Андрей КАНАВЩИКОВ. ГЕНЕРАЛ «ЖАРЕНЫЙ ПЕТУХ». О книге Сергея Захаревича «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг.»

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: РЕЦЕНЗИЯ | Просмотров: 1155 | Дата: 2016-01-11 | Комментариев: 2

 

Андрей КАНАВЩИКОВ

ГЕНЕРАЛ «ЖАРЕНЫЙ ПЕТУХ»

О книге Сергея Захаревича «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг.»

 

Ангажированность Нобелевской премии может вызывать сомнения разве что у тех, кто никогда о такой премии не слышал. Но зато, если слышал хоть одним ухом, то тут лишние слова говорить – только время терять.

Нет. Понятно, что денег в Нобелевку вкладывается много, и реклама данному проекту всегда будет обеспечена. Включая любое количество восторгов и так называемой аналитики.

Но из одной данности неизбежно вытекает и другая. Зачем? Для чего? И кому всё происходящее выгодно?

Взять, например, полускандальное присуждение Нобелевской премии русскоязычному уроженцу Украины и гражданке Белоруссии, проживающей в Германии, Светлане Алексиевич. Формально автор отмечена за её книги. Но имеют ли такие мысли под собой основание и имеет ли факт присуждения премии какое-либо литературное значение?

Думается, что Нобелевский комитет остался верен себе. И читали они сочинения Алексиевич явно не больше, чем те критики, что дружно кинулись обеспечивать новоиспечённому лауреату рекламу.

Вспомним Ивана Бунина, которого погладили по голове, в первую очередь, за антисоветские плевки. Вспомним Михаила Шолохова, которого пришлось отметить за Сталинскую эпоху и популярность сталинского Советского Союза в послевоенном мире. Вспомним Бориса Пастернака и Иосифа Бродского, поднятых на щит еврейским вопросом. Про певца ГУЛАГа Александра Солженицына можно даже и не упоминать.

Очевидно, что собственно литературные таланты произведений и отдельных авторов Нобелевскую премию практически не интересуют. Это, прежде всего, политический проект. Напрочь привязанный к политическим реалиям и чёткой повестке дня.

Нобелевская премия – это всего-навсего литературно оформленный контекст влияния на те или иные государства или нации. И после лауреатства Алексиевич дискутировать об этом факте могут лишь очень упёртые индивиды.

В случае с Алексиевич буквально бросается в глаза, что Нобелевский комитет ставил своей целью отметить хоть кого-то, завязанного на русский язык и славянскую усобицу. Без большой разницы кого. Было бы это оппозиционно и шло бы вразрез с политикой официального Кремля.

Нобелевский комитет вполне мог отметить и Настю Дмитрук с её программными стихами, обращенными русской аудитории «Никогда мы не будем братьями». Мог отметить «за поэтические достижения» автора кричалки «Москаляку на гиляку», если бы ухитрился его вычислить. Однако, карта легла так, что все козыри достались Светлане Алексиевич.

Будем уж смотреть правде в глаза. Из оппозиционеров Украины и Белоруссии, раскачивающих Русский Мир на русском же языке, Алексиевич оказалась самой раскрученной и даровитой. Все остальные и масштабом поменьше будут, и тиражи их произведений куда скромнее.

Тем не менее ориентир и цель показаны куда как откровенно. Заказан именно Русский Мир. Его нужно взорвать изнутри. Ещё больше разжигая славянский конфликт.

Кто-то, быть может, удивится. Зачем смешивать Украину и Белоруссию? В чём тут параллель и сходство?

Ну, ладно, Украину сотрясают нацистские метастазы, но уж с Белоруссией-то всё в порядке. Уж у Белоруссии-то есть Батька Лукашенко и всё такое. Правильно? – Нет. Это упрощённый подход.

