Андрей КАНАВЩИКОВ. КОЛЛЕКТИВНЫЙ ВОЛАН-ДЕ-МОРТ. Полемические заметки

Автор: Андрей КАНАВЩИКОВ | Рубрика: ПОЛЕМИКА | Просмотров: 886 | Дата: 2015-09-21 | Комментариев: 4

 

Андрей КАНАВЩИКОВ

КОЛЛЕКТИВНЫЙ ВОЛАН-ДЕ-МОРТ

 

Ни одна патриотическая дискуссия не обходится без темы еврейского засилья. С равным жаром еврейство обвиняется то в борьбе с христианством, то в борьбе с истинным коммунизмом, который извратили всякие там бронштейны-апфельбаумы.

Совсем свежая справка попалась недавно в сети по поводу национального состава нынешнего украинского руководства. Кто бы сомневался. Президент – еврей (Вальцман), Турчинов – еврей (Коган), премьер – еврей (Бакай), министр финансов – еврей (Шлапак), Парубий – еврей, вице-премьер – еврей (Гройсман)…

Недалеко от официальной власти в Киеве ушла и оппозиция. Когда Тимошенко – еврейка (Капительман), Кличко – еврей по отцу (Этинзон), Тягнибок – еврей (Фротман), Ярош – не просто еврей, но ещё и хасид.

Подсчитано даже, что составляя 0,2 процента населения нынешней незалежной, евреи занимают 62 процента мест в кабинете министров и 43 процента в Верховной Раде.

Как ко всему этому следует относиться? Особенно если учесть, что похожие статистики возникают практически всегда, когда любое общество сталкивается с какой-либо нестабильностью и неадекватом. И чуть только в воздухе повеяло проблемами, то, как пить дать, откуда-нибудь да вынырнет хоть одна еврейская процентовка.

Уж, казалось бы, Барак Обама… Как ни смотри на него – вроде всё ясно, смугл, курчав, папа – чёрный кениец. Однако, стоило залихорадить США с их долгами и провальной внешней политикой, как с каким-то фатальным динамизмом пошёл вброс информации о еврейских корнях нынешнего президента.

Алгоритм прослеживается предельно чёткий: чуть что плохо – виноваты евреи. И если где-то плохо, то, значит, рядом есть еврей или евреи. Первыми эту страшилку филигранно использовали нацисты с подачи белоэмигрантов из СССР. А сейчас, похоже, мы имеем дело с обычной, рутинной практикой.

Дорогу где в России не так заасфальтировали? – А чего ж вы хотите – дело в евреях в правительстве. Украину колобродит? – Так с евреями её и не так повернёт! Обама чудит? – А чего вы хотите от полукровки Барри Соеторо?

Регулярно то в одной, то в другой патриотической концепции евреи превращаются чуть ли не в движущую силу всех кардинальных процессов. И нагляднее всего эта схема проявляется при разговоре о русской революции. Которая якобы была сделана евреями и ради евреев.

У Бунина в «Окаянных днях» приводится исключительная по своей выразительности формула: «Рассказывают, что Фельдман (большой жидовский начальник на юге России) говорил речь каким-то крестьянским «депутатам»:

– Товарищи, скоро во всём свете будет власть Советов!

И вдруг голос из толпы депутатов:

– Сего не будет!

Фельдман яростно:

– Это почему?

– Жидов не хватит!».

Внешне вроде бы всё правильно. И все эти процентовки. И фамилии. И специфический национальный состав. Только вот куда заводят все эти акценты и уточнения? Ведь реально получается, что без евреев ни революции в России не было бы, ни майдана на Украине, ни Обамы, ни пятен на солнце.

Совсем недавно говорили с одним хорошим русским человеком. И снова звучала вся эта шарманка про прозорливца Есенина, который вывел на чистую воду евреев в «Стране негодяев», да про монстра Троцкого, приехавшего из Америки.

– Но ведь тогда получается, что русские – это беспомощные амёбы, с которыми можно проделывать всё, что угодно!

– Я не про русских говорю, а про евреев. За ними сила, за ними деньги, за ними влияние!

– Но мне как раз не интересны евреи. Бог или дьявол с ними, пусть сами решают, что милее! Мне русские интереснее. И как же русские выглядят по такой схеме?

