Владимир БОНДАРЕНКО. ПОЭЗИЯ РУССКОЙ ПОБЕДЫ. К 85-летию Юрия Ключникова

Автор: Владимир БОНДАРЕНКО | Рубрика: ЮБИЛЕЙНОЕ | Просмотров: 839 | Дата: 2015-12-23 | Комментариев: 0

 

Владимир БОНДАРЕНКО

ПОЭЗИЯ РУССКОЙ ПОБЕДЫ

К 85-летию Юрия Ключникова

 

24 декабря 2015 года исполняется 85 лет замечательному поэту, переводчику, эссеисту, путешественнику, общественному деятелю, члену- корреспонденту Петровской Академии наук, лауреату ряда всероссийских и региональных литературных премий, автору 20 книг стихов и публицистики Юрию Михайловичу Ключникову. Я уже не в первый раз и с удовольствием пишу о творчестве Юрия Ключникова, удивительного долгожителя отечественной литературы. Биография Юрия Михайловича была очень интересной и трудной. Русский сибирский поэт, относящийся к поколению детей войны, работник тыла, окончил филологический факультет Томского университета. Работал учителем литературы, директором школы, журналистом в газете, радиокорреспондентом, а также главным редактором Новосибирского областного радио, Западно-Сибирской студии кинохроники, редактором издательства «Наука» СО РАН. В 1979 году был обвинен в идеализме и богоискательстве и после трехлетних партийных разбирательств (более 70 партсобраний, дело дошло до Политбюро) уволен с работы, затем 6 лет трудился грузчиком на хлебозаводе. Казалось бы поэту после таких испытаний прямая дорога в кабак. Но нет, выдержал, сдюжил, продолжал писать и сейчас закончил свою двадцатую по счету книгу. Хотя и литературная его судьба была весьма непростой: в Союз писателей он вступил только в 74(!) года.

Это сейчас он публикуется и в «Нашем современнике», и в «Завтра», и в «Дне литературы», и в «Литучебе» и его стихи и статьи высоко оценили и продолжают оценивать наши самые знаменитые критики, поэты – и Аннинский, и Курбатов, и Джимбинов, и Геннадий Иванов... А тогда, когда ему столичные журналы больше ста раз отказали в публикации, можно было и поставить крест на литературе: писать в стол десятилетиями способен далеко не каждый.

Поражает его высокая работоспособность, которая у него сочетается с высоким качеством всего, выходящего из-под пера. Каждый год он приезжает из Новосибирска в Москву и привозит новую книгу. Недавно издал замечательный итоговый сборник своих русских стихов «Душа моя, поднимем паруса!». Уже в самом названии сквозит этот удивительный для возраста поэта дух молодости, оптимизма и бодрости. Этот дух очень нужен России в борьбе за своё достоинство и право жить, развиваться и смотреть в русское небо с надеждой и уверенностью в будущем. Однако последние годы он всерьез занялся поэтическим осмыслением Запада и Востока и написал две книги переводов. Одна их них уже издана даже в двух изданиях «Откуда ты приходишь, красота: вольные переводы французской поэзии XII-XX веков». Как сказано в аннотации, это – самая крупная антология французской поэзии до и после революции, выполненная одним человеком и включающая в себя стихи 57 лучших мастеров стихотворного жанра. Вот один из переводов баллады Франсуа Вийона, посвященной парадоксам бытия:

БАЛЛАДА ИСТИН НАИЗНАНКУ

Куда приятней запах сена

Травы, которая растёт.

Милей земные перемены,

Чем неподвижность всех высот.

Любая жизнь опасней тлена,

Клочок земли важней вселенной.

Нам глупость знания несет.

И лишь влюбленный знает всё.

Венера рождена из пены.

Цветок сухой сулит нам плод.

Огонь выходит из полена.

В морозы тело солнца ждет.

У верности сестра – измена.

Свобода зреет в муках плена.

Несчастье радости пасет.

И лишь влюбленный знает всё.

Хмельному море по колено.

Хромой свой дом скорей найдёт.

Нахальный молится смиренно,

Когда увидит смертный вход.

Разрушит жизнь любые стены,

Фома уверует мгновенно,

Его сомнение спасёт.

И лишь влюблённый знает всё.

Кто путь земной прошёл без крена?

Наверно, полный идиот.

Жизнь – неизменная арена

Для истины наоборот.

Вращают спицы колесо.