В действительности, ситуации на Украине и Белоруссии по своей архитектуре и внутреннему нерву не слишком различаются. На Украине всего лишь нет такого яркого и сильного лидера, ориентированного на Россию, как Александр Лукашенко, чтобы нейтрализовывать до поры до времени интеллектуальные брожения. Однако, черви национализма и западничества в обеих республиках роются весьма активно.

Причём, если кто-то думает, что пребывание Белоруссии в так называемом Союзном Государстве что-то меняет, глубоко ошибается. Массовыми тиражами на русском языке в Белоруссии штампуются откровенно враждебные и русофобские книги. Не получая при этом никакого политического реагирования не то, что по линии Союзного Государства, но даже в принципе не становясь предметом разговора.

Типичная книга из тех, что свободно можно купить в любом книжном магазине Российской Федерации – Захаревич С.С. «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг.» (под общ. ред. А.Е. Тараса. – Минск: Современная школа, 2009. – 560 с.).

Аннотация к книге уже предельно говоряща: «Советско-германской войне посвящено колоссальное число работ на русском языке. Но книги и статьи, опубликованные до 1991 года, очень далеки от правдивого описания событий эпохи войны. В них замалчиваются «неудобные» факты, отсутствует статистика, содержится множество «ура-патриотических» выдумок, не говоря уже об искажениях реальной картины сражений».

Насчёт «правдивого описания» запомним формулировку, она ещё пригодится. Отметим пока тот факт, что редактором издания значится небезызвестный Анатолий Ефимович Тарас (1944 г.р.).

Специалист по рукопашному бою, яркий до скандальности публицист националистической направленности, кандидат педагогических наук. Человек очень плодовитый («в год выходит 12-15 книг лично моих или под моей редакцией») и очень последовательный и жёсткий в отстаивании своих принципов.

А чтобы Сергей Захаревич (1975 г.р.) по молодости чего не напутал, его старший товарищ уже в предисловии берёт быка за рога, утверждая на примерах Чечни и Грузии, что «российская военщина обречена до бесконечности наступать на одни и те же грабли». Безапелляционно итожится также: «В ходе 5-дневной операции «по принуждению Грузии к миру» в августе 2008 года русские задавили грузин исключительно своей массой, отнюдь не умением».

Иначе говоря, Тарас на фактуре Великой Отечественной пытается изничтожить саму русскую ратную ментальность. Не просто: «Гигантские горы трупов красноармейцев, искорёженного советского оружия, разбитой советской техники, под которыми погибали враги». Но одновременно прямой выход от реалий Великой Отечественной к современности, к Чечне и Грузии.

Казалось бы, о войне 1941-1945 годов речь. Книга так и называется. Но авторы (как-то не поворачивается язык называть идеолога масштаба Тараса простым редактором) берут шире и глубже.

Захаревич глумится: «Большевики развалили могучую русскую армию? Простите, не та ли это армия, которая во время Первой мировой войны дважды умудрилась попасть в «котлы» по 100 тысяч человек каждый (у Найденбурга в 1914 году и Августова в 1915-м)? А кто это там, в полном составе, без боя сдался на острове Эзель численно уступающему противнику? Большевики виноваты? Но если бы армия хотела воевать, никакая большевистская агитация не возымела бы такого эффекта!

А кто, имея все три с половиной года войны численное превосходство над кайзеровской армией, не смог нанести ей ни одного поражения на Восточном фронте? А кого лупили японцы в Маньчжурии? И кто попал в окружение под Мукденом? Чья армия сдалась там в большом количестве..?».

Волей-неволей иногда переворачиваешь обложку лицевой стороной. Ничего ли не перепуталось в типографии? Дословно: «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг.». Но у белорусских исследователей всякое упоминание про Советскую Армию как-то уж очень плавно и быстро перетекает в разговор о Русской Армии вообще.

Ждёшь себе подробностей битвы под Москвой или Сталинградом. А тебе этак смачно втолковывают, что знаменитое сражение на Марне 1914 года, когда русское наступление спасло Париж, это – «полная ерунда». Как говорится, конец цитаты.

