Олег ЕФИМОВ. ВЗМАХНУТЬ КРЫЛОМ И ПОЛЕТЕТЬ… Стихи

Автор: Олег ЕФИМОВ | Рубрика: ПОЭЗИЯ | Просмотров: 1040 | Дата: 2015-12-09 | Комментариев: 7

 

 

Олег ЕФИМОВ

ВЗМАХНУТЬ КРЫЛОМ И ПОЛЕТЕТЬ…

 

МАМЕ

Ты живёшь далеко,

По душе, по судьбе

Нам с тобой нелегко…

Я нуждаюсь в тебе.

 

И ты знаешь, что боль

По душе, по судьбе

Мы разделим с тобой.

Я грущу по тебе!

 

И чем больше живу

По душе, по судьбе,

Тем сильней и сильней

Я грущу по тебе…

 

Мама! Знай, навсегда

По душе, по судьбе…

Я привязан,

Припаян,

Прикован к тебе.

 

МИЛОСТЬ – НЕ ОСУЖДАТЬ

                                о. Алексию с благодарностью и прошением молитв

Душевный крик: «услышьте – я хороший!»

Так просто растоптать: «молчи, плохой!».

Души росток – он без тепла не может,

Он страждет, тянется, он ищет свет, покой.

 

Чужую боль всем естеством, всей кожей –

Почувствовать…

                                Какая благодать,

Какое счастье – в мире быть хорошим,

Какая милость – никого не осуждать!

 

В сей спешный век мы все летим спеша,

Бал правит грех, прельщает хитро зло…

Но… даже  через грязное стекло,

Смотрите – светится безсмертная Душа!

 

* * *

Не пишется, не пишется, не пишется…

Какой уж день, какой уж месяц, год?

Мелодии божественной не слышится,

Родник сердечный влаги не даёт.

 

Но что же с ним, завален, умер, высох ли?

Как оживить умолкнувший язык,

Чтоб в голову, опутанную мыслями,

Покой жасминовый спасительно проник?

 

Всё знаешь сам, известна и тропиночка,

Куда идти и что потребно знать –

Покрепче связывать шнурочки на ботиночках

И путь начертанный покорно совершать.

 

ЛОДКА ЖИЗНИ

«Жить в России нужно долго!».

Выбрав путь, спешишь ногами,

Оглядишься – всё без толку…

Черепашьими шагами

Продираюсь к смыслу долга.

 

Жизнь пройдя до середины,

Разумею лишь начала...

В бороде видны седины,

Лодку жизни у причала

Заковали страсти льдины.

 

Ждать пока весна настанет,

Только начинаешь плавать,

Не дай Бог, и смерть застанет…

Господи! Увижу ль гавань?!

Парус к берегу пристанет?!

 

«Жить в России нужно долго!».

Осознать, что дар и благо –

Русским быть! А бремя долга –

Крест Андреевского флага!

Без креста – вся жизнь без толку!

 

МУЗЫКА СТИХА

Молю Тебя! Звучать, звучать вели!

Дар голубиный – музыку стиха

Отступнику – Утешитель, пошли!

Коснись перстом, очисти от греха!

Порви оковы чёрной немоты!

Живой воды спасительный родник

Пусть зазвенит во имя Красоты!

Душа иссохла… Жаждет ученик.

Господь, Учитель! Наказуй, взимай!

Не попускай плутать в мирской ночи!

Зови, веди! Но только – не молчи!

Но только музыку – не отнимай!                 

 

РУССКИЕ  МАЛЬЧИКИ

Душа, ответствуй, отчего…

Ужели мой язык не волен?

Словами сердца моего

Святых не славлю колоколен.

 

Ни зелень девичья берёз,

Ни русской сини бирюза

Не пробудят словесных слёз.

Всю влагу выпила гроза.

 

Но, как святые образа,

Среди московской суеты

Небесно-русские глаза

Мне явят силу красоты.

