Владимир ЗЫКОВ. БЫЛ ЛИ СТАЛИН КАРЬЕРИСТОМ? Полемические заметки

Автор: Владимир ЗЫКОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 763 | Дата: 2016-01-05 | Комментариев: 3

 

Владимир ЗЫКОВ

БЫЛ ЛИ СТАЛИН КАРЬЕРИСТОМ?

 

В одной из посвящённых И.В. Сталину статей историк Игорь Пыхалов пишет («Завтра», декабрь 2009, № 52), что трудно найти в истории России человека, сделавшего так много для её величия и процветания при жизни и столь несправедливо оболганного после смерти. Вот уже больше полувека враги нашей Родины ушат за ушатом выливают на его имя потоки грязных помоев. Причём в основе антисталинской кампании лежала и лежит грубейшая ложь и фальсификация. Масштабы вранья поражают.

Полностью соглашаясь с утверждениями Игоря Пыхалова, хотел бы подтвердить их имеющимися у меня материалами, причём всего лишь по одному вопросу – характеристике личности Сталина.

Антисталинисты всех масштабов представляют И.Сталина карьеристом, диктатором, палачом. Именно из личных карьеристских побуждений он, по их утверждениям, совершил все злодеяния. Сейчас уже очевидно, что Сталин не был карьеристом, никогда не добивался ни славы, ни почёта и очень часто противился раздуванию культа его личности. На первом же заседании Пленума ЦК после XIII съезда партии (1924 г.), на котором обсуждалось «завещание» Ленина, он просил освободить его от обязанностей Генерального секретаря. Предварительно этот вопрос обсуждался самим съездом, каждой делегацией, и все единогласно, в том числе Троцкий, Зиновьев, Каменев, обязали его остаться на своём посту. Через год он вновь подал заявление в Пленум ЦК об освобождении от занимаемой должности, но ему снова отказали. В 1925 он категорически выступил против переименования Царицына в Сталинград, хотя для этого имелись веские основания.

Сталин был одним из тех, кто в годы Гражданской войны спас Россию от гибели. Уже 29 мая 1918 года он был назначен Советом народных комиссаров общим руководителем продовольственного дела на юге России и 6 июня вместе с женой Надеждой Аллилуевой прибыл в Царицын. Позднее возглавил Военный совет Северо-Кавказского военного округа, а затем – Военно-революционный совет Южного фронта. В это же время постановлением Совнаркома был назначен членом Реввоенсовета республики и участвовал в разгроме красновских войск под Царицыном. В ознаменование заслуг Сталина на Южном, а позднее и других фронтах постановлением Президиума ВЦИК от 27 ноября 1919 г. он награждён Орденом Красного Знамени.

Между тем другие государственные деятели того времени не отказывались от таких предложений. Гатчина превратилась в Троцк, Елизаветград – в Зиновьевск, Павловск – в Слуцк, а город, где убит царь, в честь его убийцы – в Свердловск. Дворцовая площадь переименована в Урицкого, Исаакиевская – в Воровского, Владимирский – в Нахимсона, Адмиралтейская набережная – в Рошаля, а красивейшая Михайловская – в Исаака Бродского.

10 апреля 1934 г. по предложению Сталина Политбюро объявило выговор редакциям «Правды» и «Известий» за то, что «без ведома и согласия ЦК и Сталина объявили десятилетний юбилей его книги «Основы ленинизма» и тем самым поставили их в неловкое положение». 4 мая по предложению Сталина принято ещё одно постановление об отмене решения Заккрайкома о постройке в Тифлисе Института Сталина. «Реорганизовать строящийся институт в филиал Института Маркса-Энгельса-Ленина». Наконец, в конце года принято ещё одно решение Политбюро: «Удовлетворить просьбу т. Сталина о том, чтобы 21 декабря, в день его рождения, никаких празднеств, торжеств или выступлений в печати не допускать».