Захаревич тем временем продолжает пинать спящего русского льва: «Но кто же первым выдумал всю эту чушь о «спасении Парижа русскими»? Вы будете смеяться, но «это всё придумал Черчилль», правда, не «в восемнадцатом году», а в 1930-м». А чего? Высоцкий – несомненный исторический авторитет.

«Вообще, тому, что Первая мировая война затянулась, союзники по Антанте обязаны исключительно Российской империи, – продолжает Сергей Захаревич. – Свет не видывал такой тупости, которую можно было наблюдать в августе 1914 года, когда войну можно было выиграть в течение месяца. (…) Но недалёкий царь имел такой же недалёкий генералитет, чтобы не сказать хуже».

С неприкрытой ненавистью упоминается и христианство. Кажется, даже Емельян Ярославский писывал мягче. «…немногочисленные свидетели наблюдали настоящую клоунаду: Сталин, по наущению русской православной церкви, гонял кругами над Москвой лицензионный самолёт DC-3 с иконой Божьей Матери на борту».

Оторопь прямо-таки берёт и от формулировок, и от их яда. Даже если говорить конкретно о Николае II, то при всех своих недостатках он знал пять языков, имел два высших образования, хорошо плавал, катался на коньках… Короче, не был самодержец таким уж недалёким и беспомощным, а равно и его армия, какими их пытаются показать минские сочинители.

Явно не заслуживает ненависти и обращение Сталина к РПЦ. Шаг понятный, естественный и во всех смыслах мудрый, а не «клоунский».

Впрочем, когда книга напрямую обращается к заявленной тематике, к тому самому пресловутому «правдивому описанию», которое якобы было прежде скрыто, то стилистика повествования ничуть не меняется. Читателям, просто-напросто в другой публицистической оболочке, предлагается старая-престарая версия о слабой русской армии и о величии наших противников, которых подкосил всего лишь «генерал Грязь». Не иначе как американский генерал, если судить по фамилии!

Захаревич сочувственно объясняет: «Фюрер, затянувший почти на два месяца кампанию, в октябре 1941-го вполне логично столкнулся с тем, с чем столкнуться ему рано или поздно пришлось бы: с осенней распутицей и бездорожьем».

И не понятно, то ли автор жалеет, что фюрер затянул «кампанию», то ли к пресловутому человеческому фактору вопрос сводит. Дескать, ошибся фюрер, прошляпил «кампанию». С дотошным перечислением подробностей, чтобы никто из читателей не сомневался: «генерал Грязь» и «генерал Мороз» – союзники случайные и для немцев не страшные:

«Это через год (всего через год! – А.К.) немцы будут знать, что для безотказной работы на морозе пулемёта его надо не покрывать густым слоем смазки (как указывалось в инструкциях), а наоборот – удалить всю смазку и поболтать «гевер» в ведре с кипятком.

Это через год они будут знать – для того чтобы завести на морозе двигатель танка, самолёта, автомобиля достаточно перед «заводом» вылить прямо на мотор бензин (что противоречило всем нормам пожарной безопасности, прописанным в тех же немецких уставах): бензин разжижает загустевшую на морозе смазку и движок работает бесперебойно.

Это через год (всего-то через год! – А.К.) будет известно, что:

а) по окончании боевого дня надо вычистить ходовую часть танков и бронемашин от грунта…».

И так далее. Захаревич словно инструкцию для будущих фюреров пишет. Успокаивая их и призывая не теряться перед генералами с непривычными фамилиями.