– Как ни смотри, Троцкий не станет русским! Да и все остальные не станут!

– Пусть евреям остаётся их, еврейское. Давай про русских говорить…

– Но нельзя говорить про русских, если не понять силу еврейства!

Ну, и так далее. Дальше пошли лишь вариации и нюансы сплошной глухариной песни про демонических евреев, которые мановением мизинца могут перекраивать империи и континенты.

В действительности евреи – никакие не демоны. Никаких особых секретов владения миром у них нет. А что же тогда есть?

А есть необыкновенная мобильность и почти фантастическая отзывчивость на внешние раздражители. Чуть только где запахло жареным, чуть только где затевается революция, переворот или другая подобная заварушка, евреи появляются, как черти из табакерки. Появляются потому, что прекрасно понимают: там, где революции и заварушки, там всегда начинается передел собственности, там всегда пахнет властью и лёгкими деньгами.

В сочетании с национальной солидарностью евреев в конечном итоге и получается, что они всегда на острие и всегда в гуще перемен. Когда другие раздумывают и маются сомнениями, евреи действуют.

Писатель Владимир Солоухин рассказывал в своём романе «Последняя ступень»:

«О том, как поощрялся процесс внедрения и заполнения, мне рассказывал некто по фамилии Богорад. Когда я пришёл работать в «Огонёк» в 1951 году, там дорабатывали ещё до пенсии остатки прежних, со времён Евгения Петрова (то есть с тех времен, когда Евгений Петров был редактором «Огонька») кадров вроде Ступникера, Фанштейна и этого Богорада. Богорад-то мне и рассказал, как начиналась его журналистская карьера. Он приехал в Москву по известной нам схеме и сразу пошёл в газету, сейчас уж, право, не помню, в какую, «Гудок» или «Труд», где и заявил, что он хочет работать в газете. Этого было достаточно, чтобы его зачислили в штат. Но так как он ничего тогда не умел, ему поручили ежедневно писать сводку погоды. Четыре строчки. Этим он занимался несколько месяцев, пока не пообтёрся, не поднаторел и не стал выходить на полосу с маленькими хроникальными заметками. Положим, он многого не достиг ввиду полной своей бездарности и окончил трудовой путь заведующим отделом писем в «Огоньке». Но всё же проскрипел же всю жизнь заведующим отделом одного из главных журналов».

Повременим пока с гневом насчёт ловкача Богорада и рассмотрим ситуацию под несколько иным углом. Что было бы, если бы в Москву ринулся некий русский Иванов и пошёл бы к другому русскому, который имел все возможности устроить его в центральное печатное издание?

Попросту не взяли бы на работу этого Иванова. Сказал бы ему некий Петров:

– А едь-ка ты, ванька-лапотник, туда, откуда приехал! Копайся в навозе и дальше.

Богорада же, хоть и напрочь лишённого всяких способностей, его начальник-соплеменник, ничем ничуть не смущаясь, тут же взял на работу. Хоть прогноз погоды, да в «Огоньке»!

Разница очевидна. Причём, не просто очевидна, а буквально кричаща. Совсем недалёкий пример с министром печати Мироновым. Русский министр у власти. Масса возможностей для выделения грантов русским изданиям, для трудоустройства десятков и сотен русских людей с правильной жизненной позицией.

Вместо этого, практически без разминки, следует парочка публичных демаршей с воинственными интервью и вполне предсказуемая отставка. В итоге ни одному русскому от министерского портфеля Миронова ни жарко, ни холодно не стало. И там, где за одним евреем уже стояла бы стена из нужных людей, русский человек оставил пустоту. Тем самым освободив министерское кресло всё тем же евреям.

Сверхмобильный Богорад решительно поехал в Москву, зная, что его в любом случае не бросят. Мог ли в аналогичной ситуации в Москву поехать русский человек? Нет. Если не верите, попробуйте сейчас, имея русское имя и русскую внешность, попроситься хоть на должность третьего помощника второго курьера в какую-нибудь реально денежную фирму.

Вот и вся мудрёная философия якобы еврейской всесильности и влияния. Мобильность и национальная спайка.