 

Мальчишек юных простота,

Непосвящённых, непубличных,

Лиц непорочных чистота

В окладах их кудрей пшеничных.

 

И умоляю я тогда,

В душе моей зажжётся ль свет,

Угасший  в страстные года

Тому назад уж столько лет…

 

* * *

              На свете счастья нет, но есть покой и воля.

                                                                    А.С. Пушкин

Когда в душе наступит тишина,

Покой и воля обретут согласье,

Былых страстей окончится война,

Тогда рассеется тоска по счастью…

 

Неизъяснимой ясности полна

Тогда Она вдруг явится – и разом…

Как яркий свет – души, коснувшись дна,

Наполнит сердце и излечит разум.

 

Тогда держись, тогда твой пробил час,

Единожды открыты настежь двери…

За ними Вечность – помолись за нас,

Ущербных, падших, не умевших верить.

 

К БАБУШКЕ

Провожая, посмотрела,

Словно думала запомнить,

Словно если не увидеть

Больше милого лица.

Посмотрел и я так грустно,

Что просил благословенья,

Всех обид своих прощенья,

Детских всех моих проказ.

 

И она благословила,

Положила, начертала

На главу, живот и плечи

Мне охранный ровный крест.

И вдали от глаз тех добрых,

О спасении молился.

Крест сберечь живой желая,

Не запачкать, сохранить…

 

С искушеньями боролся,

Чистоты просил сердечной,

Одиночеством томился,

Грех к душе не подпускал.

Но – развратничал мой разум,

Руки помнили касанье

И объятий прижиманье,

Губы – влажное шептанье,

Поцелуев разговор.

 

И отчаявшись однажды,

Я молил соединенья,

Я просил успокоенья,

Льду на жаркий “бедный лоб”.

И, о чудо, миг тот горький

Обернулся мигом счастья,

Вопль заблудший был услышан

И разверзлись небеса…

 

Простирались сильны руки,

Отнимали старый камень,

Живоносных слёз потоки

Разом брызнули из глаз.

Омывали чисто душу,

Заживляли живо раны,

Очищали крест незримый,

Твой охранный ровный крест.

 

* * *

                       Машенькам моим – бабушке и доченьке

Зима. Коробка. Двор знакомый,

На льду по счастью никого…

Я знаю, ты следишь из дома –

Хранитель детства моего.

 

Бабуля, ангел мой, спаситель!

В окне на третьем этаже

Всегда единственный мой зритель.

Смотри, вот видишь, я уже…

 

Мне сверху машет – получилось,

Смелее ножку в поворот…

Худой и длинный, нервный мальчик

Коньками странно режет лёд…

 

Ещё неверно и туманно,

Страннее странного река…

Теченье долгого романа

Без пониманья, двойника…

 

И нежно-смутные желанья,

Неясно ноющая кровь…

Сердечно робкими штрихами

Я намечал тебя – любовь…

……………………………………….

Наш век… Наш двор… Полно народа,

Маруся двинулась вперёд,

Мой ангел, ангельской природы

Коньками резво режет лёд!

 

БЕЛАЯ ВОРОНА

Осень чахла, красками горя,

Ветер разворовывал корону.

Среди мокрых листьев октября

Я увидел белую ворону.

 

Милая, живая благодать,

Сотворил же Бог тебя такую…

Бросился ей крылья целовать –

Душу в ней почувствовал родную.

 

Тяжко ли тебе в кругу подруг

С белизной, что Божия свеча?

Может, поседела от разлук,

Может, это старости печать.

 

Двести с половиной снежных лет,

Столько зим – попробуй скоротать.

Жить так долго счастье или нет,

Но ещё дано тебе летать.

 

Как бывает странно – отчего,

Вот взмахнуть крылом и полететь…

Только Волей Божьей до того

Человеку нужно умереть.

 

* * *

Последние цветы дарили

Еще зеленые луга.

Там, где унылые снега

Падут, – они о лете говорили.