Нет сомнений у повествователя и насчёт второго фронта. А также насчёт того, где вершились главные сражений войны 1941-1945 годов. Дословно:

«10 июля США и Великобритания нанесли рейху серьёзный стратегический удар (именно так! – А.К.) – войска союзников высадились на Сицилии. Однако останавливать из-за этого операцию никак не следовало. И уж откровенным помешательством попахивает решение незамедлительно отправить на Апеннины… 2-й танковый корпус СС. Неужели для усиления итальянской группировки нельзя было снять какие-нибудь другие части из другого региона? Только вдумайтесь: сняли именно с Восточного фронта, именно из состава группы армий «Юг» и именно 2-й ТК Хауссера, который, разгромив 5-ю танковую армию Ротмистрова, добился оперативного прорыва обороны русских! (…) Всё это напоминало кровавый фарс».

Звучит откровенное сожаление по поводу того, что США и Великобритания у фюрера «украли» победу на Восточном фронте. Да и, вообще, азиаты из России нагло себя ведут в историческом смысле и нецивилизованно:

«Меня коробит это устоявшееся в России определение «Второй фронт» по отношению к западным союзникам. Вы не забыли, что этот фронт образовался в сентябре 1939 года, и до лета 1941 года он был первым и единственным рубежом борьбы с фашизмом? Именно Восточный фронт явился по факту вторым».

Предсказуемо Сергей Захаревич восхваляет и ленд-лиз. Естественно, нигде не упоминая, что СССР платил за все эти поставки техники и продовольствия звонкой монетой и что о какой-либо благотворительности и речи не было.

Автор глумится: «…в руках большинства советских лётчиков любой самолёт превращался в «корыто». (…) …слишком сложные и тяжёлые для лётчиков ВВС РККА. (…) Без зарубежных поставок советский флот, и без того полумёртвый, был бы мёртв безо всяких «полу».

Подвергается сомнению и способность Красной (Советской) Армии воевать с Японией. По версии Захаревича и Тараса:

«В ходе Маньчжурской операции советские войска с основными силами (да и с армейскими частями вообще) японской императорской армии так и не столкнулись, имея дело лишь с отдельными гарнизонами и кое-где ещё со смертниками. Когда же после советского удара в спину… самые боеспособные соединения Квантунской армии… стали перегруппировываться для действий против СССР и организовывать оборону… последовало выступление императора Японии Хирохито (15 августа) с призывом к нации «вынести невыносимое» (о фактической капитуляции) – и японские войска стали сдаваться».

При этом ниспровержение русской ратной славы происходит масштабно и без каких-либо оправдывающих мотивов. Все победы русского оружия, пиная походя даже Суворова, объявляются следствием тактики забрасывания противника трупами:

«Техническая и экономическая отсталость России в условиях повсеместного перехода государств к новым видам вооружений знаменовали собой окончание эры лёгких побед над ближайшими соседями России. Плотность огня похоронила расчёт на массу».

В чём в подобных теоретических русофобских выкладках новизна и оригинальность, так и остаётся неясным. Сотни людей с корочками ЦРУ и без них всё это уже говорили и писали, как до Захаревича, так и до Тараса.

Впрочем, можно отыскать в объёмистой книге и по-настоящему оригинальные изыскания. Конечно, относительно оригинальные. Но, нельзя не признать, что на русском языке такое прочитать доводится не часто.

Вспомним, какой скандал разгорелся, когда 21 января 2015 года министр иностранных дел Польши Гжегож Схетына в интервью 1-й программе Польского радио заявил:

«А, может, правильнее говорить, что это Первый Украинский фронт, то есть украинцы, его (лагерь Освенцим – А.К.) освобождали? Ведь в тот январский день там были украинские солдаты, это они открывали ворота, и они освобождали лагерь».

Мировая пресса, в том числе и российская, задыхались от возмущения. Клеймили Схетыну за невежество.

Хотя в действительности польский министр всего лишь повторил вслух то, что уже достаточно долго муссируется русскоязычной интеллигенцией на русском же языке. А именно то, что русский солдат по определению не может никого победить и не может никого освободить.

«Мало, кто сейчас помнит, – навевает флёр тайны тот же Захаревич, – что в 316-й стрелковой дивизии И.В. Панфилова основную массу составляли казахи… (…) В октябре командование полка «Дойчланд» (дивизия СС «Рейх») донесло, что в бою у деревни Отяково натолкнулось на сопротивление батальонов «монгольской пехоты», упорно сопротивлявшихся, но практически полностью уничтоженных».

