Владислав ВЫСТАВНОЙ. НАШ ПУТЬ. Эссе

Автор: Владислав ВЫСТАВНОЙ | Рубрика: ПУБЛИЦИСТИКА | Просмотров: 513 | Дата: 2015-10-20 | Комментариев: 3

 

Владислав ВЫСТАВНОЙ

НАШ ПУТЬ

   

На нас обратили внимание.

О нас заговорили.

Нас ненавидят.

Нами восхищаются.

Нас уже почти не было – но вот мы появились снова – как чёрт из табакерки, и с этим придётся считаться всему миру. Но даже не в этом дело, главное – что-то волнующее, знакомое, но давно забытое шевельнулось в душе каждого из нас. Страна напоминает больного, вышедшего из комы, сорвавшего с вен капельницу и с удивлением оглядывающегося по сторонам: уровень нефтедолларов в крови упал, и болезненно, с "ломкой" наступает трезвость.

Так что же случилось? Отчего вокруг России поднялся весь этот вой? Откуда бесконечный поток безумных обвинений, совершенно нелогичных, сумбурных, явно слепленных в какой-то необъяснимой панике?

А ничего сверхъестественного не случилось.

Мы просто стали сами собой.

Ведь сколько ни играй в баскетбол и ни отплясывай хип-хоп – негром от этого не стаешь. И московская фондовая биржа не сделает из нас американцев.

Мы такие, какие есть. И наша роль в этом мире – вовсе не та, что четверть века нам навязывали извне. Более того, наша сущность несовместима с внешним управлением, с рецептами, прописываемыми недоучившимися "докторами". Мы мучительно долго искали для себя новые смыслы, при этом зачем-то стыдливо пряча яркую, восхитительную истину.

Мы нация, созданная, чтобы вдохновлять и вести за собой.

Дарить надежду, веру в себя, веру в будущее.

Протягивать руку помощи, радоваться общим победам.

Мы просто обязаны поражать воображение всего окружающего мира – без этого мы перестаем быть собой.

Вспомним последние годы Советского Союза – великой страны, которая не стеснялась роли вдохновителя и идейного лидера. Да – всё трещало по швам, да – очереди, дефицит, страх перед будущим. Но в это же самое время мы выводим на орбиту станцию "Мир", запускаем систему "Энергия-Буран", проводим антарктические экспедиции, наши военные самолет вызывают шок у экспертов в Ле-Бурже. И до последнего момента никому даже в голову не приходило, что всё это можно отдать в обмен на колбасу и джинсы.

Есть вещи, на которых великие не экономят. И отказавшись от всего этого, мы перестали быть великими.

Перестали быть самими собой.

И дело даже не том, чтобы надуваться от национальной гордости и поплевывать сверху на соседей – водится за нами и такой грешок, который тоже неплохо бы в себе преодолеть. А дело в способности следовать высоким, непонятным для многих ориентирам, когда, забыв тщательно взвесить "за" и "против", мы делаем то, что велит нам нечто более важное, тонкое, истинное. Не будь в нас этого – не было бы фантастического, сравни с рассказами барона Мюнхгаузена, но вместе с тем потрясающе реального перехода Суворова через Альпы, и не было бы у великого полководца повода воскликнуть: "Я русский! Какой восторг!".

Не было бы сбивающей с толку врагов революционной тактики морского боя адмирала Ушакова, открытие которой впоследствии с лёгкостью приписали себе английские адмиралы.

Не было бы завистливых и лживых рассказов иностранцев о "потёмкинских деревнях" и новых городах, как грибы выросших в только что отвоёванных у татар и турков степях Новороссии.

Много чего бы не было. Но из истории глав не выкинешь, и, слава Богу, мы не забыли, кто мы есть на самом деле.

Надо было просто решиться.

Поднять заплывшие от тупой сытости и глаза – и, наконец, прозреть.

Глядя на заходящуюся в огненном шабаше Украину, мы словно глянули на себя в зеркало – и ужаснулись. Ведь это мы и есть – просто прошедшие чуть дальше по пути саморазрушения, потери идентичности, чувства собственного достоинства, но главное – собственного будущего. И нужно благодарить Бога за то, что, несмотря ни на что, мы всё ещё не лишились разума и воли.

На счастье мы были готовы – правда, ещё не знали, к чему. Какой-то прививкой от грядущей смуты стала Южная Осетия. Тогда мы решились пройти против всех – и не сдали своих. Наверное, в тот момент и пришло понимание: мы – это всё ещё мы. Потрёпанные "реформами", доверившиеся лживым обещаниям, потерявшие в разы больше, чем получившие взамен, но всё ещё те самые наследники былого величия – да что там, простого самоуважения, естественного ощущения своего места в этом мире. С этого момента вопрос встал чётко и безальтернативно: мы – это мы, или нам только почудилось?

