Виктор ПЕТРОВ. ВОЗДЕТЬ ОЧИ К НЕБУ. Слово о тверском подвижнике Михаиле Петрове

Автор: Виктор ПЕТРОВ | Рубрика: ПАМЯТЬ | Просмотров: 656 | Дата: 2015-12-07 | Комментариев: 2

 

Виктор ПЕТРОВ

ВОЗДЕТЬ ОЧИ К НЕБУ

Слово о тверском подвижнике Михаиле Петрове

 

Небо заволакивают низкие тучи, кажется, ещё чуть-чуть – и они так осядут, что тронут золото монастырского креста, осеняющего остров Столобное на озере Селигер. Дождь кропит обитель. Это святое место, где витает дух преподобного Нила, которому в 1528 году по свидетельству хроник глас Божий в тонком сне указал путь спасения именно сюда, в пустынную о ту пору сторону.

Строгое подвижничество Нила, непрестанная молитва, уподобление себя древним столпникам, неистовым ревнителям веры, свершение чудес и дар прозорливости, а он уединённо прожил в устроенной келье при часовенке без малого 30 лет, вели к нему люд отовсюду. И он соболезновал словом, помогал.

На Руси так было всегда: страждущие тянулись к избираемым свыше духовным отцам, чьё участие оказывалось и целительным, и очищающим для души и тела. Истинная русская литература уже с самого своего появления переняла от православного мира эту благую миссию. Нет нужды перечислять наших классиков, чьи литературные деяния в этом смысле были на пользу Отечеству.

Озаботимся днём нынешним. И здесь отнюдь не всё благостно.

 

...Мой недавний приезд в Тверь был не случаен: донские и тверские писатели давно и прочно связаны творческими узами – так уж звёзды сошлись. Между прочим, создателем и редактором журнала «Лава» (нынешний «Дон») был Александр Фадеев, сам родом из уездного городка Кимры Тверской губернии.

Впрочем, разделение писателей по географическому признаку – вещь условная. Есть одна русская литература на всех, которая объединяет во времени и в пространстве. Писатели же служат ей независимо от того, где они родились и живут.

Как тесен мир творческих людей, для них расстояния нипочем! Замечательного тверского писателя и издателя Михаила Петрова я знал не просто как автора журнала «Дон», мы с ним были не только дружны, но и сходились в воззрениях на происходящее вокруг.

Иногда мне казалось, что это братское сближение от одинаковости фамилий. А почему бы и нет?..

Конечно же, нас с Михаилом Петровым весьма роднило издание литературных журналов. Нести редакторский и издательский груз в наше непонятное время – непомерная тяжесть. Двенадцать лет назад, когда журнал «Русская провинция» закрывался, Михаил написал мне: «И ушёл бы на Дон, но годы не те…»

Я не мог не помочь собрату по судьбе, и в 2003 году мы напечатали последний номер «Русской провинции» в нашем «Доне». То есть получилось особое издание – «журнал в журнале».

В редакционном врезе «С Дона выдачи нет!» тогда говорилось:

 «В связи с финансовыми трудностями закрылся журнал «Русская провинция». Прекрасное издание держалось до последнего. Подвижничество главного редактора Михаила Петрова – вот что такое журнал «Русская провинция». Но всему есть предел.

Писатели сокрушаются, читатели не хотят верить... а кое-кто и рад, одним честным изданием стало меньше.

Странное время переживаем. Даст Бог, переживём.

И как, бывало, уходили на Дон от притеснений люди русские, так и теперь журнал «Русская провинция» нашёл братский приют в журнале «Дон».

«Русская провинция» открывается на страницах «Дона».

 

У меня сохранились письма Михаила Петрова, в которых он изливал свою душу, и чувствовалось, как она болит у него от несовершенства окружающего мира и невозможности перемен к лучшему. Да, он страдал, как всякий талант. Собственно, таков и есть подлинный удел русского писателя, помноженный на издательскую долю.

Позволю себе процитировать выбранные места из нашей переписки. Мне кажется, они важны для понимания самой сути Михаила Григорьевича.

«Я провёл в Ростове жаркое, фруктовое и винное лето 1961 года. Будем считать, что в 2003 году я провёл 7-8 месяцев безвинные. Посылаю тебе свою последнюю книгу, собрал свои краеведческие эссе и очерки, м.б., пригодятся лет через 10-15, когда Россия выйдет из наркотического сна потребиловки, вернётся к себе домой из виртуального западного рая. Посылаю также свою статью о Заболоцком... СМИ делают всё, чтобы мы стали манкуртами.

Бываешь ли в Москве? Я – почти не бываю.

Обнимаю».

 

Стоит кое-что пояснить.

Прекрасная статья о Заболоцком была напечатана в нашем журнале, равно как до и после этого другие его работы – проза, краеведение, критика... Михаил Петров был постоянным автором «Дона».

