Анатолий ЛИВРИ. ФРАНЦИЯ: СМЕРТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ. Полемические заметки

Автор: Анатолий ЛИВРИ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 1039 | Дата: 2015-11-16 | Комментариев: 1

 

Анатолий ЛИВРИ

ФРАНЦИЯ: СМЕРТЕЛЬНЫЙ ДИАГНОЗ

Полемические заметки

 

Когда нация, точно объятая исступлением, выставляет стороннему взору исключительно симптомы своей агонии, то философу надо провести ясную диагностику, чётко разграничив две физиологические тенденции: или умирает весь народ, и настал момент подумать, кто займёт его место, или же прогнили лишь рамки политической системы, а следовательно, возможно ещё спасти от всеобщей гангрены общество, осуществив своевременную ампутацию «элит» – революцию, благотворную только если она национальна, а не навязана извне.

Самое крупное западноевропейское государство, Франция, гибнет, не только как очередная республика, но как нация, упорно, в течение столетий создаваемая её монархами: прогрессирующий остеопороз этническо-религиозного скелета Франции вызвал хроническую, давно набившую оскомину коррупцию власти, лишившую страну границ, армии и валюты. Воспоследовавшее «бегство мозгов и массивная иммиграция желудков» породила повальную нищету – социальные страдания, с коими уже не справиться одной анестезией: чудовищной задолженностью и распродажей национального достояния ради выплаты процентов арабским кредиторам. Пациентке Франции помимо хирурга и эндокринолога срочно необходим психиатр! И раздвоение личности уже не скрыть высокомерным фырканьем свихнувшейся старухи-Марианны. Тотальная безграмотность населения, пестуемая позорным невежеством университетских профессоров Франции, доселе помогала хоть сколько-нибудь закамуфлировать шизофрению нации: каждый четвёртый француз не в силах объяснить прочитанной газетной фразы; каждый третий профессор французского университета не располагает минимальной общей культурой для адекватного восприятия простейшего текста (подробнее о недотёпстве и коррупции функционеров французской русистики – т.е. тех, у кого в заложниках оказался логос Пушкина, Толстого и Бунина, – см. в реально запрещённой во Франции статье Ренэ Герра, «Спасти Набокова, докторская диссертация Анатолия Ливри», Вестник УРАО, Высшая Аттестационная Комиссия, Москва, 2014 – 1, c.53-55 http://lebed.com/2014/art6504.htm). Однако, недавние законы об однополых «браках» выявили ту психическую несостоятельность, к которой французов усердно готовили с мая 1968-го года: экстремистские союзы извращенцев Франции, существующие на деньги налогоплательщиков, призывают доносить в полицию на сограждан, осмеливающихся использовать не только печатно, но и в частных беседах выражения «нормальная семья», «нормальная половая ориентация», – ведь для подобных «преступников» во Франции предусмотрено тюремное заключение, а гигантские подразделения служб порядка специализируются не на террористах (этих идейных наследниках парижского путча 1789 года), а исключительно на преследовании инакомыслящих; лобби извращенцев диктуют условия политикам, вынужденным обещать, что какая бы партия ни пришла к власти после президентских выборов 2017 г., закон об однополых «браках» не будет отменён, а содомиты с трибадами получат-таки право усыновлять детей; члены правительства усердно рекламируют образовательные программы, дрессирующие французов, с ясельного возраста, подчиняться новой вере, утверждающей относительность понятий «мужчина» и «женщина», – Россия же, утвердившая благой закон о прекращении пропаганды половых извращений в школах, со смаком расписывается субсидируемыми СМИ как «нацистский ад на Земле». Другими словами, демократические шарлатаны добились лекарского места не для реанимации Франции, но чтобы окончательно размыть психические границы народа: смертельная для этноса патология была переквалифицирована в одну из форм здоровья, а призыв к человеческой норме объявлен уголовным преступлением, ересью, нещадно караемой республиканскими инквизиторами, обычно снисходительными к своим идейным собратьям – бандитам, готовящимся стать террористами.

Пятая французская республика – агонизирующая шизофреничка, не подпускающая к себе врачей, способных спасти её благодаря своей профессиональной жёсткости с пациенткой. А терапия эта требует срочных мер: выхода Франции из ЕС (что развалит бюрократического монстра, одновременно излечив весь континент); пересмотра давно устаревшей «Конвенции о статусе беженцев» 1951 г.; лишения французского гражданства всех получивших его с 1962 г. и высылки их из страны (как этнических европейцев изгнали из североафриканских департаментов Франции, созданных шестью поколениями их предков); установления столь высокого государственного жалования (а не пособия!) француженкам за рождение детей, дабы между карьерой матери и инженера, адвоката, журналиста, профессора… большинство гражданок Франции выбирали первое; восстановления смертной казни, в том числе за государственную измену, а также организации «Нюрнбергского процесса бис» для суда над политиками, уничтожившими «ливийский замόк», запиравший Африку до убийства Муаммара Каддафи, и тем оберегавший Европу от беззастенчивой демографической агрессии, – вот лишь несколько спасительных хирургических вмешательств, которые, естественно, Франция не готова принять психически.

Именно потому кровавое представление на парижской сцене застарелой гражданской войны смертниками (кстати, давно известными спецслужбам, но... арестовывать «новых французов» чревато потерей миллионов избирателей – так демократия, в который раз, принимает на свою вялую грудь преступников против человечности) абсолютно не меняет прогноза болезни: нация, некогда задававшая тон всему миру, продолжит умирать в муках и нужде, хуже – презираемая юными дикарскими этносами, уважающими лишь насилие, ибо исполненными неистребимой воли к жизни.

Базель, Швейцария