Владислав ВЫСТАВНОЙ. РОССИЯ И СИРИЯ: здравый смысл против фанатизма. Эссе

Автор: Владислав ВЫСТАВНОЙ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 635 | Дата: 2015-12-30 | Комментариев: 1

 

Владислав ВЫСТАВНОЙ

РОССИЯ И СИРИЯ: здравый смысл против фанатизма

 

Самым любопытным с начала российской операции в Сирии было наблюдать за реакцией наших оппонентов. Представьте, что на сцену Венской оперы в самом апофеозе  спектакля выбежала кошка. И сколько бы ни надрывались оркестр с артистами – всё внимание к ней. Одни зрители возмущаются, другие смеются, музыканты начинают фальшивить, и кто-то готов схватить и утащить зверя, но загвоздка-то в том, что обижать кошку на глазах общественности никак нельзя – неполиткорректно. Все стараются сохранить лицо, но солидное мероприятие прямо на глазах превращается в фарс и балаган.

Так и с сирийским вопросом. Стоило начать действовать вопреки сложившимся в узких кругах условностям – как все телодвижения Запада на Ближнем Востоке стали проявлять отчётливые признаки фарса.

Вот, вроде бы, и российские задачи в Сирии не противоречат декларируемым американским целям. Казалось бы – вон она, мучительно искомая точка соприкосновения, повод забыть былые обиды, объединить усилия, как это было давным-давно, в годы союзнических отношений Второй Мировой.

Но что-то не срастается.

Американцы утверждают, что дьявол, якобы, кроется в деталях. С одной стороны, старая поговорка не раз доказывала, что так оно и есть. Но в какие детали нас пытаются ткнуть носом? Здесь наши ВКС, видите ли, ударили немножко не по тем бандитам, а тут бомбы легли не под принятым в НАТО углом. Хорошо, хоть не пеняют на неправильную форму осколков наших боеприпасов, как в случае с малазийским "Боингом".

При всём при этом наша страна идёт навстречу, делегацию, вон, во главе с премьером посылает в Штаты. Мы просто пытаемся понять, что "партнёры" имеют в виду. А госдеп делает вид, что нас не узнает, переходит на другую сторону улицы или, вообще, притворяется мёртвым. И можно, сколько угодно, ковыряться в деталях, что-то доказывать, спорить по мелочам.

Только это не имеет смысла. Потому, что дело не в деталях.

Дело в принципе.

Спустя долгие четверть века "свободы и демократии" россияне вдруг с удивлением обнаружили, что старшие братья по "свободному миру" рассматривают этот мир в виде ярко раскрашенного комикса с накачанными героями в модных трико и жуткими бородатыми злодеями в чалмах. Нам не хочется верить, что в качестве "истинных ценностей" нам преподносят какое-то "криминальное чтиво", но раз за разом приходится убеждаться: да, западный подход к происходящему в мире и на Ближнем Востоке в частности строится на игре с внешними, яркими и понятными, но порой совершенно примитивными образами.

Страшно сказать, но порой кажется, что реальность они всерьёз воспринимают через призму Голливуда. Невероятно? Но давайте посмотрим. С чего всё началось? "Арабская весна" – слащавый штамп, явно привнесенный на эти сухие пустынные земли с чуждой европейской почвы. По задумке организаторов, заказчиков или подстрекателей – как угодно – всё должно было пройти легко и весело, как это уже бывало в странах так называемой "новой Европы". В крайнем случае, "реформаторам" можно немножко помочь – так ведь тоже было в Европе. И если получилось с Югославией – почему не выйдет в Ливии, Египте, Сирии?

При этом совершенно не нужно задумываться о последствиях. Потому что голливудские герои никогда не задумываются о горах догорающих трупов, оставшихся после эффектной погони. И если в Ливии не получилось "по-бархатному" – можно добавить бомбами и ракетами. А потом наблюдать за разгорающимся пожаром, с изумлением тайного пиромана.

