинным врагом – немецким фашизмом: от «Священной войны» до «Артиллеристы, Сталин дал приказ!», или «Ой, Днипро, Днипро, ты широк, могуч». Ведь мы же поэты и редакторы, мы выступали, Люба, с тобой в Днепропетровске вместе с автором этих строк Евгением Долматовским. Ты разве не чувствуешь поэтическую и смысловую разницу? При чём тут казацкая слава – в гражданской войне казаки бьются с двух сторон.

Разом увійдемо в історію героїв

Бо не пожаліємо для ворога набоїв.

Всміхнуться Карпати, розквітне Донбас,

Захід та Схід поєднує нас!

 

А здесь вообще ничего не понятно: не пожалеем патронов ради чего, чтобы войти в «историю героев», а на каком поприще? Почему усмехнутся Карпаты, и тут же расцветёт Донбасс, и как Запад и Восток смогут вас объединить, если Новороссия и стала полем столкновения менталитета Галичины и духа Русского мира? Его-то депутат Заяц и назвал без обиняков фашистским. Разом весь вековой и безграничный (без государственных границ) Русский мир! Лихо… А у нас Борис Надеждин всё призывает на всех каналах: «Хватит называть членов вооружённых отрядов с эсэсовскими шевронами бандеровцами и фашистами!», а вот его, если он считает себя русским, и всех нас политик запросто включил в фашистское явление! Какая Соборность на Украине без признания Русского мира? – ведь в его духовной власти миллионы, несмотря на страшное давление! Ну и могуч же он… Прав был Николай Гоголь, когда вложил в уста Тараса Бульбы слова: «…Да разве найдутся на свете такие огни, муки и такая сила, которая бы пересилила русскую силу?». И это уже не чертовщина, а реальность!