26 июня 1945 г. председатель Президиума Верховного Совета СССР М.И. Калинин подписал указ о присвоении И.В. Сталину звания Героя Советского Союза. Узнав об этом, он возмутился и решительно отказался принять Золотую звезду, заявив: «Подхалимы придворные. Такая высокая награда должна вручаться только воинам, проявившим героизм на поле боя. Я же в атаку с винтовкой наперевес не ходил и героизма не проявлял». Золотая звезда Героя Советского Союза до конца его жизни хранилась в Президиуме Верховного Совета СССР.

В 1949 г. Сталин выступил против выдвижения на сталинскую премию портрета А.М. Герасимова «И.В. Сталин у гроба А.А. Жданова», аргументировав это тем, что «нельзя же так – всё Сталин и Сталин». Он запретил показ нескольких посвящённых ему документальных фильмов. В одном из них о Грузии потребовал снять заголовок «Фильм о родине великого Сталина». А ещё раньше, в 30-е годы, отменил премьеру спектакля «Юность Сталина», которая должна была состояться в Драматическом театре им. К.С. Станиславского.

Наконец, на Пленуме ЦК КПСС 16 октября 1952 г., прошедшем после завершения XIX съезда КПСС, вновь просил освободить его от обязанностей Генерального секретаря ЦК КПСС и Председателя Совета Министров СССР. Примеры такого рода можно умножить. Люди, когда-либо встречавшиеся со Сталиным, тоже говорят, что он резко выступал против возвеличивания своей персоны.

Сталин не был и палачом, любителем репрессий и по возможности старался избегать их или смягчить. В течение нескольких лет, начиная с дискуссий 1923 г., и до XV съезда, он проводил идеологическую борьбу со своими противниками. Суть её заключалась в том, чтобы добиться исправления их, признания ошибок, возвращения на путь партийности. Велась она только партийными методами – дискуссии, партчистки, исключения из партии. При этом Сталин соблюдал коллегиальность в работе, проявляя большое терпение к вождям оппозиции. И только после 1927 г., когда вожди оппозиции организовали антисоветскую демонстрацию в день празднования 10-летия Октябрьской революции, к ним стали применяться более строгие меры. Троцкий позднее был выдворен из СССР, а другие его сообщники исключались из партии и направлялись в ссылку.

Следует отметить, что даже Хрущёв в своем докладе на ХХ съезде КПСС 25 февраля 1956 г. «О культе личности и его последствиях» положительно оценил роль Сталина в разгроме врагов ленинизма, подчеркнув при этом, что «даже в разгар ожесточённой идейной борьбы против троцкистов, зиновьевцев, бухаринцев и других к ним не применялись крайние репрессивные меры. Борьба велась на идейной основе» (Доклад, стр. 4).

Сейчас установлены многочисленные документы, свидетельствующие о том, что Сталин ещё до событий 1937-1938 гг., вопреки мнению других, часто выступал против применения смертной казни. В 1928 г. по так называемому шахтинскому делу в Политбюро столкнулись два подхода к судьбе обвиняемых – «гуманист» и «либерал» Бухарин вместе со своими единомышленниками Рыковым и Томским выступили за смертную казнь. А «кровавый тиран» Сталин был категорически против. Он был против казни даже самого Бухарина. В 1936 г. на декабрьском пленуме ЦК призывал обвинителей Бухарина и Рыкова не торопиться с выводами и внимательно исследовать их дело. На февральско-мартовском пленуме ЦК (1937 г.) была создана специальная комиссия для решения судьбы Бухарина и Рыкова. Многие члены её предлагали предать их суду с последующим расстрелом. Однако 27 февраля Пленум принял предложенную Сталиным резолюцию, рекомендующую высшему партийному органу остаться в рамках своей компетенции, не подменяя собой ни следствия, ни суда: «Бухарина и Рыкова исключить из состава кандидатов ЦК ВКП(б) и членов ВКП(б), суду не предавать, а их дело направить в НКВД». Поэтому совсем не случайно, что Ленин и Троцкий в первые постреволюционные годы критиковали Сталина за мягкотелость к врагам.