Складывается ощущение, что никто – ни в Европе, ни в США – не рассматривал проблемы арабских государств такими, каковы они есть. На них смотрели с точки зрения голливудского режиссера: "Я бы снял так. Почему? А я художник, я так вижу".

И когда в Европу хлынут толпы беженцев с разорённых арабских земель, из этого не станут делать разумных выводов. Кому нужна причинно-следственная связь между собственными преступлениями и новой бедой? Гораздо приятнее облачиться в образ коллективной матери Терезы и изображать из себя спасителей несчастных детей, обильно посыпая голову пеплом. Потому что так бы сняли в Голливуде. При этом роль "спасителей" надо довести до абсурда, рисуя чудовищные карикатуры с мёртвыми младенцами, ограничивая в правах собственных граждан, выгоняя их из собственных домов и заставляя европейских детей застилать постели беженцам. Вот кто объяснит – зачем им застилать постели? Что за надрыв такой? Это что, ритуальное покаяние? Возможно – учитывая европейскую же моду на садо-мазохистские развлечения. Трудно представить себе большее ханжество – но с другой стороны, происходящее напоминает поведение преступника, активно помогающего следствию, чтобы отвести подозрения от самого себя.

Надо отдать европейцам должное: в их поведении нет ничего нового. Вроде бы разумный, до отвращения логичный Запад с древности падок до внешних эффектов. Победы Наполеона вызывали восхищение европейцев – несмотря на то, в какой хаос они ввергли Европу, сколько населения перемололи в пушечный фарш. Пафосные речи Гитлера оказались сильнее доводов рассудка – ведь всем было ясно, что, напав на СССР, Германия обрекает себя на поражение. Но яркая картинка бронированных колонн и хищных бомбардировочных стай, летящих на восток, заставляли у единоевропейцев течь слюну, начисто отключая разум.

И вот – Российские самолеты в Сирии.

Надо сказать, мы стартовали с проигрышной позиции. Нас ткнули Цхинвалом. Нас пытались добить Украиной. И в первом, и во втором случае нам приходилось действовать с запозданием – отвечать, не проявляя собственной инициативы. Правда, был Крым – и, оправившись от шока, многие на Западе принялись утверждать, что это – ничтожная компенсация за окончательное поражение и изоляцию России. Приходится признать: после неудачи проекта "Новороссия" так показалось многим и в нашей стране.

Наверное потому никто не ждал от страны с "разорванной в клочья экономкой" следующего шага – впервые за долгие годы сделанного на опережение. Сделанного чётко, профессионально удачно. И дело даже не в самой военной составляющей сирийской операции.

Дело в обосновании этого шага.

Всё как по учебнику: сначала артподготовка – ясная, не допускающая двусмысленностей речь президента Путина в ООН в обосновании нашей позиции.

Затем – приглашение всех заинтересованных сторон к вполне конкретному делу – совместной борьбе с общепризнанным врагом.

Далее – чёткая правовая мотивировка наших действий: всё в рамках международного права.

И только потом – нанесение первого удара.

И уже "вишенкой на торте" – небывалое в истории подробнейшее описание каждого нашего шага с предоставлением всевозможных медиа-материалов.

Стало ли это приятным сюрпризом для наших "партнёров"?

Это стало пощечиной.

Новый российский подход для Запада выглядит странным и даже слегка оскорбительным. Ну это, как если бы дети играли в "войнушку" в своё удовольствие, и вдруг какой-то умник предложил бы рассчитать математически расклад сил в песочнице, заодно, не тратя времени понапрасну, сделав домашнее задание. А кому интересны уроки, когда цель игры – совсем в другом? Когда можно стрелять, взрывать без всяких правил, а заодно поколачивать маленьких? Это, братцы, скучно и даже обидно. Потому что выставляет остальных игроков ближневосточной "песочницы" не в лучшем свете. Ведь, как ни крути, после эффективных ударов российских ВКС в Сирии получается, что вся эта коалиция во главе с США занималась ерундой. Или, как минимум, чем-то не тем, о чём было ею заявлено. При этом происходившая до этого вялотекущая возня вполне устраивала Запад.