Казалось бы, какая разница, кто где из большой семьи народов единого Советского Союза воевал?! Русские там воевали или казахи. А вот очень большая разница.

В нынешней Украине, например, ставят под сомнение официальные данные о подавляющем большинстве русских, как в Красной, так и Российской Армии вообще. На полном серьёзе там пишется, например, что Севастополь – город украинской славы, поскольку в Крымскую войну 50 процентов солдат Российской Империи составляли украинцы, они же составляли 70 процентов матросов Черноморского флота.

Гжегож Схетына – всего лишь примерный ученик и добросовестный читатель всех этих изысканий. Захаревич также не сомневается:

 «Именно пополнения с Украины и Белоруссии в 1943-45 годах позволили Красной Армии «вытянуть» войну, вдохнули жизнь в обескровленные Сталинградом и Курском армии».

А вот как это выглядело технологически:

«Если в начале продвижения по территории Украины (с осени 1943 года) и территории Белоруссии (октябрь 1943 – июнь 1944 годов) в подавляющем большинстве Красная Армия состояла из граждан РСФСР, то позже (где-то с ноября 1943 года на Украине и с июля 1944 года в Белоруссии) её национальный состав стал меняться. Приоритет граждан РСФСР наблюдался только в бронетанковых и лётных частях (оно и понятно – школы подготовки танкистов и лётчиков только в России и располагались), что же до стрелковых частей, то они в массе теперь состояли из украинцев и белорусов».

Вот и вся разгадка якобы «невежества» Схетыны. Он бы и хотел посомневаться, да Захаревич с Тарасом не дают:

«Проще говоря, фронты, прошедшие через Белоруссию, комплектовались белорусами, через Украину – украинцами. Фронты, лишённые возможности пополняться из состава «семьи братских народов» (Карельский, Ленинградский, 2-й и 3-й Прибалтийские, состоявшие в массе своей из граждан РСФСР, к 1944-му окончательно лишились сил – их нечем было пополнять, так как Россия, Средняя Азия и Закавказье, благодаря тактике «поэшелонного построения» в самоубийственных атаках, были обескровлены. Прибалтийские фронты так и застряли в Прибалтике (прибалты, ясное дело, служить в РККА категорически не желали), не сумев до конца войны ликвидировать Курляндский плацдарм.

Карельского фронта хватило только на высадку в Петсамо. Части Ленинградского фронта, используя тот факт, что финны в 1942-м демобилизовали 2/3 своей армии, вломились в Карелию и дошли до Выборга, но, потерпев поражение под Иханталой, окончательно обессилели, фронт за Выборгом стал намертво, и Сталину пришлось начать с Хельсинки переговоры».

Захаревич безапелляционен и не обременяет себя лишними доказательствами. Время расшатывателей советского колосса вроде историка Сергея Максудова прошло. Давно наступило время тотального переписывания история с созданием параллельной реальности. Пока Россия благостно твердит мантры про «дружбу народов», наступление на Русский Мир идёт во всем направлениям.

Это только правительство России, по сведениям «ЛГ», готовя очередную «Программу патриотического воспитания граждан РФ на 2016-2020 годы», нигде, на пространстве 17368 слов, ухитрилось не упомянуть слова «русский» и «советский». Собираясь потратить 1680 млн. рублей на что угодно, только не на русскую память и память о русской славе.

В отличие от правительства России другие правительства и нации о себе даже очень охотно упоминают и охотно себя рекламируют.

Заявление министра Схетыны, таким образом, было не случайностью, не чем-то вопиющим или «провокационным». Его можно рассматривать, увы, как первую ласточку скорого общего пересмотра всего того, что сейчас кажется русским в России невозможным.