В 30-е годы органы НКВД были наделены широкими полномочиями, часто допускали произвол и беззаконие. Этим отличались и руководители партийных органов. Для ликвидации этого зла, предупреждения необоснованных репрессий Сталин проводил большую работу.

Например, партийный босс Средне-Волжского края Мендель Хатаевич начал коллективизацию с принятия постановления «Об изъятии и выселении контрреволюционных элементов и кулачества из деревни». Им предусматривалось арестовать за несколько дней 5 тысяч человек и подготовить к выселению 15 тысяч семей. Указанные действия М.Хатаевича вызвали у Сталина немедленный протест. Буквально на следующий день после принятия постановления ему за подписью Сталина, Молотова и Кагановича направлена телеграмма, в которой указывалось, что его торопливость в вопросе о кулаке ничего общего с политикой партии не имеет, и было потребовано немедленно прекратить аресты.

2 марта 1930 г. в «Правде» опубликована сталинская статья «Головокружение от успехов». Об этом знали все советские люди. А 10 марта на основании данной статьи принято специальное постановление Политбюро «О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении», предназначенное для властей на местах. В нём содержалось требование «немедленно прекратить в какой бы то ни было форме насильственную коллективизацию. Решительно бороться с применением каких бы то ни было репрессий к крестьянам… немедленно проверить списки раскулаченных и исправить допущенные ошибки». В дополнение к этому 17 марта 1930 г. Политбюро направило в основные зерновые районы Молотова, Калинина, Орджоникидзе, Кагановича и др. для исправления положения.

Постановлениями Политбюро от 12.09.1933 и 11.11.1939 признаны незаконными снос и уничтожение в 20-30-е годы храмов и церквей, являющихся памятниками архитектуры древнерусского зодчества, а также практика органов НКВД СССР в части арестов служителей русской православной церкви, преследования верующих. Были отменены указания товарища Ульянова (Ленина) от 1 мая 1919 г. за № 13666-2 «О борьбе с попами и религией» и все соответствующие инструкции ВЧК-ОГПУ-НКВД, касающиеся преследования русской православной Церкви и православно верующих. НКВД дано указание произвести ревизию осуждённых и арестованных граждан по делам, связанным с богослужительской деятельностью. Освободить из-под стражи и заменить наказание на не связанное с лишением свободы осуждённым по указанным мотивам, если деятельность этих граждан не нанесла вреда советской власти.

Оба постановления подписал Секретарь ЦК Иосиф Сталин.

Борьба с необоснованными арестами и другими нарушениями законности ещё более оживилась после убийства С.М. Кирова 1 декабря 1934 г. Был назначен новый прокурор СССР А.Я. Вышинский, который уже 13 мая 1935 г. направил в Политбюро ЦК пространную информацию о нарушении законности органами внутренних дел при проведении акции по «очистке Ленинграда от социально чуждых элементов» после убийства С.М. Кирова и приведшей к изгнанию из старой столицы 11 702 человек. По жалобам потерпевших высылка в отношении многих из них была отменена.

17 июня Политбюро утвердило предложенный Вышинским проект постановления «О порядке производства арестов». Им устанавливалось, что аресты по всем делам органы НКВД впредь могут производить лишь с согласия соответствующего прокурора. Помимо этого для ареста руководящих работников (они перечислены в постановлении) требовалась не только санкция прокурора, но и согласие соответствующего наркома.

Однако руководители местных партийных органов и органы НКВД часто не выполняли указания Центра, а порой демонстрировали открытое неповиновение ему. В связи с этим 13 февраля 1937 г. за подписью Сталина всем секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, начальникам управлений НКВД по краю, области направлен специальный циркуляр. В нём говорилось, что, по имеющимся в ЦК материалам, некоторые секретари обкомов и крайкомов очень охотно дают органам НКВД согласие на арест руководящих работников. «ЦК напоминает, что ни секретарь обкома или крайкома, ни секретарь ЦК нацкомпартии, ни тем более другие партийно-советские руководители на местах не имеют права давать согласие на такие аресты. ЦК ВКП(б) обязывает вас руководствоваться давно установленным ЦК правилом, обязательным как для партийно-советских организаций, так и для органов НКВД, в силу которого ответственные работники промышленности (они перечислены в циркуляре) могут арестовываться лишь с согласия соответствующего наркома, а в случае несогласия сторон насчёт ареста или неареста того или иного лица стороны могут обращаться в ЦК ВКП(б) за разрешением вопроса».