Наверное, оттого, что укладывалось в привычную логику – внешний эффект важнее внутреннего содержания. Согласитесь: удары бездушными дронами из стратосферы, управляемыми командными центрами с другого материка, – это эффектно. А тысячи ударов – это грандиозно. И когда пилоты какой-то страны-бензоколонки за неделю производят больший эффект – это невыносимо для какого угодно самолюбия.

Так в чём же дело? Что произошло с этим миром, расколовшимся вдруг на тех, кто рукоплещет России, и тех, кто готов выдавать адреса семей наших пилотов боевикам ИГ?

Произошло то, что должно было случиться, если мы хотели сохраниться как нация.

Впервые за долгие годы Россия предложила ясную и чёткую повестку дня. Это ещё не идеология, но уже нечто близкое, а главное – понятное любому разумному человеку.

Россия взяла на себя роль носителя здравого смысла.

Казалось бы, чего ж тут нового? В мире капитала, где царят цифры, здравый смысл, вроде бы, должен превалировать над пустыми лозунгами. А вот, нет же, всё не так очевидно. В мире, где власть захватила плутократия, открыто говорить о здравом смысле не то что не принято – его попросту не принимают всерьёз. Предполагается, что каждый из мировых игроков "всё прекрасно понимает", все многозначительно перемигиваются – но делают что угодно, только не то, о чём говорят вслух. Сама западная демократия в своей сути предполагает ложь – потому как предвыборные кампании большинства политиков основаны на заведомо невыполнимых обещаниях, попросту говоря – на лжи.

Говорить прямо – не принято, говорить то, что думаешь, – моветон.

Наверное, в глазах мировых политиков наша страна выглядит забавным водевильным генералом, который не к месту режет правду-матку на утончённом великосветском рауте. И это действительно было бы комично, если бы на таком рауте не было реальной угрозы получить "финкой" под ребро от какого-нибудь седовласого лорда или кривым кинжалом – от белозубого шейха.

Справедливости ради надо заметить: говорить с позиции здравого смысла Россия стала совсем недавно. Пожалуй, именно это и сбивает с толку наших оппонентов, привыкших к идеологизированному, несколько надрывному советскому, а до этого – тягучему византийскому пафосу, долгие годы звучавшему с нашей стороны. Хотя даже при этом трудно отказать в прагматизме Сталину периода Ялтинской конференции. Впрочем, то был недолгий период взаимопонимания и консолидации держав перед общим врагом.

Но какие решения в тугом ближневосточном узле предлагает здравый смысл? Ответ на этот вопрос должен строиться на основании того же самого здравого смысла, проводником которого в настоящее время и является наш президент.

По здравой логике решение прямо вытекает из поставленной проблемы. А потому запутанная и туманная позиция тех же США прямо говорит о том, что она никоим образом не направлена на решение сирийской проблемы как таковой.

Допустим, как утверждают американцы, главной проблемой является режим Асада – в подтверждение этого США угрожали силовой в достопамятном 2013 году. Все уже забыли, но главным поводом тогда было якобы имевшее место применение химического оружия со стороны правительственных сил. Ударить США не решились, но Россия помогла американцам сохранить лицо, убедив сирийское правительство ликвидировать химическое оружие.

С точки зрения здравого смысла цели достигнуты: химическое оружие ликвидировано, прямого повода для агрессии против режима Асада нет. Но США и НАТО продолжают настаивать на смещении Асада, выдвигая уже другие аргументы. Значит, химическое оружие здесь ни при чём? Что же тогда?

Новая "педаль", на которую давят наши оппоненты: происходящее – это межрелигиозный конфликт. Причем сирийцам почему-то отказано в праве считаться светским государством, каковым оно по сути и является. Если кто-то возразит, мол, по конституции Сирии президент обязан быть мусульманином, можно ответить в том духе, что в США, на минуточку, президент, кем бы он ни был, приносит-таки клятву на Библии. Так что уже на этом этапе здравый смысл наших "партнеров" трещит по швам.

