Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ. Я МЕЧ ТВОЙ, УТЕРЯННЫЙ В ЛОПУХАХ, ВОЗВРАЩАЮ… Стихи

Автор: Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 362 | Дата: 2016-02-01 | Комментариев: 0

 

Тимур ЗУЛЬФИКАРОВ

Я МЕЧ ТВОЙ, УТЕРЯННЫЙ В ЛОПУХАХ, ВОЗВРАЩАЮ…

 

ВЕЛИКАЯ СМУТА

Великая Смута Россию смертельным туманом объяла…

Незримы дороги…

И даже тропа не видна…

 

Звезда Вифлеема в бездонный колодезь упала…

И нет ни ладьи, ни бадьи,

Чтоб Её зачерпнуть и вернуть в Небеса…

 

Ай, тьма! Мгла! Сон! Бред! Удушье! Бездушье!.. Беда!..

 

Но!..

 

Теплется!.. Плещется Свечечка Двухтысячелетняя

Свежеалая

В Перстах Незаживших Вселенских

Полевого Святого Скитальца Христа!..

И Малый Огонь разгоняет сжигает Великий Туман…

 

Русь!..

Свечечка Вечная Яроалая

В Перстах Вечнокровотекучих Христа!..

 

ДАНТЕ АЛИГЬЕРИ

Мы бредем по Руси

Где бурьян… пьянь… цыганская рвань…

И библейская злоба…

И два ока за око…

 

Где свирепо голодная мышь затаилась в пустом элеваторе

Где коза сирота одинокая

Блеет в пустынном курятнике

 

Где деревни упавшие кривобокие

Заколоченные гвоздями голгофскими

Шепчут устами беззубых последних

Cердобольных блаженных старушек-крестьянок

У открытых осевших мшистых окошек с геранями:

 

…Богородица!.. Последняя наша Надежда!.. Матушка!..

Заживо забери подними нас в Небесное Царствие…

Здесь, в аду, мы уже побывали…

Замаялись… Замучились… Заскучали…

 

…И Она сошествует с Неба

И седых легких от голода святых бабушек

В необъятный неслыханный океанский Свой Омофор

Как в лукошко белоснежные подберезовики и боровички

Собирает

И в Небеса воздымает…

 

…О, Богоматерь!..

Ты так всех сирот на земле упасаешь

С Того Дня

Как на Крест вознеслось

На Глазах Твоих

Твоё Богочадо….

 

Но!..

Мы бредем по Руси

Где блудливые деньголюбивые многопианые вавилонские города

Затонули в набегах…

В нашествиях пыльных хищных победно-пахучих иноверцев,

Иноплеменников…

 

…Ах… О, Боже!..

Что ж будет-то с нами…

С рабами-то божьими, в церковной ограде,

Как овцы в кошаре,

Распято смиренными…

Православными…

 

Ах!.. Всяка власть ли от Бога…

Как наши лепечут оплывшие, аки старые свечи,

Священники-батюшки…

Словно дьявол победно не ходит, не колобродит,

Не восседает победно на тронах…

 

А где ж Меч Христа?..

А где же Голгофа?..

И Крест?..

 

Или!.. Или!.. Лама савахвани!..

Вы где же?..

Где же?..

 

Но!..

Мы бредем по Руси

Вместе с Данте Алигьери…

 

...Эх!.. Знаток Ада!.. Окрест погляди!..

На сторонушку – нищенку

Ободранную обобранную до худого плетня, до гнилого крыльца,

До истаявшей в тайном чулке похоронной копейки…

 

Эх! Путник Ада!.. Взгляни

На бескрайнюю Тайную Вечерю

Двенадцати пьяных иуд!..

Тут Содом и Базар!..

Все и всё и всех продают!..

Тут лежачего до смерти бьют!..

И Христа предают!..

И подбитую Русь продают!..

 

Дант!.. Гляди!..

На Россию бездонно! Безутешно! Безнадежно!

Безмятежно! Покорно кромешную!..

 

…Дант, аки гриф, с опаской взирая, вбирая, впуская

В орлиные очи Равнину бесхлебную,

Шепчет:

– Русский брат!

Русский ад –

Моего средневекового ада –

Страшнее…

 

ЗАНАВЕСКА В РОДНОМ ДОМЕ…

Я вернулся на Родину седовласым пустынником –

А ушел кипучим курчавым вселенским юнцом…

 

Я уснул в позабытом глиняном приречном родном домике

Пронзительно упоительно сладком…

 

И всю ночь кто-то тихими перстами,

Как стрекозьими трепетливыми крылами,

Гладил, лелеял моё древнее солончаковое лицо…

 

И мне снилось,

Что я звёздный летающий мальчик,

И меня ласкает неземными перстами

Моя молодая лунная матушка –

И мы летим в небесах

Средь алмазных Плеяд полыхающих…

 

…Я проснулся…

А это – старая застиранная жемчужная занавеска

От ветра духмяного майского

Меня нежно неутоленно касается…

Утешает… Колышется…

Словно живая, стесняется, мается…

 

Ах!.. Ужель это всё,

Что от детства веселого – полного ветра весеннего

Осталось…

Одна животрепещущая живолепещущая занавеска

Линялая, захудалая…

А родная… родная… родная…

 

Ах, что-то мне в позабытом домике

Сладко плачется… вспоминается… не умирается... не утихается…

Что-то от слез позабытых

Глаза мои высохшие плывут… орошаются…

 

И Христос

Вечный Странник на белом осляти

В сиреневом раннем плывущем окошке туманном –

Мне по-отечески улыбается…

 

...Никогда я не видел отцовской улыбки –

Ведь отца моего расстреляли,

Когда я был млечным дитятей

У ранних, младых, начинающих

А уж уже вдовьих сосков

Моей матушки…

 

...А тут – в окошке –

Я увидел Улыбку Христа

И узнал в Ней – улыбку отца…

 

Иисус Христос – Отец всем сиротам,

А Богородица – Мать!..