Нет никакого противоречия и в том, когда еврейские фамилии начинают всплывать то возле Гитлера (который, кстати, сам классическая полукровка), то возле иных нацистских лидеров. Евреи, остро чувствующие деньги и те ситуации, где можно конкретно заработать, как правило, не заморачиваются с идеологиями.

Вот и помогают поклонникам Бандеры и Шухевича, впрямую финансируя откровенно антиеврейские организации, и Коломойский, и многие другие его соплеменники. Помогают, потому что знают: на войне они всегда заработают.

Илья Гринберг («Марком»), выделивший украинской армии минимум 10 млн. гривен на войну, прекрасно понимает, что каждая копейка рано или поздно вернётся ему с процентами. Полагая, что от США ему так или иначе зачтётся за преданность в борьбе с Россией.

Ничего личного, никакого демонизма и запаха серы, сплошной бизнес. И сплошная логика.

При этом очевидным фактом является и то, что при стабильности власти, при отсутствии ставки на революцию или иное социальное потрясение, евреи властью интересуются в гораздо меньшей степени. Всё по тем же пресловутым процентовкам выходит, что при 80-90 процентах евреев в правительствах России и Украины соседняя с ними Белоруссия даёт аналогичный показатель не более 25 процентов. То есть вполне не демоническую цифру.

Какой изо всего этого следует вывод? Да просто, если вы хотите порядка в своём доме, то нужно любить своих родных и близких, заботиться о них, добиваться, чтобы им с вами было хорошо, а не будоражить себя лишний раз историями о том, что сосед с верхнего этажа «опять пьёт» или что сосед слева «снова в тюрьму угодил».

Конечно же, это нехорошо, что кто-то пьёт или попадает в тюрьму, но, прежде всего, следует обеспечивать гармонию и порядок у себя любимого, вокруг себя, а уже потом предаваться вселенской печали. Алгоритм действий очень хорошо прописал Владимир Буковский:

«– Почему именно я? – спрашивает себя каждый в толпе. – Я один ничего не сделаю. И все они пропали.

– Если не я, то кто? – спрашивает себя человек, при­жатый к стенке. И спасает всех».

Поэтому в умозрительном разговоре о демонических евреях меня больше всего тревожат не они. Скажу даже, что это было бы удивительным, если бы евреи не попытались оседлать революцию 1917 года.

Было бы странно, если бы тот же Троцкий не начал рано или поздно создавать концлагеря для русских, Свердлов – расказачивать, а Каганович – взрывать храм Христа Спасителя. Местечковые обиды взывали к отмщению, как у Багрицкого в поэме «Февраль». Ничего в подобных действиях нет ни демонического, ни глобального.

Они, эти действия, способны доказать лишь уже названные мобильность и национальную спайку, ничего больше.

Часто даже создаётся впечатление, что сами евреи, если не склонны преувеличивать собственное влияние на мировые процессы, то, по крайней мере, это преувеличенное влияние весьма греет им душу. Совсем не праздный вопрос: разрешили бы кому-то другому, кроме как Александру Исаакиевичу Солженицыну, издать исследование «200 лет вместе» на почти тысяче страниц?

Издать вполне легально и массово. Не за собственные деньги и тиражом не 50-100 экземпляров на газетной бумаге. Издать и не сесть тут же в тюрьму «за разжигание и возбуждение».

А Исаакиевич издал. И даже в прокуратуру ни разу не сходил. Видимо, сама по себе правда, поданная под демоническим углом, не слишком страшна героям его повествования. Создавая лишнюю рекламу и имидж некоего коллективного Волан-де-Морта из детской страшилки про Гарри Поттера.

Тогда как русским людям нужно думать о русских. Почему? Да просто потому, что они русские. Всё равно ведь ни евреев, ни любую другую нацию мы не изменим и не заставим быть себе подобными. Как говаривал Юрий Энтин в песенке Дуремара:

О птичках поёт птицелов, 

О рыбках поёт рыболов, 

А я пиявках пою…

 

Пусть себе и поют. Как мы не можем изменить их, так они не могут изменить нас. Пока мы сами не захотим меняться, смирившись с тем, что, дескать, всё уже решил за нас некий золотой миллиард.

Главное, чтобы в собственном доме погода была хорошей и в головах не паника и хаос, а хотя бы трезвое спокойствие. А о евреях пусть Израиль думает.