В отличие от нас, враг сразу всё понял правильно: прежняя Россия отчего-то не издохла, не развалилась на куски, не растворилась в вареве Всемирной торговой организации, её зубы не разъело сладостью дешевых кредитов. Нас купили? Почти. Нефтедоллары развратили нас, отучили созидательно трудиться, стремиться к большим достижениям.

Но так уж мы устроены, что деньги для нас – не всё. Помните знаменитую русскую хандру, гончаровского Обломова? Внешнее благополучие не может задавить в нас человечность. Мы всё ждём чего-то большего.

Но чего именно? Подвига? Возможно. Тут важно понять: люди любого народа способны на подвиг. Но какой ещё народ способен на подвиг целиком? Да и что такое вообще – подвиг? Первое, что приходит на ум – это нечто нерациональное, на грани безумия. И если отдельный человек имеет право на безрассудный поступок, имеет ли на это право целая нация? Тут проходят перед глазами жуткие примеры стран и народов, вообразивших себя исключительными, взявшими на себя право вершить судьбы мира. И если нацистская Германия давно сгинула в небытие, то "кое-кто на Западе" продолжает всерьёз говорить о себе как о высшей, исключительной силе. В современном мире, битком набитом смертельными угрозами, такие заявления вызывают неприятный холодок. Особенно если эти "кое-кто" не останавливаются перед прямым, ничем не обоснованным применением силы.

Нет, мы вовсе не утверждаем своё превосходство или, не дай Бог, собственную исключительность. Мы просто говорим о свойственном нам месте в истории. И так уж повелось, что наша роль – не навязывать свою точку зрения. Наш путь другой.

Показывать пример. Воодушевлять. Ужасать.

На примере нашей многострадальной родины весь мир учится, как надо делать или напротив – чего следует избегать любой ценой. Пример первой страны победившего социализма до сих пор ведёт за собой половину человечества – что Китай во главе с компартией, что передовые страны Европы с её неловко замаскированным, доведённым порой до абсурда социализмом. Бесчисленное множество социальных, экономических, научных достижений – всё, что с удовольствием и за бесценок взято у нас и теперь продаётся нам же в красивой обёртке иностранных компаний – вон она наша роль! Донор идей, мотиватор прогресса, вдохновитель борьбы за справедливость – вот та роль, от которой мы отказались в начале "девяностых" взамен на...

Чёрт возьми, взамен на что?! Если начать перечислять достижения "демократического" режима, становится горько и даже как-то неловко.

Ничего мы не получили. Кроме урока – и этот урок мы должны выучить как следует – слишком уж дорогой ценой он нам дался. А вывод из этого урока очень прост: мы такие, какие мы есть, и попытавшись поменять нашу природу, нашу суть и наше предназначение, мы просто сгинем как страна, как нация. Вопрос в том, согласны ли мы раствориться в общем котле глобализации?

Лично я ничего не имел бы против единой общечеловеческой семьи. Как в "Туманности Андромеды" Ивана Ефремова. Но великий утопист предлагал объединиться во имя добра и созидания. Нам же предлагают объединиться под властью международных корпораций. Хотим мы этого?

Мы уже дали ответ.

И реакция на этот ответ красноречива. Нам отказано в нашем месте, в нашей роли, нашем самоопределении. Точнее, было бы отказано, будь у наших врагов достаточно сил, чтобы не дать нам подняться. Но не стоит обольщаться – у них достаточно сил и подлости, чтобы ещё долго ставить нам палки в колёса.

Ведь всё это уже было. Те, кто делает ставку на собственную исключительности, пытаются решать судьбы мира. Почему-то решение им видится в реках крови, что проливаются вдали от их чистых домов с бассейнами и газонами.

И, как обычно, заваренную ими кашу расхлёбывать приходится нам. Хорошо это или плохо – я не знаю. В чём я уверен – так в том, что спасение мира от зла, творимого другими – это и есть наша особая роль в этом мире. Точнее – одна из ролей. И заметьте – наши победы над чужими монстрами принимаются миром совсем иначе, чем сомнительные победы наших оппонентов.

Вспомним освобождение Европы от фашизма советскими солдатами: море цветов и улыбки людей, танцы на улицах, надежда на светлое завтра.

И вспомним "освобождение" Кореи, Вьетнама, Ирака, Афганистана, Ливии... Кто улыбался этим "освободителям", кроме международных террористов, получивших оружие и полную безнаказанность?

Но неужели американцы или европейцы такие плохие, а мы – ангелы во плоти?

Вовсе нет. Просто у нас разная роль в этом сложном мире, и наивно пытаться переделать природу стран и народов. Понимают ли это те же американцы и их сателлиты или сознательно разрушают всё, что не способны изменить силой убеждения, – для истории не имеет значения.

Потому что история всё расставляет по своим местам. И она, история, творится прямо сейчас – у нас на глазах.

Два миллиона крымчан мгновенно, без единой капли пролитой крови, уходят к нам. Почему? Потому что люди стремятся туда, где мир, добро и справедливость. Донбассу повезло меньше: он вскипел – но завяз в борьбе с опомнившимся злом. И странное дело: чем дальше, тем меньше в мире сочувствующих обезумевшему киевскому режиму, тем больше понимания нашей позиции. Почему?