Я не утверждаю, что в их позиции отсутствует определённая логика. Скорее всего она как раз есть. Проблема в том, что вовне ими транслируются совсем не те цели, к которым американцы и их союзники стремятся на самом деле. Это приводит не только к недопониманию – это приводит к тому, что медиа-пространство заполняют потоки лжи. Но хуже всего то, что сами лгуны, то есть, политики, начинают верить теленовостям и таблоидам, строящим умозаключения на основе их собственной лжи. Ложь подпитывает и преумножает ложь. Перед глазами возникает живописный образ из фильма "National Geographic", в котором весьма солидные гориллы с важным видом поедают собственные экскременты.

Болезненная логика американской "антитеррористической коалиции" водит своих адептов хороводом вокруг проблемы, не позволяя её разрешить – ни себе, ни новой силе в лице России. Все, вроде бы, снова упирается в Асада, но набирающий силу здравый смысл подсказывает: ничего подобного! Убери Асада прямо сейчас и поставь в Дамаске другое, достаточно сильное и последовательное правительство – ничего не изменится в американской позиции! Америка найдет другие болезненные точки в регионе – и кандидаты уже намечены, благо, места благодатны для бесконечных междоусобиц.

Так что же происходит?

Как говорил Ницше, если долго всматриваться в бездну, бездна начинает всматриваться в тебя. Долгие годы США с таким маниакальным упорством создавала монстров – от самосовцев и моджахедов до вышедших из-под контроля отрядов "исламского государства", что начинаешь задумываться: а так ли отличаются эти чудовища от своих создателей?

Вот тут-то и наступает некоторое неприятное прозрение.

Боевики "исламского государства", конечно, фанатики. Мы знаем, как бороться с фанатиками и рядовыми террористами по найму. Именно потому наши самолёты бомбят позиции боевиков на дальних подступах к нашей Родине. Опыт показывает, что без финансовой подпитки и военных успехов фанатизм имеет свойство быстро испаряться, а число приверженцев радикальных движений – таять до ничтожных значений.

Но что делать, если фанатизмом движимо не отдельное радикально-исламское образование, а целая страна, которую мы по инерции продолжаем считать светочем демократии и прогресса? Что если ядовитые пары фанатичной веры в собственную непогрешимость незаметно для многих уже отравили громадную державу, претендующую на мировое лидерство.

Более того – на мировое господство.  

Вслушайтесь в речь президента Обамы на Генеральной Ассамблее ООН. А лучше – в его выступления перед Конгрессом или выпускниками военной академии в Вест-Пойнте. Ощущаете эдакий холодок вдоль позвоночника? Прямо сейчас, в двадцать первом веке, когда ядерного оружия достаточно для того, чтобы уничтожить весь земной шар.        

Мы привыкли считать американских политиков прагматиками. Но создаётся ощущение, что система дала сбой. Когда собственные амбиции начинают превышать реальные возможности, власти начинают читать мантры о мировом лидерстве, об особой миссианской роли нации, об исключительном праве применения силы. Когда подобное заявляют лидеры ИГ – это вызывает озабоченность. Когда такое говорит президент США – это вызывает подозрение в адекватности восприятия мира.

И это не преувеличение. Или преувеличение лишь отчасти. Потому как сознание собственной исключительности для правящего класса США – свершившийся факт, о котором не стесняются заявлять на весь мир. Здесь и возникает вопрос о грани между здравомыслием и фанатизмом.

Вернёмся к нашим попыткам общаться с американцами с позиции здравого смысла. Преимущество последнего в том, что оспорить его впрямую проблематично – особенно, если Россия подтверждает собственные речи оппонента по поводу необходимости борьбы с террористами. Но стремление перетянуть на себя одеяло в руководстве этой борьбой свидетельствует скорее о том, что лидерство как таковое для США важнее самой борьбы. Особенно это заметно на фоне поддержки, которую встретила наша операция в Европе.

