Владимир КАРПОВ. ПЛОТНИК ИОСИФ. Отрывок из нового романа

Автор: Владимир КАРПОВ | Рубрика: ПРОЗА | Просмотров: 322 | Дата: 2015-10-27 | Комментариев: 0

 

Владимир КАРПОВ

ПЛОТНИК  ИОСИФ

Отрывок из нового романа

 

«Евангелия не сообщают, – уводила она в свои палестины, – сколько лет было Марии, родившей Иисуса, и сколько её мужу Иосифу. Говорится лишь, что они были обручены, но не сочетались. Названы имена четырёх братьев и двух сестёр Иисуса. Двоюродные это братья и сёстры или родные, и откуда они взялись? – Библия также умалчивает.

Поздние источники называют возраст: Матери Марии при рождении Младенца было пятнадцать, а её мужу, Иосифу, восемьдесят восемь. Можно предположить, что эти труды для того и были написаны, чтобы старостью Иосифа объяснить отсутствие близости между обручившимися супругами. Но плотник Иосиф был древнего царского рода, его прямой предок Авраам, прародитель народов, в восемьдесят шесть лет только родил первенца. В сто –  родился Исаак, от которого пошли иудеи. Моисею Господь явился на горе Синай в восемьдесят лет, а после этого он ещё сорок лет водил свой народ по пустыне.

Иосиф, оставшийся после смерти первой жены с шестерыми детьми, брал юную Марию не как ещё одного ребёнка или служанку, а как жену – иначе, зачем бы он обручался? Он ходил на плотницкие работы, кормил громадную семью, и готов был рожать ещё и седьмого, и десятого – сколько Бог пошлет.

Мария с трёх лет росла при Храме, была религиозной и необыкновенно красивой – священнослужители отдали её благопристойному старцу, боясь польститься и впасть в грех.

Бог судил иначе. Жене Иосифа, Марии, выпало исполнить  древние пророчества: родить Мессию. Счастлив ли был он, плотник? Или принял Божью волю, явленную ему ангелом, как наказание?

С каким сердцем человек, проживший почти век в Галилее, где все его знали и ценили, где был трудами построенный дом, хозяйство, где взял он красавицу галилеянку в жёны, – уходил в Египет, потому что Младенцу, названному волхвами Царем Иудейским, грозил гибелью царь Ирод? Ему было восемьдесят восемь – кто смел называть его старцем, когда он, бросив нажитое, шёл с женой и семерыми детьми в новые земли?! И обосновывался там, и плотничал, и строил, зарабатывал на хлеб семье своей, дожидаясь, и дождавшись, конца царя Ирода, чтобы вернуться в Иудею?! И снова дорога, и вновь обустройство!

Во имя Господа? Или из любви, которую Господь вложил ему в сердце к юной женщине, взятой им из Храма?

А как он мучился, побеждая плоть, ночами, слыша дыхание молодой красавицы жены, видя в полутьму текучие очертания её?

Господь ей заповедовал остаться Девой. Крепкий плотник, немало повидавший за жизнь, только изумлялся, и ещё больше благоговел перед Марией, способной прожить в чистоте духовной и телесной. Она была Избранницей, следующей Божьему наказу, посвящая свою земную жизнь Сыну.

И так порой тяжко становилось – невмоготу! – но глядел на него маленький Иисус, и такие озаряющие лучики шли от всего лика Его – полвека с плеч!

Старшим своим детям Иосиф чего-то не додавал, чего-то и объяснить не мог, или не хотел, занятый обычными для молодого мужчины делами или развлечениями. Теперь он видел, что всё это преходяще. Господь не зря приставил его к Иисусу: не многие из бревен могут поставить ровный сруб, сделать стол, стул или выстругать домовину. Да и людей Иосиф повидал на своём веку, нанимаясь плотничать как к богатым, так и помогая по строительству бедным. А сколько дум было передумано, в долгом молчании орудуя топором или снимая белую стружку дугой скобеля? Ему было что поведать маленькому Сыну Божьему, и он не жалел на Него ни времени, ни сил. 

Иосиф был добр, и знал, как трудно жить с добрым сердцем? Младенец обладал добротою в сердце, с которой человеку жить невозможно. Его тянуло к убогим, нищим, несчастным. Сирые и обиженные люди рядом с Иисусом распрямлялись и полнились светом непонятной веры.

Старец понимал, что если при рождении Младенец был не угоден царю Ироду, то разве когда-либо найдётся  царь, которому Он будет угоден?

Представим себе столетнего Иосифа, когда на празднике Пасхи в Иерусалиме потерялся Иисус, которому было двенадцать. Иосиф и Мария сходили обратно в Назарет, обошли родственников и знакомых, снова за день пути вернулись в Иерусалим. И через три дня нашли Иисуса в храме. «Он сказал им: зачем было вам искать меня? Или вы не знали, что мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему? Но они не поняли сказанных Им слов».

В Иудее было принято жить для сына своего, стараясь дать ему больше, чем дали им их отец и мать. Но всё для того, чтобы сын завёл свою семью, и жил для своего ребёнка, который должен был продолжить род, накапливая и укрепляясь. Так петелька за петелькой ткалась вязь, имя которой народ, а народ и воплощал в себе – тело Божье.

И не было на Иудее пророков, живших вне семьи.

Могла ли иудейская семья принять Мессию, для которого дом – небесные своды, а семья – люди и народы, идущие за Ним?

Иосиф не дожил до тех дней, когда многие и многие из народа пошли за Иисусом и когда те же люди, став толпою, побивали его каменьями и кричали «распни».

Но перед кончиной дней, в сто одиннадцать лет – три единицы, – старцу, которому с восьмидесяти восьми лет стал являться Ангел, открывался тяжкий путь, уготованный Иисусу. И видения Голгофы с распятием Сына являлись в бреду или вещих старческих снах.

Винил ли себя Иосиф плотник, который мог остаток жизни счастливо высекать белую закругляющуюся стружку из доски, баловать плоть женщинами и веселить душу пенящимся вином, что это именно он, земной мужчина, явил Божьему Сыну пример самоотречения, и проторил путь, где всему мера воля Божья?».