НЕКРОЛОГ. УМЕР ЮРИЙ МАМЛЕЕВ

Автор: | Рубрика: ПАМЯТЬ | Просмотров: 554 | Дата: 2015-10-26 | Комментариев: 1

 

Владимир БОНДАРЕНКО

УМЕР НАШ ДРУГ ЮРИЙ МАМЛЕЕВ

 

Печальная новость – один из лучших русских писателей, основоположник метафизического реализма, классик ХХ века, автор романов “Шатуны”, “Мир и хохот”, “Блуждающее время”, давний друг и автор нашей газеты Юрий Мамлеев скончался 25 октября в больнице на 84 году жизни.

Юрий Витальевич Мамлеев родился в Москве в 1931 году, в 1956 году закончил Московский лесотехнический институт по специальности инженер. До 1974 года Мамлеев преподавал математику в вечерних школах, одновременно занимаясь литературной деятельностью. Написал сотни рассказов, два романа, получившие широкую известность в самиздате. В его квартире в Южинском переулке в 60-е годы собирались многие деятели "неофициальной культуры" того времени от Александра Дугина до Александра Проханова.

 Из-за невозможности публиковать свои авангардные произведения в СССР Юрий Витальевич вынужден был в 1974 году выехать в США, а спустя девять лет во Францию, но как только появилась возможность, он вернулся на родину.

Как говорил сам Мамлеев: “Несмотря на признание в Европе, на знакомство со многими французскими и американскими писателями, у меня всегда было сильнейшее желание вернуться в Россию, внутренне я никогда с ней не расставался. И это было больше, чем ностальгия. Там я перечитывал всю русскую классику, чтобы ещё глубже понять страну, в которой родился, на языке которой пишу. У меня не было никаких сомнений в том, что Россия остаётся моей родиной, что как только будет возможность вернуться – я это сделаю. Так и произошло”.

В эмиграции у него и возник философский проект “Вечной России”, объединяющий все направления русской литературы. Позже, в интервью “Московскому комсомольцу” Юрий Витальевич сказал: “Именно тогда я в полной мере почувствовал, что в человеке живёт мистическая любовь к родине. Я попытался понять, почему ностальгия у эмигрантов так остра, почему некоторые в своё время возвращались в Россию, зная, что идут на верную смерть или на ГУЛАГ. В своих внутренних изысканиях я снова обратился к русской классике как к отражению души народа и, конечно, общался с эмигрантами. Всё это и сложилось в итоге в определённую доктрину, которую потом нужно было вывести на метафизический уровень, связать с источником Абсолюта. Здесь уже помогли мои философские знания. Они помогли мне описать не только Россию, которая существует здесь, на земле, но и духовную Россию в невидимых мирах, о существовании которых говорят и все религии, и сама метафизика, и духовный опыт людей на протяжении всей человеческой истории. Так сложился космологический образ России. Идея её духовной миссии, её духовной сути. Я уверен, что она должна стать такой страной, которая сможет установить мир между различными государствами. И хотя это кажется утопией, без такой веры жизнь невозможна”.

Я бывал у него дома, часто беседовал с ним, уникальнейший человек. Думаю, что в его лице русская литература потеряла одного из классиков 20 века. Думаю, его книги будут читаться, пока жива Россия. Потому что это уникальнейший писатель, который повлиял на развитие молодой литературы новой России. Его ценили все, и левые и правые.