В 1935-1937 гг. принято много других решений, направленных на предупреждение необоснованных арестов и устранение допущенных ранее нарушений законности. 26 июля 1935 г. по предложению того же  А.Вышинского Политбюро приняло решение «О снятии судимости с колхозников». В результате за семь последующих месяцев – к 1 марта 1936 г., с 768 989 человек были сняты не только судимость, но и поражение в правах. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 29 декабря 1935 г. «О приёме в высшие учебные заведения и техникумы» отменены все ограничения, связанные с социальным происхождением лиц, поступающих в эти учебные заведения, или с ограничением в правах их родителей. В то же время постановлением ЦИК СССР отменены все ранее существовавшие ограничения в отношении казачества, которые впервые введены по инициативе Якова Свердлова ещё 14 января 1919 г. директивой Оргбюро ЦИК.

15 января 1936 г. Политбюро поручило Верховному Суду, Прокуратуре и НКВД СССР создать региональные комиссии для «проверки правильности применения постановления ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г., т.е. Указа «Об охране социалистической собственности», который обрушился, в основном, на крестьян. Только за шесть последующих месяцев краевые и областные комиссии рассмотрели 115 тысяч дел, по 91 тысяче из них судебные решения признаны необоснованными и в связи с этим 37 тысяч человек освобождены от дальнейшего отбывания наказания. Отсюда видна цена утверждений антисталинистов «о трёх колосках», широко используемых ими для подтверждении виновности Сталина в уничтожении крестьянства.

Уже в 1937 г. Политбюро подготовило и утвердило важный законодательный акт «О прекращении производства по делам о лишении избирательных прав граждан СССР по мотивам социального происхождения, имущественного положения и прошлой деятельности». Этот документ навсегда покончил с институтом лишенцев.

Заслуживает внимания решение Политбюро от 28 апреля 1937 г., но оформленное как совместное постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О работе угольной промышленности Донбасса». В одном из его пунктов указывалось: «Осудить применяемую некоторыми партийными и в особенности профсоюзными организациями практику огульного обвинения хозяйственников, инженеров и техников, а также практику огульных взысканий и отдачи под суд, применяемую и извращающую действительную борьбу с недостатками в хозорганах. Обязать Донецкий обком КП(б) Украины и Азово-Черноморский крайком ЦК ВКП(б) исправить допущенные ошибки…». 5 мая Политбюро еще одним своим решением предложило «прокурору Союза ССР т. Вышинскому пересмотреть судебные приговоры и снять судимость с инженеров и техников угольной промышленности Донбасса, осуждённых по производственным делам без достаточных оснований». А 15 мая «Правда» под заголовком «Что делает прокуратура в связи с решением СНК СССР и ЦК ВКП(б) в Донбассе» дала большое интервью с Вышинским. В нём он подтвердил, что в ряде случаев по делам хозяйственников и специалистов следствие велось неудовлетворительно, а судебные органы осуждали некоторых из них без достаточных оснований. Вышинский предупредил всех причастных к такого рода преступлениям: «Прокуратура истребовала из Донбасса все дела на лиц, осуждённых по производственным преступлениям в 1934-1937 гг., для их сплошной проверки».

Все перечисленные законодательные акты и постановления детально исследованы Юрием Жуковым, подтверждены фактическими материалами, в том числе из личного архива Сталина, и описаны в его книге «Народная империя Сталина» (М., 2009). Эти данные можно найти и в работах многих других серьёзных исследователей. Так что теперь каждый человек лично может убедиться, каким «карьеристом и злодеем» был Иосиф Сталин.