Для того же, чтобы новые теории были лучше восприняты молодёжью, всё подаётся под конспилогически-фэнтезийным соусом. Читатель якобы при чтении проникается неким тайным знанием, неким откровением высшего разума.

Часто повествование у Захаревича превращается чуть ли не в шаманский транс. С избранными, с мировым правительством… Даниил Андреев с его «Розой Мира» и уицраорами – ребёнок ясельной группы.

Вот полная версия сути Второй мировой войны по Захаревичу:

 «Германия была использована в качестве скальпеля для вскрытия нарыва (СССР), для того рейх и создавался в том агрессивном виде, в каком мы его знаем. Важно было дать скальпелю поглубже проникнуть в нарыв, но в определённый момент этот скальпель в ране сломать. Нельзя было позволить СССР развязать «Большую войну» под липовыми левыми лозунгами (имевшими много сторонников по всему миру), но нельзя было позволить и Германии с её идеологией (искусственно вложенной в голову Гитлера) одержать победу на Востоке. Ведь в таком случае «коричневые» накладывали лапу на природные богатства СССР и побеждать рейх пришлось бы уже с помощью атомных бомб.

А потому с определённого момента фюрер стал совершать «ляпы» – которые ему вкладывали в голову. (…) Так вот и делалась война, в которой Германия просто не могла победить, несмотря на весь класс своих вооруженных сил – скальпель был хорошо заточен, но в нужный момент его сломали. Примерно то же самое в отношении Японии».

Такая вот сейчас у нас история. Кофейная гуща. Магический кристалл. Третий глаз. Ванга с Мессингом. Всё завораживает и пьянит тайной. Но что остаётся на выходе? Кроме, конечно, оголтелой русофобии и ненависти ко всему русскому, в том числе, русскому «пушечному мясу».

На поверку книга «Большая кровь: как СССР победил в войне 1941-1945 гг.» оказывается лишь повторением давно уже известных заокеанских мифов. Об этом с различными степенями таланта уже давно говорили и говорят авторы с гражданством государств блока НАТО.

И, в общем-то, пусть себе говорят. Людей с нормальной психикой аргументация подобного «скальпельного» уровня не убедит, а знакомиться с названными экзерсисами интересно хотя бы ради развлечения и интеллектуальной гимнастики.

Но самое страшное, что сейчас всё чаще мы имеем дело не просто с неким набором мифов-пазлов, не просто с переводной литературой, с байками какого-нибудь очередного Расса Шнайдера, но с оригинальными русскоязычными текстами. Иные русские знают русский язык и владеют им гораздо хуже, чем минчанин Анатолий Тарас.

В подобном контексте присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич далеко не так безобидно и благостно, как иногда можно услышать. Дескать, и журналистка она плохонькая, и пишет не ахти.

Спрашивается, а с каких пор Нобелевский комитет интересуют вопросы таланта и вопросы собственно литературы? Никогда это им не было интересно, ничуть не интересует и сейчас.

Им интереснее другое. Им важно расколоть Русский Мир. Показать, что Белоруссия, как и Украина, – это не Россия. Показать, что русский язык – это не язык русских, а язык русскоязычных, язык, который может быть враждебен Русскому Миру.

Чем меньше таланта у Алексиевич – тем лучше по этой логике. Тем гаже и серее выглядит русский язык. Тем бледнее изначальный Русский Мир. Вал нерусского русскоязычия с одобрением Алексиевич получает очевидную политическую и общественную поддержку.

Наконец, такая деталька. Вроде бы существует единое Союзное Государство, зарплату получает масса разнокалиберных чиновников, деньги с завидной периодичностью осваиваются. Но чуть только начинаются вопросы идеологии, как Союзного Государства уже как бы и нет. Лишь картонная декорация в уголке стыдливо прислонена.

И демарш с Алексиевич все эти разночтения убедительно и эффектно вскрыл. Словно скальпелем из книги Захаревича. Этакий «генерал Жареный Петух».