Ведь с точки зрения здравого смысла задача номер один – победить терроризм.

А с точки зрения фанатика, стремящегося к мировому господству, – это далеко не так очевидно. И это не пустые слова. Ради величия Америки можно пустить под снос вместе с людьми небоскрёбы Всемирного торгового центра, можно трясти в ООН пробиркой с фальшивыми ядами или спонсировать талибов.

Адекватны ли наши партнеры? Насколько совпадают или расходятся наши цели в борьбе с новым мировым злом? Ибо тот то же ИГИЛ, трансформировавшийся в "исламское государство", лишь недавно обрёл статус "абсолютного зла" для США. Да и так ли "абсолютен" этот статус для страны, которая с лёгкостью назначает страны "осью зла" – и с той же легкостью снимает это позорное клеймо, в интересах собственной выгоды. Так где же их критерий добра и зла? На каких принципах договариваться?

Ответ, опять же, неприятен.

Для вообразивших себя сверхцивилизацией, стоящей над законом, похищающей людей в чужих странах, управляющей целыми странами через свои посольства, все прочие страны совершенно одинаковы. "Мировым злом" может быть назначена любая страна, любая организация, взбрыкнувшая под пятой сверхдержавы и не обладающая достаточной мощью, чтобы адекватно ответить.

В этом смысле нет принципиальной разницы между "исламским государством" и Соединёнными Штатами – и те, и другие действуют с точки зрения собственной исключительности. Неудивительно, что монстр по имени "Исламское государство" просто берёт пример с породившего его Франкенштейна.

Конечно, американский фанатизм скорее скрытый, чем явный. Слишком избалованный народ достался американским правящим элитам – такой на баррикады не полезет даже во имя мирового господства, если, конечно, не будут гарантированы комфорт и безопасность.

Возникает вопрос: можно ли разговаривать с американцами и их союзниками с заявленной позиции – позиции здравого смысла.

Безусловно можно – и даже нужно, если мы действительно хотим привести в международные отношения новые принципы. Ведь даже "тайным фанатикам" свойственен здравый смысл. Более того, здравый смысл – это язык, который понимают большинство человеческих существ, и даже большинство боевиков ИГ не исключение. Именно потому под ударами нашей авиации в Сирии многие из них предпочитают оставить оружие и скрыться – даже самые прожжённые убийцы не хотят погибать, когда шансы на победу тают. Главное – быть последовательными в заявленной нами же роли, не давая ни малейшего шанса усомниться в нашей решимости.

Потому что сирийская операция России – это нечто большее, чем борьба с международным терроризмом, чем следование необходимости уничтожить опасного врага на дальних подступах.

Это первый за долгие годы шанс для нашей страны заявить о себе, как о лидере новой идеологии в международных отношениях – на основе общепонятных принципах справедливости и здравого смысла.

Не все это примут – по крайней мере, сразу. Потому что есть ведь и другой набор ценностей: "европейских" – что трещат по швам под напором мигрантов, "американских" – утекающих сквозь пальцы их носителей вместе с утратой мировой гегемонии, "радикально-исламские" – восстановившие адептов ИГ против всего мира. Даже те, что раньше именовалось "общечеловеческими", утратили былую привлекательность – ведь оказалось, что и человечество не однородно, какие уж там общечеловеческие ценности.

Но в мире, где все разные, продолжают работать простые принципы, позволяющие нам в принципе понимать друг друга. Это и есть здравый смысл – тот самый, что позволил правильно понять речь нашего президента на Генассамблее ООН.

И Сирия станет для нашей страны экзаменом. Можно не сомневаться: рано или поздно к позиции здравого смысла придут все вменяемые силы, включая наших извечных оппонентов. Но пустых лозунгов мало. Нет лучше аргумента в любом диалоге, чем собственная военная, а ещё важнее – экономическая мощь. Но главное – решимость, которая не даст нашим друзьям и противникам ни малейшего повода для сомнений: русские доведут дело до победного конца.