Ромашки, пижмы, васильки –

Солдаты травяной отчизны,

Всем непогодам вопреки

Являли чудо стоицизма.

Милее всех цветов на свете

Вы тихой музыкой цвели!

Той сладкой музыкой о лете

И о немеркнущей Любви!

 

ADAGIO LAMENTOSO

                              Симфонии № 6 П.И. Чайковского посвящается

О, если бы язык мой только мог

Словами вычерпать всю боль, что гложет грудь,

Листу отдать рядами ровных строк…

Не вспоминать, забыться – отдохнуть!

В больное сердце окунать перо,

Чернила знойные слезами разбавлять –

Не так бы мучился юродивый Пьеро…

Но нет тех слов… и страх бумагу взять,

Прожжёт её страстных чернил  раствор…

Лишь сердце выдержит, и будет уповать

На милость, что смертельный приговор

Любовью обращает в благодать.

 

Боль жизни претерпевший до конца –

Сподобится небесного венца.

 

О! если бы язык мой только мог…

 

ДУЭЛЬ

                        Посвящается Н.С.Мартынову,

                        Дантесу де-Геккерену и многим – таким же…

Дуэль. Дуэт. Дуэния – причина

Всегдашняя дуэлей… Но, всегда ли?..

Ду – двое их: Мужчина и мужчина…

Кто нужно – тот убит! Другому – без медали

Победа?.. Есть всегда причина.

Власть, деньги, комплексы мужские, и…

Тот третий – играющий по-крупному мужчина!..

 

АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК

Не сказка, а быль!

В нашем городе – таком маленьком,

Мы с тобою день за днём старимся.

Тяжелее, чем цветок аленький,

Мне тебя найти, и мы маемся…

 

Мы ныряем врозь в недра города,

Городок Москва – такой маленький.

Наверху зима – снег до ворота,

Замело следы наших валенок…

 

Но прошёл давно праздник Сретенья,

Побегут ручьи, лужи разные…

Вот у лужи той мы и встретимся –

Две судьбы в одну разом связаны –

 

Первый раз пойдём одной улицей,

Нашим городом – таким маленьким,

Купола блестят – глаза щурятся…

Я нашёл тебя – цвет мой аленький!

 

* * *

               Посвящается памяти моего прадеда Кириллова Ильи Николаевича,

                               русского офицера, убиенного безбожной властью в 1937 г.

 

Кого Господь желает наказать –

У тех Он прежде отнимает разум.

Им больше ничего не доказать –

В глазах тоска, в речах пустые фразы.

 

Когда-то русским были мы народом,

Потом назвались – пролетариатом.

Толпою стадной, племенем без рода –

Сегодня нас зовут – электоратом.

 

Собранье «галочек», но не живых людей,

Поправ величье собственной природы,

Мы пешки добровольные вождей…

Безумцы братства, равенства, свободы.

 

Нас вновь дурманит алая заря,

Могилы множа, землю топчут танки,

Нет осознанья подвига Царя…

У стен Кремля смердят вождя останки.

 

Но не позволят в нынешнем дыму

Предать кресты могил, веками тёртых, –

Сергей Шмелёв – расстрелянный в Крыму…

Иван Шмелёв – встречавший Солнце Мёртвых…

 

Ещё поганит старый дом доска

Той нелюди по прозвищу «Землячка»…

Ещё растёт и силится тоска,

Ещё не всех призвал Господь от спячки…

 

В какую землю прадед мой ушёл?

Какая степь его покой укрыла –

Ещё расстрельной папки не нашёл,

Ещё не знаю, где его могила.

 

Пока за Веру держится душа

Мне голос совести не даст забыться.

Пока  на ладан силы есть дышать –

С антихристами мне не примириться.

 

Пусть в реках повернёт назад вода –

Пред памятью безсильна и природа…

За Веру павшие – безсмертны навсегда.

Мне не забыть – я внук врага народа!