И лишь влюбленный знает всё.

 

С третьей книгой Юрия Михайловича «Караван вечности» я познакомился в рукописи. В ней переводы 24 поэтов суфийской традиции (Персия, Индия, Средняя Азия) и около 500 их стихотворений и миниатюр. Хронологически – это ещё более объемный период – целых 13 веков!

Приведу перевод стихотворения индийского суфия 19 века Мирзы Галиба, удивляющего нас своим толкованием джихада как внутреннего усилия души, но никак не внешнего, мстительно-кровавого и связанного с современным толкованием этого понятия:

Не дай собою овладеть сомненьям,

Бесцельными дорогами блуждать.

Приходит время отвердеть стремленьям.

Познание не может долго ждать.

 

Есть тайны в том, что очевидно глазу,

Загадки есть и глубоко внутри.

Пока не подступил к разгадкам разум,

Во все глаза на дивный мир смотри.

 

И если в суть вещей не можешь вникнуть,

Ищи повсюду в ликах красоту.

Когда-нибудь сумеешь ты воскликнуть:

«Я, наконец, обрёл свою мечту!».

 

Пускай ещё не солнечное утро

Умей ценить неяркий лунный свет

Учись распоряжаться жизнью мудро.

Она одна, другой сегодня нет.

 

В твоей душе сражаются надежды

Со страхом оступиться на пути.

Джихадом самого себя утешь ты,

Или победу в смерти обрети.

 

Поэтическое наследие Франции, подвергающейся мусульманскому нашествию, суфийская лирика – сакральная суть ислама и наша страна в эпицентре этого столкновения, – насколько современно всё, что пишет и переводит поэт! Его трилогия – это беспрецедентная попытка поэтически осмыслить тему Восток-Запад-Россия.

Поэзию Юрия Ключникова можно назвать поэзией русского сопротивления той пошлости и тьме, которая обступила Россию и пытается лишить её исторической перспективы. Разве не об этом строки поэта, написанные ещё десять лет назад до всяких санкций:

Пора закончить долгий спор с Европой,

Дуэль рассудка с высотой души.

Нам главное – родного неба шепот

И сказок наших старых миражи.

Мечта сильнее истины гниенья,

В ней проступают знаки новых вех.

Нас окружили крысы и гиены.

Ну что ж, посмотрим, кто одержит верх.

 

Или другие строки – в стихотворении, которое обращено к молодым людям нашей страны:

Поучать не хочу,

Жизнь сама вас научит:

Обломает рога,

Шоры с глаз уберёт.

Есть у каждой эпохи и солнце, и тучи,

Есть у каждой души свой крутой поворот

Или вверх, или вниз,

Остальное – детали…

Вон Георгий опять поднимает копьё.

Мы Россию в боях никому не отдали,

Вы на ваших торгах не продайте её.

 

Это подлинная имперская поэзия высокой пробы, которая продолжает традиции отечественной классики, объединяет страну и помогает вдохнуть в «души приунывших россиян» надежду. И она является не только поэзией русского сопротивления, публицистикой, наполненной гражданскими темами, но и поэзией русского созидания. Она показывает современному думающему читателю, как нужно строить дух страны и собственный дух. Долгие годы жизни и накопленная мудрость естественным образом сообщают творчеству поэта некий «учительный» характер. Но эти качества поэзии Ключникова выглядят у него очень органично, а в каких-то случаях высокий пафос духовных стихов уравновешивается яркими земными образами и чувством юмора. Вообще Юрий Ключников – очень разнообразный поэт: и тонкий лирик, и патриот с яркой гражданской позицией, и философ, пытливо всматривающийся в жизнь и в историю, и путешественник по разным странам и культурам, умеющий погрузиться в чужой поэтический язык и превратить его в яркие образцы русской поэзии.

Мне импонирует также, что творчество Юрия Ключникова, его поэтическая философия – это не просто русская национальная поэзия, это евразийская муза всемирного размаха. Стихи Ключникова – это огромное стихотворное коромысло, один конец которого упирается в Запад, в Европу, а другой – в дорогой сердцу русского человека Восток – переводы персидской суфийской поэзии, стихи об Индии, Китае, Тибете. Но самым значимым для меня открытием в творческой вселенной сибирского поэта стало его блестяще переданное ощущение непрерывности истории, воплощённое в стихах. А они показывают нам: главной жемчужиной нашего исторического пути является советский период и величайший подвиг нашего народа в войне с фашизмом. Это настоящая поэзия Русской Победы:

Сорок первый был щемящ и жуток,

Потому суров сорок второй.