Потому что "там" снова ощутили нашу страну в прежней, почти забытой уже роли – борца за справедливость, хранителя непреходящих ценностей, лидера, не боящегося бросать вызов настоящему злу, прямо говорящего то, что на самом деле прячется в душе каждого нормального человека.

Мы просто делаем то, на что не решаются остальные. Но я уверен – наш пример снова начнёт вдохновлять прогрессивные силы всего мира, загнанные, придушенные, забитые.

И в отличие от тех же американцев нам не нужно вдалбливать непонятливым идеи демократии и прочих "истинных ценностей" при помощи бомб и снарядов. Мы вообще не навязываем никому своих ценностей. Но каким-то чудесным образом наши идеи, как круги на воде, расходятся от нашей страны, воодушевляя других, даря им силы.

Потому что такова наша судьба – и нам от неё не уйти.

Это мы видим в Сирии. Горстка самолетов, несколько ракет, казалось бы, теряющиеся на фоне обрушившейся на регион американской и НАТОвской мощи – и такой бешеный резонанс во всём мире!

В чём тут дело? Что произошло? Всё дело в эффективности наших ударов?

Не только. Всё дело в нас. Поразительно – но в России до сих пор видят спасительницу от любого зла на этой планете, и наши удары – это больше, чем бомбардировка.

Потому что за ними не стоит бездушная жажда наживы, пренебрежение к простому человеку, к жизни вообще. Мы чётко видим зло – и бьём в точку. Потому что мы понимаем зло именно так, как его понимает каждый нормальный человек, независимо от религии и социального статуса.

Именно человечность наших действий, наивная на первый взгляд, отличает нас от наших оппонентов. И люди это чувствуют.

Впрочем, как и враги. Нам трудно будет удержаться на этом пути – но ведь и пути другого у нас нет. Все шаги "не туда" всегда заканчивались для нас катастрофой. Но сейчас всё получится. Должно получиться.

Недруги говорят: это всё Путин. Уйдёт он – и всё вернётся в привычное русло. Читай – откатится в унылое нефтяное болото и полную подчинённость мировому закулисью. Но возникает вопрос: если политика лидера настолько совпадает с ожиданиями народа – не говорит ли это о том, что впервые за долгие годы вектор власти и вектор народных ожиданий в значительной мере совпал? А значит, мы движемся правильно – главное на этом пути не споткнуться, не запутаться в собственных ногах.

Но что-то подсказывает: не на этот раз. И испытания последних двадцати пяти лет, эта горькая чаша – тяжкий, но полезный урок нам и всему миру: не пытайтесь продать собственную душу за тридцать сребреников. Это не принесёт прибыли, и уж точно – не принесёт радости.

Но что конкретно влечёт за собой восстановление истинной роли нашего народа, нашей страны в этом мире?

А влечёт оно не столько привычные блага и преференции, сколько ещё более активную позицию нашей страны и каждого её гражданина, больше ответственности, больше страсти, больше борьбы за собственные идеалы, если угодно. Ведь вдохновлять других одними воздушными ударами по террористам мало.

Следующий удар должен быть нанесён по нашим собственным проблемам и недостаткам. И что бы не ныли скептики, я убеждён: мы можем. Просто потому, что на нашем пути мы не раз делали то, что потрясало воображение всего мира.

Мы остановили Орду и спасли Европу от ига. Мы прорывались в Сибирь, осваивая колоссальные просторы, умудрившись даже освоить немалые территории Америки. Волей Петра за несколько лет из полуазиатской страны мы превратились в европейскую державу с мощной армией и флотом. Мы потеряли флот при Цусиме – и создали ещё более мощный. Мы рухнули в пучину Гражданской войны – и выросли в индустриального гиганта. Мы освободили Европу и Азию от фашизма. Мы первыми полетели в космос.

И заглядывая не очень далеко в будущее, я знаю, что надо требовать от самих себя, помимо банального материального благополучия.

Нужно изменить сам принцип существования страны, позиционирования её в окружающем мире. Мы должны ставить цели, способные поразить воображение – и иностранцев, но главное – наше собственное. Мы должны подымать промышленность, осваивать Арктику, осуществлять научные прорывы. Наша медицина должна выйти на первое место в мире. Наше образование должно стать эталонным – и пусть весь мир ориентируется по нашим стандартам.

В конце концов, мы должны первыми полететь на Марс.

И дело не в пустых амбициях, дело в горизонтах и целях, которые с неизбежностью подымают и уровень самосознания, а следом – и тот самый уровень жизни. Потому что для нас уровень жизни – не самоцель, и о том замечательная фраза из фильма "Курьер": "Носи (пальто) и мечтай о чём-нибудь великом".

Нам не нужно ничего выдумывать, ломать, перестраивать.

Мы просто должны снова стать самими собой.