Воистину!.. Да!.. да!.. да!..

 

…И Христос шепчет:

Сыне… Сынок… Радуйся, что рыдаешь…

Блаженны плачущие,

Ибо утешатся…

 

…И я утешаюсь…

Радостный…

 

И занавеска веселая –

От майского ветра –

Волнуется… радуется… плещется…

 

Утешается…

Умиротворяется…

 

ПЛАЧ ЮРОДИВОГО

Я устал кричать из немого Колодезя –

Необъятная Русь умерщвляет всяк Крик!..

 

Я устал бродить в забурьяненном древлерусском поле,

Где давно уж не слышен победный клич,

А лишь вопли и стоны погони…

 

Где ни ржи, ни избы, ни воды, ни козы,

А погосты одне – за горизонты, за окоёмы –

Лишь на свежих бескрайних кладбищах

Нынче теплится русская жизнь…

 

Да бушуют мятутся да до звезд доходят

Беспробудные беспутные, неугомонные,

Как татаро-монгольские конницы,

Ковыли, ковыли, ковыли…

 

Где ж Ты, Бог?..

Где ж Воскресший Спаситель, Хранитель,

Усопших Целитель

На белоснежной Ослице?..

У бескрайней Постели – равнины

Смертельно умученной бесами

Неповинно покорной, Руси?..

 

О Господь!

Ты же поднимал оживлял безнадежно мертвых..

Что ж доселе Болезную Умученную – не исцелил?..

 

О, прости муравью!..

Но!..

Иначе зачем Ты воскрес,

О Господь мой?..

 

А иначе зачем воскресают Боги?..

Иль для Неба?..

Иль не для Земли?..

 

КЛИКУША

Русь!..

Немой… необъятный… бездонный Колодезь…

А Народ вопиет на Дне…

 

Но кто Его слышит в колодезной тьме?..

Но где Его юроды и Пророки?..

 

Окрест, как бурьян,

Подлецы… палачи... и мздоимцы

Одне…

 

ЛЖЕМЕСССИЯ И ЮРОДИВЫЙ

…Воистину!

Ты не Иисус!..

Хотя выдаешь себя за Мессию…

Хотя окружен оцеплен объят

Двенадцатью Апостолами…

 

…А как ты, юрод, учуял, узнал?..

 

…А тебя окружают не двенадцать Апостолов

А двенадцать телохранителей…

А двенадцать иуд…

И они тебя не предают,

Ибо ты тайно с ними…

Ибо ты – тринадцатый иуда,

А не Мессия

В обманутой поголовно погромно

России…

 

Дервиш сказал:

– Когда я думаю о правителях Руси – что-то мне мнится эта притча…

 

РУССКИЙ ПИАНИЦА НА БАЗАРЕ КАПИТАЛИЗМА…

НА ТОРЖИЩЕ-СКОПИЩЕ-КАПИЩЕ НИЩИХ…

…Ты нищ... бос... гол… пьян…

Мой русский брат…

Ты – двуногий бурьян!..

 

Ты что продаешь на Базаре Капитализма?..

На торжище-скопище-гноище-капище нищих?..

 

Что нищий продает на Базаре Нищих?..

 

…Он плачет… Как сирота привокзальный…

 

…А Русь нынче стала Вокзалом Народов обманутых…

 

Он голову рваную клонит бессильно…

Он шепчет губами голодными синими –

Уж не земными…

 

…Я продаю тысячелетнюю Матушку…

Русь Святую… Расею... Россию…

Россию… Россию…

Тут – все на Базаре капитализма – торгуют Россией…

 

..О, брат!..

Иль не видишь, что Русь объял бес,

Словно тать!.. Словно тля!..

 

И где же твой Тысячелетний Верозащитный Меч?..

Иль притупился?.. Забылся?..

 

…Я Меч свой пропил в лопухах…

И там же пропил и забыл Божий Храм…

И избу… и семью... и кафтан-сарафан

И Христа…

И Россию…

 

И вдруг тишина, словно молния, опустилась,

На скопище толпище капище червище нищих…

На адов Базар Капитализма…

 

Всадник задумчивый пыльный далёкий

Небоокий

Является…

Сошествует что ли с небес

На поседевшей –

От Двух Кочевых Тысячелетий Ослице…

 

Но!

В Руках Его Меч-Кладенец полыхает…

И торжище капище скопище нищих

От Пламени

От Пожара Меча разбегается… рассыпается…

 

И падает… рушится в пыль

Ослепленный пианица…

 

Но Всадник на белой ослице

К нему приближается… опускается…

Сходит… сошествует…

С неба что ль ниспадает…

 

И улыбается…

…Вставай, брат, родной…

Как и все на земле –

Мои братья…

 

Из пыли…

Из тлена…

Гряди…

Восставай…

Подымайся…

 

Я Меч твой, утерянный в лопухах,

Возвращаю…

 

Благословляю…

 

Январь 2016