Маршалы твои! Георгий Жуков!

А народ! Сказать, что он герой,

Мало, он в самом аду кипящем

Укреплял и суть свою, и стать.

Был и вождь, жестокий, настоящий,

Времени и Родине подстать.

Нет вождей и маршалов в России,

И врага густой скрывает дым.

Сердце, только сердце с прежней силой

Верит: всё равно мы победим!

                                                                     1995

 

Сейчас мир вступает в полосу новых войн, и России, ставшей мишенью для многих хищников, ещё предстоит научиться воевать и побеждать в этих войнах, в основе которых – разрушительные идеи и образы. Русская литература всегда была мощным оружием, которое помогало одолеть самого сильного и опасного противника. Вспомним томик Пушкина в заплечном ранце русского солдата в Великой Отечественной войне. Я убеждён, что для победы в новых войнах России понадобятся и новые стихи современных поэтов, и духоподъёмная, патриотическая поэзия Юрия Ключникова. Не в меньшей степени подобная поэзия будет нужна и после победы, которую мы обязательно одержим. В ней есть глубокое и точное поэтическое осмысление тех качеств национального характера, которые нам нужны для того, чтобы ответить на небывалые вызовы, которые бросают нам время и противник. Это и трезвый разум, умеющий отличить истину от заблуждения («даже дьявол России не страшен, если ясно, где «нет», а где «да»), и сила национального духа («оставаться здоровым среди мёртвых, безумных, больных»), и опора на наши корни и нравственную высоту героев прошлого («как убедителен и грозен ушедших предков чистый глас»), и широта души, способная простить нашим противникам прежние обиды («но не вернёмся к мстительному пиру, по мёртвым не потопчемся костям, в который раз Господь взывает к миру: Отмщенье Мне, и Аз всему воздам!»), и готовность к самопожертвованию во имя ближних и страны, звучащая в словах легендарного монаха-воина Пересвета:

Я обет монастырский нарушу,

У посада вериги сложу

И надену кольчугу, и душу,

Как за други, за Русь положу.

 

Юрий Ключников не идеализирует Россию и русский народ и даёт нам очень точную характеристику: «мы странный сплав кнута, горба и бунта, свободы и Емели на печи». Он неоднократно возвращается к своим попыткам понять, что же мешает нашему движению вперёд и вверх. К числу наших пороков и серьёзных недостатков он относит наше неумение организовать жизнь в условиях комфорта и неопределённости («но в торговых делах затрещали все швы»), нашу капитуляцию перед миром денег и всеобщую заражённость «долларовым гриппом», нашу подверженность западным соблазнам и «либеральному зуду», наши приземленность и эгоизм. Но сквозь все наши недостатки, ошибки и поражения пробивается неистребимая вера поэта в неизбежность нашего исторического и духовного торжества:

Россия – полумертвый витязь,

Не раз поправший смертью смерть.

Тебе завещано увидеть

Иные небеса и твердь.

 

Потому голос поэта: «мы тебя отстоим, золотая славянская совесть, наше русское сердце – сияющий Спас на Крови!» – поднимает в нашей душе именно эту веру, которой так не хватает нам в эту трудную эпоху. Он убежден, что главное для России в этой ситуации – «не потерять из виду наше небо и чтобы пушкинский светильник не погас».

Я написал ещё в 2007 году в предисловии к сборнику эссе сибирского литератора «Лики русской культуры»:

«Живя в Новосибирске, Юрий Ключников никак не может считаться неким «областным» писателем. Творчество поэта, философа, публициста, русского подвижника и пассионария, явно недооцененного в отечественной литературе, – это эстафетная палочка нашим культурным наследникам, перекличка века двадцатого с веком двадцать первым, с новым тысячелетием». Убежден, что стихи сибирского поэта помогают стране возродить свой дух и выстоять в борьбе с обступившей нас тьмой.

Юрий Ключников написал строки, которые можно считать своеобразным завещанием для русских патриотов:

Оглядывая всё, что нами пройдено,

Скажу на склоне уходящих дней:

– Блажен, кто лёг в бою во славу Родины,

Ещё блаженней устоявший в ней.

 

Стойте, Юрий Михайлович, как можно дольше! Ваш пример убеждает нас, что только так мы одержим окончательную русскую победу!