Москва... Да, было время, когда издателя и редактора «Русской провинции» охотно поминали и чествовали на писательских сборах в столице. Такой замечательный журнал издаёт, вот молодец!

Но вот, как ни бился в одиночку Михаил, подошёл край. Просил, умолял кого только мог, хотя бы тех же своих столичных коллег: «Помогите!».

Сочувствовали, сожалели, но не более того.

Так был закрыт уникальный по своей идее и исполнению журнал «Русская провинция».

А Михаил Петров не стал ли живым укором для тех, кто в тяжкую минуту отвернулся от него? И зачем тогда в Москве бывать, взирать на писательскую мельтешню? Между прочим, сам он красочно рассказал обо всех перипетиях вокруг «Русской провинции» печатным словом.

Мне писал:

«Спасибо тебе за твёрдость в деле, я знаю, что за этим стоит. Вызываешь уважение и стыд, что не выдержал испытаний и, что пошёл на поводу у слабости и гордыни. Нужно было держаться: просить, унижаться, бороться, не поддаваться. После закрытия журнала всё мурло тверское поднялось на журнал, отбивался не только в печати, но и в судах... Посмотри последнюю часть книги, это то, что, думаю, ожидает и тебя, если закроешься и закроют. И даже больше того...

Так что держись, я буду за тебя молиться.

Успехов! Хитрости! Стойкости.

Твой Михаил.

24.09 2012 г.».

 

Вот черта русского человека – винить себя, когда и не виноват! Не оправдываться впустую, а думать о ближнем.

Дорогой Миша!

Эти твои слова всегда со мной. Знаешь, помогают, как молитва, даже сейчас, когда тебя уже не стало...

Михаил был сто раз прав, заглядывая вперёд и предвидя судьбу журнала «Дон». И позволю себе поведать уже сказанное на донских страницах этой юбилейной для нас весной о том, чем живо наше издание, являясь в определённой степени образным продолжением Михаила Петрова как автора.

Когда на излёте Советской власти журнал «Дон» удостоился ордена Дружбы народов, то озаботились, а куда, собственно, крепить награду? Потребовалось заиметь Красное знамя редакции. И вот оно: есть – как есть! Хранимое. Есть знамя – живёт полк, дивизия… Жив и журнал «Дон».

Много чего случилось после – эпоха перемен всё длится, длится… Подлинная литература теперь не в чести, и журнал «Дон» издаётся который год без копейки со стороны, но так, вероятно, угодно провидению.

Журнал «Дон» – это краснознамённый крест, и нести его тяжко, но честнее – без властей предержащих да осоюзенных членов-писателей. Зато мы вольные люди! Только шашка да Господь Бог помогали казаку, а в нашем случае это талантливые произведения, поверенные святыми образами русской литературной классики, в числе которых Шолохов и Чехов – близкие нам по месту рождения и характеру творчества писатели.

Да, журнал «Дон» жив святым духом, что явлен в двух ипостасях – авторы и читатели. Публикуются на донских страницах литераторы отовсюду. И низкий поклон верным читателям, особо же подписчикам.

Отбор рукописей для журнала определяет их художественный уровень. Как главный редактор печатал и буду печатать достойных. Сие право выстрадано!

Число авторов и читателей определяемо, а вот интернет пользователей труднее отследить, – но точно, что они множатся. Особенно это стало заметно с размещением номеров журнала «Дон» на портале «Читальный зал» в ряду с другими достойными изданиями страны. Свою роль играют и донские обзоры в газете «День литературы».

Литературный журнал в России больше, чем журнал. Представьте временную протяжённость номеров «Дона» за 90 лет его существования. Журнальные страницы хранят само время, передают прошлое настоящему и будущему, работают на вечность.

Знамя журнала – красный бархат, золото букв… И разве тут обойтись без чеканных строк печатавшегося в нашем журнале современного навсегда поэта: «шелест страниц, как шелест знамён…».

 

Всё мной испытано: и зависть, и злоба, и предательство... И как в воду глядел Михаил – те же суды. Ничего, держимся. Молитва во имя святого духа русской литературы помогает.

Да теперь ещё и тверская иконка со строгим ликом стойкого в своей вере и правоте преподобного, чей прах упокоен на острове, омываемом селигеровскими водами. Кажется, что тамошние и прочие земли дают всем нам силы выстоять, превозмочь, воздеть очи к небу, где меж туч золотится русский крест.

 

Тверь – Ростов-на-Дону

 

P.S.

Тверь почитает ушедшего в начале этого года Михаила Григорьевича Петрова. Предпоследним ноябрьским днём его рождения собирались вместе друзья и близкие, получился задушевный разговор о прекрасном писателе и человеке, чья подвижническая судьба так поучительна для всех нас.